В ЧУЖОМ ПИРУ ПОХМЕЛЬЕ

Рубрика в газете: ВЫПИТЬ С ГОРЯ, № 2018 / 41, 09.11.2018, автор: Александр ДЕГТЯРЁВ

Россия 11 ноября едет в Париж отметить столетие победы союзников в Первой мировой войне. Великодушное приглашение субтильного Макрона, конечно, жест доброй воли и уважения к России, которая внесла в ту давнюю войну неоценимый и до сих пор неоценённый вклад.

 

Вступление России в войну началось при практически полном отсутствии реального конфликта интересов между Россией и Германией. Будучи идеологическим порождением воспетой Достоевским в знаменитой пушкинской речи «всемирной русской отзывчивости», которая и до сих пор губит страну, война несла благородные лозунги – «Спасти братьев-сербов от истребления и порабощения!» и «Спасти Францию от тевтонского меча!» Завершить кампанию отзывчивые русские ура-патриоты рассчитывали через несколько месяцев, к Рождеству Христову.

 

Раздавались, правда, и другие голоса. Осознание трагического сочетания русской всемирной отзывчивости и её неправедного, порой глупого, а то и преступного использования правящей элитой проникало в национальное сознание. Острее многих это чувствовал Александр Блок, главный поэтический нерв серебряного века. Признавая способность родной нации тонко понимать иноземный мир («Нам внятно всё – и острый галльский смысл, и сумрачный германский гений»), он призывал отказаться от жертвенной идеи спасения земного мира за счёт России от разнообразных ужасов – «Но сами мы отныне вам не щит, Отныне в бой не вступим сами…»

 

Одинокий голос гения не был услышан.

 

В ходе той войны Германия и Австро-Венгрия фактически выстроили против России два фронта. Их согласованные действия, дополнявшиеся весомыми наступательными военными «прибамбасами» на Западном фронте, заставляли русских постоянно, внимая слёзным просьбам союзников, перебрасывать вдоль тысячеверстной линии фронта огромные массы войск, терять время и утрачивать наметившиеся успехи. Мало того, скоро возник ещё и Кавказский фронт, требовавший немало сил и внимания. Это перенапряжение сил в сочетании с ахинейной внутренней политикой тогдашней политической камарильи закономерно привело к крушению империи и выпадению России из триумфальной колесницы победителей.

 

Однако, напомню, славные были лозунги в начале войны! Их исполнение обошлось недорого – несколько миллионов жизней несравненных российских, в основном русских – молодых и сильных – людей. Ну, и крушение великой империи в придачу. Былое грядёт Сегодняшнее положение России во многом обусловлено тогдашними событиями. Германский мыслитель Освальд Шпенглер выпустил в 1918 году труд, который до сих пор будоражит западные умы – «Закат Европы». 40-летний учёный был потрясён разгромом и унижением родной империи. Ему, конечно, не было дела до выпавшей в тот момент из активной фазы европейского исторического взаимодействия России. Философа угнетала судьба родной страны.

 

Именно в тот год начался и столетний путь нашей великой страны к своему угасанию, которое, правда, пару раз прерывалось в прошлом веке вспышками невероятной энергии, сравнимой (в человеческом измерении) с рождением сверхновых звёзд.

 

В 1907 году великий учёный Дмитрий Менделеев полагал, что к середине ХХ века население Российской империи достигнет 500 миллионов персон. Его демографические изыскания, как справедливо утверждают вооружённые современными технологиями специалисты, были несовершенны. Но если б не настигшие Россию две мировых войны, гражданская война и рождённый ею тоталитарный режим, его оппоненты упрекали бы русского гения лишь в некоторой неточности расчётов и методик. И сегодня, в начале третьего тысячелетия численность населения империи крутилась бы вокруг миллиардных отметок.

 

Но не суждено было. И ныне полтораста миллионов россиян на фоне многократно умножившегося, почти восьмимиллиардного (во времена Д.Менделеева меньше двух) человечества выглядит более чем скромно, шаг за шагом страна идёт, подобно сотням давно и недавно исчезнувших народов, в историческое небытиё.

 

Точка невозврата?

 

Вернёмся к итогам Первой мировой, торжественно отметить которые нас пригласили в Париж. Финал войны был для России просто ужасен. По условиям «похабного, аннексионистского» (Ленин) Брестского мира Россия потеряла территории, на которых проживали 50 миллионов человек, добывалось 70% железной руды, 90% угля и т.д. Россия выплатила Германии контрибуцию – 90 тонн золота. Честно говоря, воспоминание о золотых слитках и миллионах монет вызывает у меня дополнительную душевную досаду. Ведь буквально через несколько месяцев, в том же 1918 году Германия по Версальскому договору обязалась выплатить чудовищную, фантастическую по объёмам золотую контрибуцию союзникам! И русское золото было в составе первого взноса ссыпано в валютные закрома вчерашних «братьев» по оружию. «Братья», впрочем, на поверку оказались не родными и даже не сводными или двоюродными, поскольку уже через несколько месяцев высадились по периметру России с крупными воинскими контингентами и начали рвать её истерзанное тело от Мурманска до Крыма, от Владивостока до западных границ.

 

 

 

 

Воспоминание о будущем

 

Здесь уместно вспомнить слова нобелевского лауреата по литературе, большого «друга» России Уинстона Черчилля. «Ни к одной стране мира, – писал он, – судьба не была так жестока, как к России. Её корабль пошёл ко дну, когда гавань была в виду. Она уже перетерпела, когда всё обрушилось. Все жертвы были принесены, вся работа завершена. Отчаяние и измена овладели властью, когда задача была выполнена. Долгие отступления кончились; снарядный голод был побеждён; вооружение притекло широким потоком; более сильная, более многочисленная армия, лучше снабжённая армия сторожила огромный фронт, тыловые сборные пункты были переполнены людьми. Алексеев руководил армией. Колчак – флотом, …никаких трудных действий больше не требовалось…». Однако грех завершать невесёлые размышления мнением коварного фултонского оратора.

 

Лучше вновь с благодарностью вспомнить обращённые в будущее слова выдающегося русского мыслителя Александра Зиновьева, не так давно ушедшего от нас. Автор «Зияющих высот» и «Катастройки», кавалер ордена Красной звезды, любил Россию беззаветно, желая ей ума, добра и процветания. Незадолго до кончины он призывал «отбросить всякие иллюзии насчёт ХХI века. Он будет не веком благополучия, праздников и развлечений, а веком ожесточённой борьбы одних – за выживание, других – за господство над первыми, одних – за национальные интересы России, других – за закабаление её глобальным западнистским сверхобществом. Рассчитывать на то, что произойдёт какое-то чудо, что кто-то нам поможет, кто-то нас спасёт, бессмысленно. Всё зависит от нас самих, от того, сможет наш народ выдвинуть из своей среды достаточное количество мужественных, честных и умных людей или нет, сможет народ поддержать борьбу этих людей за его же интересы или нет, окажется ли власть и интеллектуальная элита на стороне своего народа или нет».

 

Говорят, нет пророков в своём отечестве. А они были, есть и будут. Надо только их вовремя услышать.

 

В современной России есть много людей, которые умеют чувствовать тектонический гул предстоящих испытаний. Лучше других это удаётся сегодня лидеру России Владимиру Путину. Наверное, поэтому он часто испытывает уже нескрываемую досаду от непонимания национальных целей со стороны «верных сподвижников», сочетающих свою изнурительную работу с тотальным и изощрённым (через верных жён, любимых чад, оффшорные лабиринты, антикварные коллекции, тайные вклады и клады) обогащением. Всё чаще президентская досада прорывается в прямых упрёках, подобных недавнему напутствию министрам: «Не засыпайте на ходу!». Правда, всякий раз после подобных психологических всплесков явственно слышится мне обращённая к Петру Великому тихая речь Ивана Тихоновича Посошкова: «Сам-то ты в гору за десятерых потянешь, а под гору-то миллионы!»

 

P.S. Германия рассчиталась по контрибуции, наложенной на неё по итогам Первой мировой, в 2010
(! – А.Д.) году. Наверно, поэтому её нынче и пригласили в Париж, есть на что погулять.

 

Россия произвела последний платёж за ленд-лиз, который помог ей, спасая человечество, сокрушить фашистское зло, в 2006 (!! – А.Д.) году. Победа победой, а денежки врозь. Если по итогам Первой мировой Россию освежевали, то по итогам Второй – обуглили. До сих пор зияют на её теле чёрные дыры обезлюдевших «неперспективных» пространств, где ранее трудились и радовались жизни многолюдные русские деревни и малые города.

 

А в Париж поедем. Со светлой рубцовской уверенностью: «В этой деревне огни не погашены, ты мне тоску не пророчь».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *