Русский вождь Иосиф Сталин

Рубрика в газете: Космос, № 2018 / 33, 14.09.2018, автор: Вячеслав ПОТЁМКИН

 

Весной 1942 года, когда фронт по погодным условиям стабилизировался, ломали головы над тем, что лучше, обороняться или наступать, а если идти вперёд, то по каким стратегическим направлениям. Нужно было не только принять собственное решение, но, желательно, учесть в нём замысел противника. При примерном равенстве сил на фронте, кто угадал, тот выиграл.

 

Сталин чётко осознавал, что немцы уже не смогут вести наступление по всему фронту от Балтики до Чёрного моря. Если бы был на месте Гитлера, рассуждал он, то снова нанёс бы удар по Москве, обошел бы её с севера и юга клещами, а затем вышел бы к Горькому. В результате, в немецких руках оказалось бы основное промышленное и транспортное европейское ядро России, владея которым можно было потом последовательно взять русские войска в котёл на севере и далее на юге. Если же Гитлер вместо Москвы нанесёт удар на юге с целью выхода на Кавказ и к Волге, то потеряет лето, а зимой все эти войска сами окажутся в гигантском окружении, поскольку мы их заблокируем мощными ударами на Ростов и Киев и далее на Одессу.

 

 

Сталин имел полное право так думать, поскольку уже знал, что перемещённая на восток русская промышленность совершила чудо: она начала выпускать боевую технику гораздо в большем объеме, чем Германия: орудий и самолётов в два раза больше, танков – в четыре. Теперь каждый день усиливал русских и ослаблял немцев. Поражение фашистской Германии объективно становилось необратимым. Главное, следовало не допустить прежних крупных ошибок: пленения немцами армий и захвата промышленных центров.

 

В целом Сталин склонен был отдать начало лета 1942 года стратегической обороне, но нанося время от времени сильные удары в наиболее выгодных местах вместо общего ослабленного наступления.

 

Генштаб также стоял за то, чтобы за счет стратегической обороны изменить вначале соотношение сил в нашу пользу, а уже затем в середине или конце лета перейти в наступление.

 

У командующего Западным фронтом Жукова было своё особое мнение. Он считал, что в начале лета следует разгромить ржевско-вяземскую группировку немцев, находящуюся в 130 километрах от Москвы и могущую быть быстро ориентированной Гитлером на взятие столицы. Это заставит противника отказаться от крупного наступления, как в этом, так и в другом месте.

 

Возможно, что стратегическое планирование летней компании 1942 года осталось бы правильным, сталинско-генштабовским или даже жуковским, если бы в дело не вмешался Никита Хрущёв. Над Хрущёвым, партийным секретарём компартии Украины, после оккупации немцами фактически всей Украины повисла угроза ареста из-за первоначального лояльного отношения украинцев к немцам. Сталину быстро стало известно, что во многих городах, посёлках и сёлах украинские девушки восторженно встречали войска вермахта хлебом с солью. Хрущёву пришлось несколько раз выступать с обращениями к украинскому народу, в которых он призывал вести с немцами упорную партизанскую войну, но слова не возымели особого действия. Поэтому для спасения жизни, чтобы не умереть врагом народа, нужно было придумать такую военно-политическую акцию, которая бы понравилась Сталину и доказала небесполезность Хрущёва.

 

Хрущёв убедил главнокомандующего войсками своего направления маршала Семёна Тимошенко в том, что им счастливым случаем представилась возможность спасти советское государство путем эффективного упреждающего удара по немцам.

 

По инициативе Хрущёва был подготовлен и 22 марта представлен в Ставку доклад об обстановке, сложившейся на Юго-Западном направлении, с указанием о перспективах боевых действий в весенне-летний период.

 

В докладе было сказано, что на основании данных агентуры и показаний пленных можно сделать вывод о том, что немцы продолжат наступление на Москву, поскольку немецкие резервы сосредотачиваются против левого крыла Западного фронта. Наиболее вероятно также, что противник из районов Брянск и Орел попытается обойти Москву с юга и юго-востока с целью выхода на Волгу в районе Горький. На юге также следует ожидать наступления немцев с целью овладения нижним течением Дона и выхода на Кавказ к источникам нефти. Противник начнёт решительные наступательные действия в середине мая. С учётом вышеизложенного, войска Юго-Западного направления в период весенне-летней компании должны добиться основной стратегической цели – разгромить противостоящие силы немцев и выйти на Средний Днепр (Гомель, Киев, Черкассы) и далее на фронт Черкассы, Первомайск, Николаев.

 

Это был грандиозный план, осуществление которого привело бы к освобождению почти всей Украины. Генштаб в силу явной фантастичности предлагаемого плана доложил Сталину о невозможности успешного проведения такой крупной наступательной операции. Однако делу был дан ход, и необходимо было принять соответствующее решение.

 

Когда Хрущёв пошёл ва-банк, то понимал, что если его предложение будет сочтено Сталиным прожектёрским, то прожектёры, то есть Тимошенко и Хрущёв, будут отстранены от командования. Но, с другой стороны, Сталину должен был импонировать такой план, поскольку он сам под впечатлением побед под Москвой направил Военным советам фронтов и армий директивное письмо о достижении с приходом весны полного разгрома гитлеровских войск в 1942 году.

 

Зная психологию Сталина, Хрущёв угадал его реакцию. При отрицательном решении на план получалось бы, что Сталин, требуя инициативы от фронтов, эту инициативу подавляет. Поэтому Сталин, не согласившись с общим планом, предложит выполнить его в уменьшенном, частном виде, взяв, например, не Киев, что не реально, а Харьков, что вполне возможно. В этом случае он, Хрущёв, окажется на коне. Во-первых, по партийному первым откликнулся на директивное сталинское письмо, а во-вторых, в случае успеха продемонстрирует свой полководческий талант, в силу чего сможет стать маршалом.

 

Как Хрущёв предполагал, так и произошло. Юго-Западному направлению было разрешено провести лишь узкую операцию в целях разгрома харьковской немецкой группировки и освобождения Харькова, но только имеющимися силами без получения резервов от Ставки. Наступление было назначено на 4 мая.

 

Хрущёв ликовал, а Тимошенко приуныл. Всё же Ставка решила оказать наступающим посильную помощь. В виду того, что прибытие пополнения и поступление вооружения происходили не своевременно, срок наступления Ставка перенесла с 4-го на 12 мая.

 

Поскольку немецкое командование также решило наступать в этом же направлении, с целью захвата Кавказа и выхода к Сталинграду, то предварительное наступление русских именно в частной операции привело бы не только к полному разгрому советских войск превосходящими силами противника, но и к образованию гигантской свободной зоны для безостановочного движения немецких наступающих частей, выполняющих уже не тактическую, а стратегическую задачу.

 

Итак, карьеризм Хрущёва, искушённого воздействовать на политического лидера, привёл к тому, что страна, не подозревая того, опять из-за ублюдочности партийной верхушки оказалась на краю гибели.

 

11 мая подготовка к наступлению была завершена. Тимошенко издал приказ, а потом позвонил в Генштаб по ВЧ и сказал:

 

– Мы вполне уверены в успехе операции, желательно при докладе главному… не переносить назначенного времени.

 

В 17 часов сам Сталин связался с Тимошенко, дал согласие и пожелал успеха. Помощник маршала Тимошенко старший лейтенант Ермак записал в тот день в своём дневнике: «У маршала настроение бодрое и уверенное». Хрущёв тоже радовался. И не знали они ещё, что в силу своего головотяпства обрекли русский народ на дополнительные ужасные муки.

 

Сталин засыпал поздно, где-то в середине ночи, но в ночь с 11-го на 12-е мая совсем не смог сомкнуть глаз. Интуитивно он чувствовал, что зря поверил Хрущёву и Тимошенко. И эта ночь стала ночью раздумий.

 

Сталин всегда отчётливо понимал, что никогда не стал бы вождём русских, если бы сам по национальности был русским. Такой кажущийся парадокс Сталин объяснял для себя так. Задача большевиков, завещанная Марксом и Лениным, состояла в совершении международной революции. Исторически Россия и, главным образом, русский народ служили первым поленом, которое должно было эффективно сгореть, чтобы успешно заполыхал мировой революционный пожар. Из чего следовало, что гарантией доведения мировой революции до конца является максимальное отстранение русских от руководства страной и принятия стратегических решений о собственной судьбе.

 

Вопрос о том, какой народ вместо русского должен руководить мировой революцией, стать её ядром, был предрешён самим происхождением Карла Маркса. Иудеи породили Иисуса Христа, основателя всемирного христианства, иудеи же породили и Карла Маркса, основателя всемирного марксизма. Наиболее отчётливо положение о руководящей роли евреев в русской революции обосновал Ленин. По его мнению, революцию должны делать равноправные нации, но это равноправие есть обязательное фактическое неравноправие, направленное на пользу слабой нации. Поскольку евреи были более всего ущемлены при царизме и в достаточной степени многочисленны, чтобы играть историческую роль, то они автоматически должны иметь то преимущество перед русскими, что обладают «моральным» правом руководить ими. Именно они, евреи, с наибольшем энтузиазмом будут разжигать и поддерживать мировой революционный пожар, не давая ему остыть и увлекая своей деятельностью другие народы.

 

Поэтому во главе России после Октябрьской революции преимущественно оказались евреи. Для того, чтобы русский был включён в обойму политических руководителей высшего ранга, ему тогда следовало, по меньшей мере, жениться на еврейке. Так поступили товарищи Молотов, Куйбышев, Киров и другие. Также поэтому Ленин сквозь пальцы смотрел на действия Свердлова, отвечающего за партийные кадры. Свердлов отбирал в номенклатуру партии из двух кандидатур: умного и добросовестного русского и ленивого еврея – именно еврея.

 

Но костёр мирового пожара не разгорелся! Поэтому разумно было попытаться сохранить большевизм в самой отдельной стране его возникновения – России. Понятно, что евреи-политики сразу начали этому всецело противиться, поскольку при изменении государственной концепции от международного социализма к национал-социализму им пришлось бы расстаться с властью. Их лидером после смерти Ленина стал Троцкий.

 

Мне, Сталину, чтобы Троцкий не принёс СССР в жертву утопической идее мировой революции, пришлось стравить его с Зиновьевым и Каменевым, каждый из которых претендовал на роль руководителя страны. Пока они дрались между собой, я в качестве генсека планомерно выдвигал вперёд уже молодые русские кадры, не заражённые ортодоксальным марксизмом.

 

Троцкий, даже проиграв, продолжал верить в мировую революцию. В июле 1927 года на заседании Президиума ЦКК, которая собралась, чтобы окончательно осудить его, нагло заявил (вот она, стенограмма его речи):

 

– С чего началось это обвинение меня в маловерии? С пресловутой теории о построении социализма в одной стране. Мы не поверили в эту теорию Сталина… Мы не поверили в это откровение, которое имеет своей тенденцией исказить в корне Маркса и Ленина. Мы не поверили в это откровение, и поэтому мы – пессимисты и маловеры.

 

А кто был предшественником «оптимиста» Сталина, знаете ли вы?

 

Я принёс вам и вручу, если пожелаете, важный документ. Это статья Фольмара, известного впоследствии немецкого социал-патриота, написанная в 1879 году. Называется эта статья «Изолированное социалистическое государство»… А знаете ли вы, чем кончил Фольмар? Он кончил архиправым баварским социал-демократом, шовинистом.

 

Сталин с удовольствием закрыл папку, ему нравился намёк Троцкого на то, что он, Сталин, непременно будет шовинистом. Сталин ещё подумал о том, что Троцкий, жонглируя словами, не понимал, что Германия уже тогда, в двадцатые годы, делала скачок в промышленном развитии, подготавливая материальную базу для будущего Гитлера. Русские спорили и болтали, а немцы производили станки и паровозы.

 

Это я, Сталин, дал толчок индустриализации и коллективизации, военной реформе. Нужно было ещё обязательно уничтожить внутренних врагов. Как вождь советского народа, я отвечаю за всё в государстве, включая пресечение измены. Если бы во время войны в стране возникла пятая колонна, как в Испании, то в том был бы виновен я.

 

Что есть измена: совершившееся явление, то есть, сам факт измены, или даже уже мыслительная подготовка к измене с подлым выбором наиболее удачного момента, чтобы ударить в спину? И когда нужно карать измену? Очевидно, с точки зрения государственных интересов, измена должна пресекаться ещё до самого факта измены. Следовательно, презумпция невиновности не должна распространяться на потенциальных изменников Родины.

 

Конечно, при пресечении потенциальной измены возможны ошибки и даже многочисленные, ведь враг, как активный противник, умеет скрывать свои мысли. Однако честный человек, попавший в передрягу, даже под пытками не оговорит других и себя. Вот, Константин Константинович Рокоссовский, как странно, даже мысленно называю его по имени и отчеству, не сломался, выдержал насилие и с почётом вернулся в строй. Думаю, Ворошилов бы пыток не вынес, Хрущёв, ха-ха, визжал бы как поросёнок, закладывая всех. Не случайно он поднял руки вверх при виде двух наших бойцов в немецкой форме. Жуков? Жуков бы выдержал. А я сам? Я тоже бы выдержал, как мой ученик Камо. А Ленин? Не знаю. Ленин так и остался загадкой для меня. Когда Ленин честно в счёт погашения партийного долга немцам отдал Германии Украину, Белоруссию и Прибалтику, то не ощущал ли он себя изменником? Ведь я, Сталин, если бы тогда имел сегодняшнюю власть, непременно арестовал бы его и казнил.

 

Вот Хрущёв – мерзкий человек, а приходится его терпеть. Микита спас мне жизнь, и моя совесть не позволяет удалить его от себя, от важных дел, которые он всё время проваливает.

 

Сталин вспомнил, как в самом начале ноября 1932 года позвонил Хрущёв и попросил переговорить по очень срочному и важному делу. Поскольку он учился в Промакадемии вместе с Надеждой Сергеевной Аллилуевой, женой Сталина, тот согласился, уже чувствуя, что речь пойдёт о его супруге.

 

Хрущёв действовал нахраписто:

 

– Товарищ Сталин, у вашей жены появился пистолет. Ей его дал муж её сестры – Реденс. Надежда входит во враждебную вам группу «Девяносто двух» и пообещала убить вас.

 

Сталин нахмурил в гневе брови и впился в глаза Хрущёва. Вначале Сталин хотел спросить, откуда Миките всё известно, но сразу вспомнил, что Хрущёв раньше был троцкистом, поэтому один из оппозиционеров по старой дружбе мог ему проговориться.

 

– Если это не так, ты ответишь! – только и сказал Сталин.

 

У себя на квартире Сталин довольно быстро нашёл пистолет жены. Им оказался маленький бельгийский браунинг. Разрядив пистолет, Сталин положил его на прежнее место – в нижней ящик комода. Не зная, как лучше поступить, он несколько дней раздумывал. 8 ноября на товарищеском обеде руководителей партии Сталин прилюдно повздорил с женой и сделал вид, что уезжает к другой женщине. Когда Надежда вернулась домой, вскоре появился и Сталин.

 

Аллилуева сидела на стуле, а Сталин ходил кругами вокруг неё. Потом сказал:

 

– Знаю, у тебя есть браунинг, подарок Реденса. Покажи!

 

Надежда молча вышла из комнаты, потом вернулась с оружием. Теперь они стояли напротив друг друга.

 

– Ты хочешь убить меня? – тихо спросил Сталин, затем повысил голос. – Интересуюсь, за что?

 

Аллилуева промолчала, по лицу текли слёзы.

 

– Хочешь убить, убей! – твёрдо сказал Сталин. – Стреляй же!

 

Надежда подняла пистолет, вначале навела на мужа, потом на себя, уперев дуло в тело напротив сердца.

 

– Иосиф, как я могу убить тебя, отца моих детей?! Лучше умру сама.

 

– Пистолет не заряжен! – хмыкнул Сталин. – Я вытащил патроны.

 

– Ты вытащил, а я снова вставила, – продолжая плакать, объявила Надежда.

 

– Не верю! – сказал Сталин и тут же пожалел о своих словах.

 

– А кому ты веришь? – спросила она. – Ты хоть самому себе веришь?

 

Сталин протянул руку, чтобы отобрать оружие, но было уже поздно. Раздался совсем слабый выстрел, и Аллилуева упала на руки мужа.

 

Да, мерзкий Хрущёв оказался прав и тем спас мне жизнь, но убил Надежду, думал Сталин и начал вспоминать, как после смерти жены полностью отдался работе по превращению СССР в мировую державу.

 

– Если бы Советский Союз стал мировым лидером в политике, то национал-социализм русского народа можно было постепенно превратить в реальный международный социализм, но, конечно, только путём победоносных войн. Итак, он, Сталин, а не Троцкий, является истинным продолжателем идеи мирового социализма Маркса и Ленина, но реализуемой не путём утопической международной революции, которая в принципе невозможна, а за счёт реальных войн социалистической армии против зарубежной буржуазии. При таком подходе русский народ становится головной нацией в наступлении мирового коммунизма, предназначенной уже не для полного сгорания, как хотел Троцкий, а, наоборот, – для полнейшего развития и дальнейшего укрепления.

 

Чтобы СССР стал мировым лидером, он должен всё производить сам. Я думаю, что мы никогда не нашли бы выхода из поставленной задачи, если не свели бы сознательно к минимуму импорт необходимых нам предметов, в первую очередь, оборудования. Такое ограничение позволило организовать необходимое производство всего того, что требуется. Однако наш собственный хозаппарат не хочет эффективно работать. Только из-под палки его можно заставить выполнять даже многократные решения ЦК.

 

Почему индустриализация и коллективизация шли до безобразия неряшливо? Потому, что хозаппарат постоянно надеется на глупость и головотяпство ЦК, чтобы жить в довольстве и разврате. Задача, следовательно, состоит в том, чтобы ликвидировать эту надежду на глупость ЦК. А это можно сделать лишь методами устрашения и принуждения. Если человек хочет именно сейчас, в данный момент, жить хорошо, не думая о будущем страны в целом, не понимая, что будет смят, уничтожен внешними врагами, то он, бесспорно, является изменником, пусть и не сознательным.

 

Сталин снял с полки брошюру о своей встрече с Роменом Ролланом 28 июня 1935 года. Сталин вообще любил возвращаться к собственным мыслям, уже объективированным печатным текстом. Он нашёл нужный отрывок:

 

«Теперь позвольте мне ответить на ваши замечания по поводу закона о наказаниях для детей с 12-летнего возраста. Этот декрет имеет чисто педагогическое значение. Мы хотели устрашить им не столько хулиганствующих детей, сколько организаторов хулиганства среди детей… Декрет издан для того, чтобы устрашить и дезорганизовать взрослых бандитов и уберечь наших детей от хулиганов.

Обращаю ваше внимание, что одновременно с этим декретом, наряду с ним, мы издали постановление о том, что запрещается продавать и покупать и иметь у себя финские ножи и кинжалы».

 

Тогда Ромен Роллан согласился с доводами советского вождя. А как он, писатель, знаток человеческих душ, мог не согласиться с тем, что энтузиазм народа, строящего социализм, невозможен без одновременной ненависти к внутренним и внешним врагам. И эта народная ненависть достигает крайнего предела во время войны, ибо во время войны каждый человек виден, как на ладони: трус не может стать храбрецом, а лентяй – ударником труда. Что же касается самого страшного внутреннего врага – изменников, то они из своего состояния потенциальной измены становятся изменниками реальными.

 

Вот, например, Яков, его, Сталина, сын, сдался в плен, то есть явно изменил Родине и тем самым нанёс гигантский вред авторитету своего отца. После войны, если Яков останется жив и будет арестован, его придётся судить, а с учётом идеологических последствий его пленения Якова приговорят к расстрелу. И это будет очень справедливо. Сердце отца станет кровоточить, но справедливость восторжествует.

 

Наконец к вечеру 12-го мая Сталину доложили, что советские войска под Харьковом успешно вломились в боевые порядки немцев. В течение последующих трёх дней настроение Сталина все более и более улучшалось. Две ударные группировки, прорвав оборону 6-й немецкой армии севернее и южнее Харькова, почти взяли город в клещи. В полосах до 50 километров ударные группировки продвинулись из района Волчанска на 18–25 километров, а от барвенковского выступа – на 25–50 километров.

 

Торжествующий Сталин не выдержал и упрекнул Генштаб в том, что из-за Генштаба чуть была не отменена блестящая военная операция.

 

– Вы так меня обработали, что я до последней минуты раздумывал, наступать или не наступать. Помогла напористость Хрущёва. Выходит, что такие, как Хрущёв, комиссары, много выше некоторых окружающих их военных.

 

Сталин ещё не знал, что ответное контрнаступление немцев будет столь ужасным, что поставит вопрос о дальнейшем существовании СССР.

 

Всеведенческая мыслеформа качеств личности Иосифа Сталина


Сопоставление качеств личности Сталина со способностями сознания:


1. Восприятие: Простота нрава; осторожность, умелое приспособление к жизненным обстоятельствам; отчуждение от рядовых людей; жестокость, доходящая до садизма.


2. Рассудок: Рассудочность; привычка работать с книгой; немногословие в устной речи; доведение начатого дела до конца; глубокое вникание в мелочи; последовательность; склонность к интригам; неразборчивость в средствах достижения цели.


3 Воля: С детства уверенность в себе и властность характера; решительность; трудоспособность; железная воля, гений воли – целенаправленный волевой лидер мирового масштаба; прагматичность; целеустремлённость; жестокость к врагам; умение управлять людьми и властвовать над ними; повелитель партии, полностью взял на себя её кадровую политику; тиран; неограниченное политическое господство как гарантия победы в грядущей и начавшейся войне не на жизнь, а на смерть; в критические моменты умел отойти от коммунистических иллюзий; постоянное стремление превратить страну в сверхдержаву с возможностью мирового господства; терпя временные поражения, предъявлял более высокий счёт противнику после успеха.


4 Вера: Безверие, атеизм; болезненная подозрительность; выступление в роли «пастыря» партии и народа; формирование собственного учения – сталинизма, убеждённость в правильности своего учения; упование на силовой и информационный прессинг культа личности; по-видимому, считал свою диктаторскую власть временной мерой в условиях приближения и во время войны, для своих наследников видел путь к партийной демократии (призыв на 19 съезде партии к демократии).


5 Совесть: Иммунитет против угрызений совести; аморальность, бессовестность крупного политика.


6 Мудрость: По Черчиллю, «был глубоким мудрецом со спокойным характером»; человек из народа, понимающий суть народа и народной войны, был убеждён в победе даже в конце 1941 года; нетерпимость к критике; презрение к людям; сторонник перманентной революции внутри страны, чтобы революционеры не превращались в бюрократов; осуществил сверху две революции в России: социально-экономическую (коллективизация и индустриализация) и политическую (преобразование ленинской антирусской властной элиты в «народную»); считал, что имеет моральное право на диктатуру и жестокие меры против своих врагов.


7 Самосознание: Смысл жизни – в работе; «сова»; вероломство; недоверие к людям, ощущение постоянной угрозы со стороны окружающих, внутренних и внешних врагов; злопамятство, мстительность; изоляция от близких родственников и друзей, отгорождение себя ото всех барьерами власти; вера в собственную исключительность, тщеславие, восприятие себя в качестве движущей силы истории – исторического гения; озабоченность собственной популярностью у современников и потомков, сознательное оформление своего культа в мифического полубога; отсутствие интеллектуальной рефлексии, заставляющей периодически сомневаться в правильности собственной жизни и творимого миропорядка.


8 Чувство: Строгость; затаённая хитрость; безжалостность; равнодушие к близким; восприятие женщин людьми второго сорта; отвращение к позе и звонкой фразе.


9 Разум: Умение находить убедительные аргументы, правильные слова и решения; хорошее понимание психологии людей; великолепная память; элементы патологии в психике; предварительная длительная умственная подготовка перед нанесением удара по врагу; стремление к цельности мысли; тяга к знаниям, понимание большого значения естественнонаучной мысли и её вклада в развитие техники.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *