Старомодный экспериментатор

Рубрика в газете: Литературная кухня, № 2021 / 25, 01.07.2021, автор: Игорь ТОПОРОВ (г. УФА)

Среди современных русскоязычных поэтов немало экспериментаторов – Вера Полозкова, Арсений Молчанов, Аля Кудряшева и многие другие. Однако мне бы хотелось остановиться на творчестве поэта, которого можно было бы назвать «старомодным» – Владимире Лионтере. В его пейзажной лирике («Весна», «Весенняя надежда») заметны есенинские мотивы, а в гражданской («Сын Америки», «В отделе полиции») наблюдается влияние творчества В.В. Маяковского. Тем не менее, для литературного разбора я остановился на стихотворении «Матери»:

Матери

Сердце щемит – что-то не в порядке –
Заболела старенькая мать.
Скорый поезд. Началась посадка.
Я уже собрался уезжать.

Но работа. День за днём работа.
И кружусь в круговороте дней:
Навалились на меня заботы.
«Мама, как ты?» — думаю о ней.

Время между тем проходит быстро:
В производстве я передовик –
Окрестил «промышленным министром»
Меня мастер, бывший большевик.

Но приходит с почты телеграмма.
Я читаю. Головой поник.
Руки к горлу. Очень душно… «Мама!» –
Разрывает грудь скорбящий крик.

Не сберёг родного человека!
Всё дела… Куда-то всё спешил.
Отмолить мой грех не хватит века…
Как я раньше равнодушно жил!

Если есть, мы этого не ценим,
Не храним (Об этом тоже речь).
Мать одна – её мы не заменим!
Так давайте матерей беречь!

{2011}

 

Фонетический строй

Размер – пятистопный хорей. Строго соблюдён везде, кроме первой строки первой строфы и последней строки третьей строфы. Семантический ореол размера, несомненно, связан с «Письмом матери» С. Есенина.
Рифма перекрёстная. Женские рифмы в нечётных строках чередуются с мужскими в чётных. Восемь рифм являются точными, четыре – неточными («порядке-посадка», «работа-заботы», «быстро-министром», «телеграмма-мама»). Из точных рифм четыре являются богатыми, четыре – бедными.
Аллитерации и ассонансы не обнаружены.
Интонация стихотворения ближе к говорному стиху, а не к напевному. Об этом свидетельствует неравная длина предложений, несовпадение границ предложений и строк, нейтральная форма строфы (четверостишие), а также отсутствие параллелизмов. Очень много коротких синтагм. В четвёртой строфе с их помощью достигается драматический эффект.
Во второй части стихотворения достигается большее интонационное разнообразие за счёт использования таких знаков препинания, как многоточие и восклицательный знак.

Грамматический строй

Повествование ведётся от первого лица, но в последней строфе появляется первое лицо множественного числа. Во всех строфах используется прошедшее время, и только в последней – настоящее время и побудительное наклонение.
Очень много неполных предложений («Всё дела», «Куда-то всё спешил»), есть одно номинативное («Скорый поезд»). Это связано с потребностью создания коротких синтагм.

Лексический строй

Лексика нейтральная. Присутствуют устойчивые обороты («щемит сердце», «головой поник»). Есть лексические и морфемные повторы («Но работа. День за днём работа», «И кружусь в круговороте»).

Образный строй

Центральный образ данного стихотворения – образ лирического героя. Уже в начале стихотворения он представлен как человек эмоциональный. Он напрямую описывает свои эмоции: «Сердце щемит – что-то не в порядке…». В середине стихотворения он рассказывает о себе как об успешном работнике, причём приводит как свое мнение («я передовик»), так и подкрепляет его мнением мастера. Чтобы отзыв мастера звучал убедительнее, ему даётся характеристика «бывшего большевика». Однако несмотря на успехи, лирический герой воспринимает окружающую действительность далеко не радужно. Он говорит об этом как напрямую («Навалились на меня заботы»). Лексические и морфологические повторы той же строфы («день», «круг», «работа») подчёркивают монотонность работы.
Но после известия о смерти матери герой полностью проявляет свою эмоциональность. Даётся его внешний портрет. Описание создано с помощью коротких синтагм, ими достигается драматический эффект. Используется прямая речь, гипербола (крик разрывает грудь), эпитет (скорбящий крик). Прямая речь одновременно и подсказывает читателю, что случилось (потому что само содержание телеграммы не приводится), и в то же время характеризует величину горя героя, который все свои силы вкалдывает в один крик, в одно слово.
В пятой строфе снова происходит возврат от портрета к монологу. Лирический герой обдумывает причины происшедшего и корит себя. Для этого используются эпитет («равнодушно») и гипербола («век не отмолить»).
Приёмом, характеризующим душевное состояние героя, можно считать и то, что о смерти матери не говорится напрямую, слово «смерть» нигде не фигурирует, словно бы герой до сих пор не может произнести его вслух.
Нет никаких сомнений в том, что лирический герой является авторским протагонистом и разделяют ту мысль автора, которая положена в идею стихотворения.
Также важен в стихотворении образ матери. Однако в художественном плане он почти не представлен, он скорее несёт идеологическую функцию, через чувства лирического героя к матери раскрывается основной смысл произведения.
Другие образы в стихотворении представлены мало. Это образ работы и мастера, но образ мастера введён только для того, чтобы охарактеризовать лирического героя. О мастере сообщается, что он «старый большевик». Его также характеризует прямая речь («промышленный министр»), в которой представлена реалия советской эпохи.

Композиция

Можно сказать, что всё это стихотворение – одна большая метафора, метафора неправильного поведения сына по отношению к матери. Все первые пять строф призваны иллюстрировать шестую, в котором подводится итог и даётся вывод.
Первая строфа – завязка, в ней мы узнаём об отъезде героя. Вторая и третья строфы – развитие действия. В них мы узнаём, что происходит с героем после отъезда. Они построены по принципу контраста. Во второй строфе герой всё ещё думает о матери, ему не нравится монотонность работы (см. раздел «Образный строй»). Однако в третьей главе напряжение сглаживается, сообщается об успехах героя. И тут же, по контрасту, в четвёртой строфе происходит кульминация. Мысли о матери, мучавшие героя во второй строфе, получают новое направление, теперь уже трагическое. В пятой строфе лирический герой проецирует свой опыт на себя, а в шестой – на весь мир.

Жанр

Жанр данного стихотворения – послание. Это видно как в названии, так и в последней строфе, когда лирический герой обращается читателей с призывом не поступать так, как поступал он.
Интересно, что это стихотворение не является чисто лирическим, в нём присутствует фабула, а потому можно говорить о лиро-эпике.

Идея, проблема, темы, конфликт

Проблема – отношение взрослых детей к своим матерям.
Идея – матерей нельзя забывать.
Темы: семейные отношения, работа.
Конфликт: нравственный конфликт героя с самим собой.

Культурный и исторический контекст

Семантический ореол подчёркивает близость данного стихотворения с такими литературными произведениями, как-то: стихотворением Есенина «Письмо матери», стихотворением Аалы Токомбаева «Сердце матери» («По ночам звучит надрывный кашель. Старенькая женщина слегла…»), а также рассказом К.Г. Паустовского «Телеграмма». У стихотворений один и тот же жанр послания, у обоих близкие темы (семейные отношения), сходные образы (покинувший дом лирический герой, который, однако, по-прежнему любит мать).
Хотя проблематика стихотворения принадлежит к разряду вечных проблем, в нём есть детали, явно отсылающие нас к современности: старый мастер – бывший большевик, отток молодёжи из менее крупных населённых пунктов.
Чувственное и проникновенное стихотворение.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *