В некотором смысле…

Рубрика в газете: Профанация хорошего дела, № 2019 / 20, 31.05.2019, автор: Евгений БОГАЧКОВ

Все знают традиционное начало наших сказок: «в некотором царстве, в некотором государстве…» В народную поговорку вошло и пушкинское: «сказка ложь да в ней намёк…» Такие выражения приходят на ум, когда берёшь в руки новейшую на данной момент посмертную книгу избранных произведений классика русской поэзии конца XX века Юрия Кузнецова (1941–2003). Книга вышла в 2018 году на малой родине поэта в краснодарском издательстве «Книга». Называется она «Со страны начинаюсь…». Составителем, а также автором послесловия обозначена журналист и генеральный директор издательства «Книга» Татьяна Андреевна Василевская. Она же написала, по всей видимости, и аннотацию (никаких редакторов и иных творческих работников над книгой в выходных данных не указано, лишь – корректор и дизайнер-верстальщик):

«В сборник избранных произведений выдающегося русского поэта, лауреата Государственной премии, нашего земляка Юрия Поликарповича Кузнецова включены стихи, написанные в разные годы – опубликованные в тихорецкой районной газете в 60-е годы, краевой молодёжке «Комсомолец Кубани», в которой работал начинающий поэт, а также стихи, поэмы, вошедшие в сборники, изданные в разное время ведущими издательствами страны, и рассказы, не издававшиеся при жизни автора. С прозой Ю. Кузнецова читатели познакомились спустя пятнадцать лет после его кончины. «Тропы вечных тем» – так называется часть сборника, в которую вошла проза, дневники, интервью поэта».


Читая эту аннотацию, можно подумать, что составитель проштудировал все местные газеты и журналы, собирая стихи, когда-то в них опубликованные. Или, по крайней мере, воспользовавшись нашим («литроссиевским») собранием сочинений, где все они уже собраны, сделал, так сказать, тематическую «кубанскую» подборку стихов Кузнецова. Далее, можно подумать, что составитель изучил множество разных сборников Кузнецова и выбрал из них приглянувшиеся для своего замысла стихи. Можно подумать, что рассказы Кузнецова никогда не издавались при его жизни. Ну, и так далее… Но всё это верно лишь в некотором смысле. Дело в том, что Т.А. Василевская просто-напросто взяла три разные книги Юрия Кузнецова и включила стихотворения из них чуть ли не как было, в том же порядке в свой сборник, озаглавив разделы сборника, не мудрствуя лукаво, заглавием этих использованных книг.

Так, первый раздел книги (которая, напомню, называется «Со страны начинаюсь…») озаглавлен «С войны начинаюсь…» и целиком представляет собой перепечатку (кроме предисловия) одноимённой (конечно, посмертной) книги «военных» стихов Юрия Кузнецова, изданной у нас в «ЛитРоссии» в 2015 году к юбилею Победы. Наша книга была не просто формальным тематическим, в хронологическом порядке складированием под одной обложкой стихотворений, но авторской работой составителя – со смысловой перекличкой стоящих друг за другом произведений, с включением никогда не издававшихся при жизни Кузнецова стихов, с впервые собранной воедино поэмой «Сталинградская хроника», части которой (некоторые написаны в 1985, а другие – в 1995) в книгах Кузнецова публиковались лишь по отдельности и т. д. Но никакой ссылки на наше издание в книге Василевской нет. Несведущий читатель вполне может подумать, что всё это составила и придумала она.

Второй раздел книги представляет собой перепечатку уже прижизненной, составленной самим автором, книги Юрия Кузнецова 1989 года – «После вечного боя». Раздел ничтоже сумняшеся и назван «После вечного боя». Из него лишь выкинуты, чтобы избежать повтора, стихотворения, вошедшие в предыдущий раздел (составленный, по сути, сотрудником «Литературной России»). И опять же, ни слова не сказано о том, что раздел повторяет прижизненную книгу Кузнецова такого-то года. При этом составитель оставил в ней всё, как есть, включая переводы из Байрона, Рембо и Мицкевича, а также пространную, экспериментальную во многом, ироническую поэму «Похождения Чистякова». Очень странный выбор, учитывая, что в составленное Василевской избранное в итоге не поместились многие важные, сильнейшие авторские стихи Кузнецова («Тайна славян», «Вина», «Бой в сетях», «Стихия» и многие другие) и такие его замечательные поэмы, как «Золотая гора», «Змеи на маяке» и «Красный сад». Как тут не заподозрить издателя в формальном перепечатывании книги, которая просто оказалась под рукой? Правда, в этот раздел Василевская приклеила в конце (то есть опять же формально?) два стихотворения от себя – одно из самых последних «Поэт и монах» и одно из ранних – «Атомную сказку».

Третий раздел книги представляет собой перепечатку последней, составленной самим Кузнецовым, книги «Крестный путь», которая вышла уже после его смерти под названием (по ошибке издателя) «Крестный ход» (и именно так, «неправильно», назван раздел у Василевской). Но этот последний раздел составителю пришлось очень сильно (и весьма произвольно) сокращать, потому что итоговая кузнецовская книга «Крестный путь» – довольно толстая, а место, выделенное издательскими ограничениями для сборника «Со страны начинаюсь…», уже на две трети оказалось занято весьма формальным, по нашему мнению, перепечатыванием двух других книг…

Итак, составителем книги Татьяна Василевская является лишь в некотором смысле. А именно: она составила его из уже составленных (причём, как самим Кузнецовым, так и другими людьми) до неё книг (сокращая каждую следующую, чтобы исключить повторы и подогнать под нужный объём). Правда, Василевская добавила к книге ещё вступление о творчестве Юрия Кузнецова в виде небольшой цитаты из В.Г. Бондаренко, автобиографическое эссе Кузнецова «Рождённый в феврале под Володеем» (опять же перепечатанное без всяких ссылок из тома прозы, который был подготовлен в «Литературной России» в рамках собрания сочинений, со специфическим именно для комментированного издания разбитием аутентичного кузнецовского текста на части) и ещё, как сказано в аннотации, раздел прозы «Тропы вечных тем».

Читатель наших заметок уже не удивится, что «Тропы вечных тем» – это название упомянутого выше тома прозы из собрания сочинений, подготовленного в нашем издательстве. В своей аннотации Василевская сообщает, что рассказы не издавались при жизни автора. Более того, якобы «с прозой Ю. Кузнецова читатели познакомились спустя пятнадцать лет после его кончины». Если первое утверждение верно лишь в некотором смысле (все эти рассказы печатались в периодике – в журналах «Наш современник», «Литературная учёба», «Москва», «Кубань»), то второе и вовсе ложно. Автор аннотации как бы намекает, что проза эта впервые публикуется как раз в предлагаемой новой книге. Но, во-первых, некоторые читатели прочли всё это уже при жизни Кузнецова в упомянутых журнальных публикациях, а во-вторых, откуда же взяла тексты сама составитель? А взяла она их (опять же буквально перепечатав со всеми комментариями не своего авторства) из того самого тома прозы, изданного «Литературной Россией» в 2015 году, то есть спустя двенадцать, а не пятнадцать лет после кончины поэта. Это уж не говоря о том, что была и другая (пусть и не столь выверенная) книжная публикация прозы – в сборнике «Прозрение во тьме» (Краснодар, 2007, составитель Ю.Ю. Лебедев). Тут уж уважаемая Татьяна Андреевна показала своё невнимание и безответственность по отношению к сделанному земляками-кубанцами. В самом конце составленной ею книги пропечатана следующая благодарность:
«XX век в русской поэзии начался с Блока, а завершился Юрием Кузнецовым», – сказано тонким, профессиональным ценителем поэзии. На Кубани – на родине поэта – первый сборник Юрия Кузнецова «Гроза» вышел в 1966 году.
Издание второго сборника поэта «Со страны начинаюсь…» на малой родине стало возможно лишь в 2018 году благодаря искренней поддержке истинного, а не вербального гражданственника, любящего свой край родной и сохранившего способность гордиться своими выдающимися земляками, – фермера Ленинградского района Артёма Владимировича Застрожникова».
Но, позвольте, а как же упомянутый сборник 2007 года «Прозрение во тьме», изданный благодаря подвижничеству краснодарца Юрия Лебедева (и, кстати, тиражом в два раза большим, чем нынешняя книга Василевской)? А выходил ведь ещё шесть лет назад и роскошный фолиант в рамках «Кубанской Библиотеки» (Краснодар: Периодика Кубани. Т.XIII / Ю.П. Кузнецов – 2012), напечатанный департаментом СМИ Краснодарского края по решению экспертного совета при главе администрации, в котором как раз собраны, помимо прочего, все лучшие стихи, условно говоря, местной, кубанской тематики. Тираж этого тома был тоже не меньше, чем нынешнего, выпущенного издательством «Книга». Тут со стороны уважаемого составителя одно из двух: или принижение заслуг одних своих земляков ради возвышения других (а в такое не хочется верить), или просто неосведомлённость (а значит – невнимание, излишняя самоуверенность и непрофессионализм).
В чём ещё проявилось «составительство» Т.А. Василевской? Книга завершается её послесловием (почему-то под тем же заглавием, что и первый, «литроссиевский» по сути, раздел книги – «С войны начинаюсь…»). В этом послесловии дано краткое описание жизненного и творческого пути поэта, снабжённое некоторыми фотографиями (за это спасибо), с приложением интервью, взятого самой Т. Василевской у Юрия Кузнецова в 1986 году. Но что смутило в этом послесловии? Некоторая небрежность и многочисленные цитаты без ссылок. Например, она, воспользовавшись опять же информацией из «литроссиевского» комментированного тома прозы Ю. Кузнецова, пишет про то, как в 1989 году демонстративно замолчали сборник поэта «Душа верна неведомым пределам», который был перед этим выдвинут на соискание Государственной премии. И дальше: «А единственное интервью, подготовленное В. Огрызко, так и не вышло в «Советской России». Но единственным то интервью было лишь в некотором смысле, а именно в момент решения вопроса о Госпремии и именно на эту тему. Потому что, вообще-то, интервью у Кузнецова случались и другие.

Такая небрежность, к сожалению, в книге повсюду. Вот Василевская приводит автобиографический фрагмент «одного из последних в своей жизни интервью» Кузнецова. Но, во-первых, опять-таки забывает дать ссылку, указав журналиста, который это интервью брал. А во-вторых, интервью это Владимир Левченко взял у Кузнецова в 1991 году, и после этого поэт, не будучи любителем данного жанра, дал ещё более десятка разных интервью…

Много в подготовленном Василевской издании и других подвохов. Вот в послесловии она пишет: «Позже Юрий Поликарпович рассказывал…». Следует цитата; по логике она должна быть из какого-то интервью или из стенограммы встречи с читателями. Между тем без всякого указания на источник и без каких-либо пояснений приводится ряд отрывков из рукописи (черновика!) неизданной юношеской повести (!) «Зелёные ветки», которая, да, автобиографическая, но всё же – художественная вещь и при этом никогда при жизни автора не публиковалась, а была напечатана в специальном «архивном» разделе всё того же тома прозы («Тропы вечных тем») собрания сочинений Кузнецова, изданного «Литературной Россией», на который Т.А. Василевская не то что не ссылается, а который даже не упоминает. Причём куски текста из черновых набросков юношеской повести вырваны Василевской произвольно (часто без указания хоть значками пропусков текста) и прямой склейкой соединены с фрагментами уже поздних интервью 90-х годов. А преподносится это всё как единый поток прямой речи Кузнецова…

Какой вывод? А тот, с которого мы начали. Книга полезна и помогает делу пропаганды русской поэзии, к сожалению, только в некотором смысле

 

90 комментариев на «“В некотором смысле…”»

  1. Это результат того, что Юрия Кузнецова начинают «забалтывать». Но ведь не запретишь издателям делать то, что они хотят. Хорошо хоть не редактируют сами его стихи, как это сделал один деятель с посмертным сборником другого автора, внеся в его стихи самодеятельную правку по своему вкусу, а то и приписав к ним свои строчки и строфы.

  2. В части памяти, Кузнецов напоминает напоминает Вадима Кожинова, претендовавшего на большой и вечный авторитет в литературной среде, но ошибся, поскольку слаб был, как говорят, в коленках, да и в помыслах тоже. Это литературные кроты, образно говоря. И характеры у обоих были дрянные, и ничего нового в литературном цехе они не построили, шли по проторенной дороге, повторяя прежний опыт литературных звёзд.

  3. То был век богатырей!
    Но смешались шашки,
    И полезли из щелей
    Мошки да букашки.

  4. Анониму — вот только не пишите, что это был посмертный сборник Рубцова, а то Ваша «анонимность» тут же накроется «медным тазом», конспиратор Вы наш…
    Знаю Куняев после смерти Высоцкого писал посмертные на него доносы в «ЛГ» и пытался править… Ну и кто теперь Высоцкий и где теперь Куняев??? Просто интересно мнение местного партактива…

  5. Владимиру. Кожинов был признан в литературной среде и имел высокий авторитет не только в России, но и за рубежом. Он пользовался уважением М.М. Бахтина, и многих других учёных, работал в Институте мировой литературе Академии наук. К Кузнецову относятся по-разному, но он, несомненно, выдающее явлением в русской поэзии. Это незаурядный поэт. И того, и другого уважали даже идейные противники. И оба они — не вам чета.

  6. Для # 4. Это был не посмертный сборник Рубцова, чьи сборники у меня — только прижизненные, а другого поэта. Не понимаю вашей развязности, хотя рад вашим рознаниям о медных тазах. Что касается Высоцкого и Куняева, мне известно, где Высоцкий, и где Куняев. Первый — исполнитель незамысловатых псевдо-героических песен с плохим вокалом и слабый гитарист; актер театра на Таганке; муж Марины Влади; алкоголик и наркоман, от этого рано умер; любимец таксистов и директоров магазинов. Куняев — замечательный поэт, главный редактор крепкого журнала, у которого много лет держится самый высокий тираж; автор исчерпывающих биографических книг, многократно переиздающихся. Ваши осведомители ошибаются: зачем Куняеву писать доносы куда-то да еще после смерти Высокого, если у него есть своя трибуна — журнал, где он регулярно публикуется и сво мненния говорит открыто? Куняеву далеко за 80, могу только пожелать ему крепкого здоровья. Я хорошо знаю, где Высоцкий и где Куняев. О моей анонимности не беспокойтесь: подумайте о своей, и на меня не останется времени.

  7. Для Анонима. Искренне рад, что Вы не рубцововед. Жаль, что Вы так о Высоцком. Осведомителей у меня нет (одни пациенты) — доносы (они печатались после смерти Высоцкого в 1960 году) Куняева на Высоцкого в «ЛГ» читал лично. Всех благ!

  8. Точнее так: незаконно в личных целях пользовался уважением М.М. Бахтина (которому, в общем-то, всегда и на всех было наплевать).

  9. Кугелю (# 9). Вижу, что вы понимаете слова других в меру своего собственного потребительства. Кожинов черпал из мировоззренческих глубин М.Бахтина, а Бахтин в свою очередь много получил от Бочарова, Гачева, Кожинова, Палиевского — они способствовали развитию его идей и много помогали с публикациями. Помогли Бахтину перебраться в Москву. Насколько я знаю, Бахтину не было наплевать на своих учеников и помощников. Есть воспоминания его студентов Саранского университета под названием «В каждом из нас он видел человека». Труд Бахтина о Рабле долго пролежал в издательстве и появился во многом благодаря усилиям Кожинова.

  10. кугелю. Где именно Кожинов пользовался в личных целях уважением Бахтина и в чем именно проявлялась незаконность? Замечательно, что Бахтин уважал Кожинова как учёного.

  11. Хоть и не люблю я «ЛГ», но справедливости ради должен сказать: там печатались статьи, а не доносы.
    Донос — это нечто тайное.
    Доносы пишут те, кто прячется за псевдонимами.
    А Куняев публиковал свое мнение открыто.
    За подписью: «Станислав Куняев».
    А не «Доктор Пилюлькин».
    Впрочем, я понимаю доктора. Напишешь подлинную фамилию — а Куняев тебе рыло начистит. И все твои медсестры сразу с колен встанут…
    Не комильфо.

  12. Чего там Бахтин у них всех почерпнул, из глубин? Он уже был полностью сформировавшийся литератор. И с его мировоззрением он только посмеиваться мог над кружащейся рядом с ним стаей молодых неофитов. Не нужно ему было это. Вот то, что в каких-то практических делах помогали — не знаю помогали или нет — другое дело. Немолодой, болезнями измученный человек, лучшие годы проведший на задворках.
    А насчет пользовался: что-то никто иных заслуг Кожинова тут не упоминает, только знакомство с Бахтиным. Какие-такие у него литературоведческие заслуги? Это читать скучно. Устарело еще тогда, когда сочинялось. А сколько вреда причинил ненужным ажиотажем и возвеличиванием, тому же А. Передрееву. Из органически развивающегося хорошего поэта стал ваять столп культуры, пророка и т.д. И В. Соколову только мешал своим участием. Вот в качестве товарища, поболтать, пображничать, романс спеть, стихи почитать — это да, тут он полезен. А так — что ни оценка, то раздутая, что ни схема, то выдуманная. Ведя свою литературную политику, он конкретным литераторам мешал существовать органически, соответственно их дарованию.

  13. Ребята! Скрывающие свой род… Квесты, Анонимы и кугели… (стыдитесь, что ли, своих предков?! Или своего образа мыслей?! Ну, это так, прикалываюсь… Не обращайте внимания. Мне нет никакого дела до того, кто вы такие. Мне достаточно знать, что вы настоящие живые люди, мои современники…)
    «Товарищи учёные! Доценты с кандидатами…»!
    Обращаю ваше внимание на то, что «Кожинов черпал, — пользуясь словами Анонима, — из мировоззренческих глубин» Эвальда Васильевича Ильенкова, выдающегося русского философа третьей четверти ХХ века. Никто так не повлиял на образ мыслей и способ мышления В. Кожинова, как сей автор значительнейших произведений «Диалектическая логика» и «Откуда берётся ум?» (Всем рекомендую, пользуясь случаем… — Кроме, конечно, поэтов… Поэтам знания не нужны, они нуждаются лишь в широчайшем словесном запасе… Ха-ха-ха-ха-ха… Шучу, конечно)
    Об этом обстоятельстве личной духовной жизни Вадим Валерианович — также, несомненно, один из талантливейших сынов России, немало сделавший для нас, дураков, а ещё больше, конечно, для наших потомков! — рассказал в интервью от 1997 года, опубликованном в «Литературной России» № 8 за 2006 год.

  14. Конечно, хотят этого или не хотят, нравится Кузнецов или не нравится, но по своей мощи, по таланту, по тому вниманию, которое ему оказывают и читатели, и ученые-литературоведы, и издатели, он оказался едва ли не в первых рядах поэтов, прославивших Россию. В наше время редко кто может похвастаться таким количеством изданий — сборников, многотомников, собраний сочинений. Вот, кажется, уже в ИМЛИ шла речь о создании чуть ли не академического собрания сочинений поэта. Много лет проводятся международные конференции, тематика которых — самая разная, и не иссякают темы, с которыми ассоциируется творчество Юрия Кузнецова. Тем неприятнее тот факт, что выходят непрофессиональные коммерческие издания по принципу «абы как».

  15. Напористой с парткличкой «Галина».
    1. Расскажите-ка в чём новизна стилевая, уровень лексический — поэзии Ю.Кузнецова. Количество тиражей, попытка вести речь о создании «академического собрания сочинений» — это пиар-кампания некоей Галины. и Ко
    2. Утверждаю, что ведётся политика выдвижения то одного, то другого стихотворца (то «патриотами», то «либералами») с целью блокировать творчество Национального русского поэта 20-го века Н. М. Рубцова, его русские песни (более 160 текстов исполняются как авторские песни), изучение в школах и в гуманитарных Вузах, пропаганды на ТВ и в СМИ.
    3.Характерно, что Любого другого стихотворца никакой литкритик не рискует назвать «русский национальный».
    4. Пафосно заявлено, цитирую: «XX век в русской поэзии начался с Блока, а завершился Юрием Кузнецовым», – сказано тонким, профессиональным ценителем поэзии». А я утверждаю, что ХХ век в русской поэзии начался с Есенина, продолжился Рубцовым и не завершился никем, поскольку живы те, кто начинал в 20-м веке и продолжают в 21-м.
    5. Кожинов написал в 1976 г. специальное исследование о Н.М.Рубцове, а не о Ю.Кузнецове ни до, ни после 1976 г.

  16. Для # 14. Хотелось бы знать, зачем вам наши паспортные данные. Пока никто не ответил внятно на этот вопрос. Комментарии, подписанные якобы настоящими (паспортными) именами, не потеряли бы для меня своего содержания, если бы вы писали их под псевдонимами. Своими предками горжусь, но не настаиваю, чтобы это делали другие. Даже если ваши предки самые что ни на есть знаменитые люди России, то при чем здесь вы? Какая ваша заслуга в этом?

  17. «Анониму».
    Что за вопросы?.. «Зачем вам наши паспортные данные?»
    По-моему, я ясно дал понять, что прикалываюсь, что меня ничего здесь не интересует… — Ничего, кроме ваших суждений!
    Тем не менее, спасибо, дорогой, за внимание.

  18. Номеру 18. Ну а я здесь не для того, чтобы «прикалываться» и серьезно хочу знать, зачем некоторые здесь с упорством, достойным лучшего применения, без конца талдычат одно и то же? Что за вопросы о никах комментаторов? Мне совсем неинтересно, нравятся кому-то мои суждения или нет. Высказываюсь по поводу здешних публикаций и все. Некоторые комментарии читаю и отвечаю на них, если считаю нужным. Есть пара комментаторов, кому я не отвечаю и не собираюсь отвечать… Никакого особенного внимания ни к кому здесь у меня нет. И рад буду, если меня избавят от внимания к моим паспортным данным. Но если кому-то это интересно, продолжайте настаивать: это ваше право. Только и всего. И ничего личного.

  19. Если кому интересно, то о творчестве Кузнецова есть книга Анкудинова и Баракова («Юрий Кузнецов. Очерк творчества»). Там и о мировоззрении, и о стилистике и о многом другом. Сейчас написано море работ, статей, диссертаций и воспоминаний об этом значительном русском поэте XX века.

  20. Guest-у. Может, расшифруете о Ю.Кузнецове — «значительный» русский поэт ХХ века. Чем отличается от «выдающийся», «значимый», «крупный» или «состоявшийся»?

  21. Кожинов был специалистом по теории литературы. Работал по планам Института мировой литературы. Выпустил тома работ по теории литературы. Написал исчерпывающую биографию Тютчева. Его работоспособность была удивительна. А еще были выступления, статьи в журналах, интервью, поездки, аспиранты, ученики. Заключительный этап его творчества — исторические работы. Что касается Юрия Кузнецова, то он заслуживал не брошюр о творчестве в сто страниц, а серьезного многопланового исследования. Естественно, что в планы Кожинова это могло не входить. Однако они очень тесно общались. Работали вместе в журнале. Кузнецов бывал постоянно в доме у Кожинова. Они много взаимодействовали, при этом каждый оставался самостоятельным. Вадим Валерианович всегда подчеркивал, что Юрий Кузнецов — явление не только русской литературы, но и мировой.

  22. В 1991 году в честь 50-летия Юрия Кузнецова в студии Останкино был очень интересный вечер поэта. Кажется, в интернете есть запись.

  23. Как отклик на публикацию и развивающуюся дискуссию комментаторов могу добавить, что творчество Юрия Поликарповича Кузнецова стало темой кандидатских диссертаций. Работы О.В. Шевченко «Творческий путь Юрия Кузнецова» и И. Голубничьего «Стилевой опыт Юрия Кузнецова и современный литературный процесс» защищены как кандидатские диссертации (авторефераты выложены в интернете). Есть диссертации, где творчество Кузнецова рассматривается в рамках общего процесса, вместе с творчеством других писателей («Мастер словесности как воплощенная идея. Юрий Селезнев, Юрий Кузнецов, Виктор Лихоносов»). Не счесть курсовых работ студентов гуманитарных вузов. В.В. Кожинов посвящал творчеству Кузнецова выступления, упоминал его в своих статьях. Есть работа: В. Кожинов. «О поэтическом мире Кузнецова» (1981). Интересно читать работу Наталии Гордиенко «Юрий Кузнецов в поисках Христа». О взаимодействии Кожинова и Кузнецова: Алексей Татаринов. «Вадим Кожинов и Юрий Кузнецов: типология и взаимодействие авторских мифов», 2011; Сергей Куняев. Вадим Кожинов и Юрий Кузнецов: пересекающиеся миры». Все упомянутые работы можно читать в интернете. Есть запись выступления поэта в студии «Останкино» — это непосредственный разговор автора с аудиторией.
    Что касается песен на стихи Кузнецова, то они есть, и их немало. В воспоминаниях Свиридова и Гаврилина упоминается, что Юрий Поликарпович не одобрялюблю сам этого, полагая, что в песне на музыку стихи теряются; ему это не нравилось. Тем не менее, написано и исполняется около сорока песен на стихи поэта, в том числе Кубанским народным хором.

  24. На № 24. 1. Продолжается политика выдвижения то одного, то другого стихотворца — сейчас Ю.П.КУзнецова с целью блокировать творчество Национального русского поэта 20-го века Н. М. Рубцова, его русские песни (более 160 текстов исполняются как авторские песни),
    2. Создано и функционируют Два Объёмных сайта: «Душа хранит» (с 2000 г. ?) и «Звезда полей» (с 2006 г), каждый с более чем 400 (!) литературных Источников (лит. статей, докладов конференций, диссертаций, авторских песен) о творчестве русского национального Поэта Николая Михайловича Рубцова.
    3. Надо признать, что после С. Есенина и Н. Рубцова остальные поэты — это поэты-стихотворцы (версификаторы) второго и третьего ряда. Ко второму ряду относятся Д. Кедрин, А. Фатьянов, Н. Тряпкин, М.Исаковский, А.Передреев (и кто-то ещё — гюрза Георгиевна может добавить). К третьему ряду относятся Ю. Кузнецов, А. Вознесенский, Е. Евтушенко, Н. Зиновьев (кто-то ещё может добавить). Многие из них отличаются вычурными образами (метафорами) и лексическими «вывертами». И никакие пиар-кампании публикаций «профессионалов» пера не помогут «озадачить» начитанного читателя.

  25. Для 21. Кузнецов — значительный поэт XX века» — «имеющий значение, большой, сильный, привлекающий к себе внимание, возвышающийся над другими «. Коннотации прилагательных, которые вы перечислили, совпадают в некоторых случаях; в других — отличаются. Словари дают подробные определения и синонимический ряды. Посмотрите сами. Объяснять здесь — не хватит места.

  26. Неужели когда родители Юрия Поликарповича планировали его рождение, они уже тогда замышляли «политику выдвижения» «с целью блокировать творчество… (далее по тексту из No. 25: сам не могу, мне смешно этот бред переписывать)? Неужели все должны отвлечься от дел, выбросить все другие поэтические сборники и читать Рубцова, как в Китае читали цитатники Мао? А если я не пою Рубцова, а больше люблю романсы на слова Пушкина и Дельвига? Если мне больше нравятся стихи Пушкина, а из современников — Тряпкина и не только его?

  27. Думаю, что не следует больше обсуждать других поэтов на странице, где напечатан материал о некорректном издании сборника Кузнецова. Пусть каждый останется при своем мнении. Лет через двести будет ясно, кто в каком ряду находится. Пока пусть каждый останется при своем мнении. Что касается изначального предмета обсуждения, то мне кажется, что если в критикуемом издании нет ошибок и искажений, то ничего страшного не произойдет, если на родной земле Ю.Кузнецова еще несколько сотен читателей приобщатся к его творчеству. Чем больше писателя издают, тем дольше он будет жить в памяти читателей. Сколько ни говори, что халва сладкая, а все-таки лучше ее сначала попробовать. Мало говорить о поэзии Кузнецова, нужно сначала его стихи прочитать. Если нашлись люди, кто проплатил издание сборника, нужно только сказать им спасибо.

  28. Было бы справедливо, если бы диссертации и монографии, где имеются сочетания «стилевой опыт», «стилевые поиски», «стилевое многообразие», сразу возвращать авторам, к защите и публикации не допуская. Это наглое манипулирование, к науке отношения не имеющее.

  29. И никто чего-то не уточнил, чего же такого замечательного насоздавал В. Кожинов, кроме «томов» и «монументальных монографий» ни о чем. Поглядите библиографию — все устарело, все к случаю написано и опубликовано. «Происхождение романа», это, когда Е. Мелетинский свою монографию на ту же тему писал. Чудовищно. И сравнить-то нельзя.
    А книги Бахтина куда деятельнее продвигал С. Бочаров.

  30. На № 28. Двести лет никто ждать не хочет. Большинство хочет признания своего протеже здесь и сейчас. Из каких соображений?
    Из меркантильных? Карьерных, диссертационных?
    Или мировоззренческих? Или на корректировку (переориентацию) менталитета молодёжи, читателя?

  31. Для интеллигента Хренова.
    Попытка ответить №2.
    История литературы всё расставит на свои места. И Куняеву с его доносами (я настаиваю на этом определении его писаний в «ЛГ» относительно творчества Высоцкого в 1980 году), и Высоцкому. Собственно она уже это делает — достаточно сравнить тиражи изданий обоих. Даже «восставшие с колен медсёстры» это понимают. Непонятно только, что они по-Вашему делают в такой позе? Если это была «шутка», то , батенька, скажу одно — у Вас шутки — того, — специфические. Хотя — на любителя…

  32. Для 16. Разве дело только в лексической и стилистической новизне? Мне важнее мировосприятие поэта. Мировоззрение Кузнецова меня интересует. О стилистическом и лексическом компонентах поэтики Кузнецова написано немало. Те, кто интересуются творчеством этого поэта, находят всё сами. У меня нет задачи делиться своими соображениями с теми, кто не относится позитивно к Кузнецову. У вас свои поэты, у меня свои. Здесь я уже высказалась по поводу изданий Кузнецова. Считаю, что здесь уместнее писать о Кузнецове и не пиарить глупо свои сайты и любимцев. У меня нет задачи и желания писать здесь о Рубцове.

  33. Для Галины.
    Желания писать о Рубцове, по моим наблюдениям, — здесь нет ни у кого, кроме штатно-незаслуженного, (судя по им же здесь неоднократно изложенной автобиографии) рубцововеда с патентами. Но такова специфика местной партячейки — заставят писать о Рубцове даже на форуме о генетике Тутанхамона. Выход есть — не реагировать, но трудно..

  34. Для 32. Никого нельзя насильно заставить любить, тем более, как вы проговорились, вашего протеже. А вы своей бестактностью, хвастовством и невежеством больше действуете против своего «протеже». С таким друзьями Рубцова, как вы, его врагам делать нечего и остается им только торжествовать. Мне жаль Рубцова. Из своих соображений вы наносите много вреда его образу. Из каких соображений? Карьерных? Меркантильных?

  35. «Достаточно сравнить тиражи книг Высоцкого и Куняева»?

    Вы это всерьез, Пилюлькин?
    Вы и вправду думаете, что цифра отпечатанного тиража книги что-то значит?
    Святая наивность…
    Может быть, Вы еще скажете, что Высоцкий — поэт?

  36. пилюлькину, в смысле клюзову:

    чем ты хочешь выглядеть умнее, тем ты выглядишь глупее

  37. А чего — Ю. Кузнецов? Искусственный, старательно и удачно сконструированный автор. Вторичная мифология, рационализированная. Уровень хорошего кроссворда. Можно разгадывать один за другим, но потом надоест — слишком однообразно. Все сказанное, однако, не значит, что его не было, что он не оказал влияния на поэзию и т.д. По сути, это такой наизнанку вывернутый А. Межиров, у которого тоже все рационализировано, выдумано, начиная с биографии и кончая сюжетами стихов, но — и занятно, и повлиял, и т.д. Рационалистичные, «головные» поэты всегда были и будут. В. Брюсов, например. Но много ли его теперь читают? Там мало что есть для того, кто читает именно стихи. Как говорится, «за душу» нечему взять.

  38. Для интеллигента Хренова. Вы же не стесняетесь утверждать, что Куняев порядочный человек? Чего уж мне скромничать. Да — Высоцкий поэт, да — его имя в отечественную литературу прошлого столетия вписано навеки. Да, — спор наш ни о чём, поскольку мы слишком разные люди… Идите с Богом…

  39. на № 32. Гюрза Георгиевна!
    1. Не передёргивайте факты. Я действую в открытую, за кулисами вы со своим псевдонимом и те, кто за вами стоит.
    2. Это здесь сайте «ЛР» я не могу же выложить все публикации о Рубцове, в том числе и свои. Читайте на сайте «Звезда полей», который я веду за свой счёт с 2006 г.. А то, что вы и ваши коллеги замалчивайте работу рубцововедов — это факт.
    3. И попытка противопоставить Ю.Кузнецова народному Н.Рубцову — бесполезна! Вот и уже сквозь зубы некоторые на сайте «Российского писателя» в поисках истины стали признавать поэзию Н.Рубцова, ссылаясь на его принципиальные стихи «Тихая моя родина», «Россия, Русь! Храни себя храни!» и др.
    4. Вот даже «кугель» (№ 39) — объективно высказался о вторичности Ю.Кузнецова.
    5. Что касается меня, то я в отличие от вас карьеру в Союзе писателей РФ не делал, хотя там меня знают и вы, и оба Ивановых, некоторые мои издания имеют., а уж сайт «Звезда полей» читают, и вы в том числе.

  40. Доктор Пилюлькину
    1. Пишу не только для Вас. Гонор по отношению к техническим специалистам, в том числе к Ведущим, которые Патентами защищают приоритет России от зарубежных техн. Прихватизаторов, так и «прёт» от умственно ущербных.
    2. То, что вы не владете Высшей математикой, конструированием, сопроматом, технологиями, техническими расчётами — это ваш умственный уровень. Ничем вам помочь не могу. Это такие как вы, выгнали «технарей» на улицу , на «выживание», о чем сообщил также Саша Кругосветов в прошлом номере «ЛГ». Нет худа без Добра. Зато мы стали разоблачать дилетантство литературное и мировоззренческое вас и ваших «друзей»
    3. Ну, что вы такой упёртый, за что не любите поэзию Рубцова? По поводу творческого уровня Н.Рубцова и версификатора Ю. Кузнецова читайте здесь на сайте комментарии №№ 16 и 25., также № 39 от «кугеля»
    4. Занимайтесь лучше Правильным выписыванием пилюлек или генетикой Тутанхамона.( по комм. № 35)
    5. Пилюлькину. Куняев С.С. написал книгу «Шляхта и мы», тему которой вы никогда бы не осилили. Не надо натравливать читателей на Куняева, у которого своя позиция по поэзии, которую он и выразил.

  41. Для Кириенко. Повторяю для тех, кто не въезжает… Больше на Вас реагировать не буду — аллергияс… Желания писать о Рубцове, по моим наблюдениям, — здесь нет ни у кого, кроме штатно-незаслуженного, (судя по им же здесь неоднократно изложенной автобиографии) рубцововеда с патентами. Но такова специфика местной партячейки — заставят писать о Рубцове даже на форуме о генетике Тутанхамона. Выход есть — не реагировать, но трудно..

  42. С какой стати некий графоман, < ...> шельмует здесь замечательного поэта Юрия Поликарповича Кузнецова? Его выпады против поэта — те же самые доносы. При том, что здесь никто ничего плохого не говорил о «протеже» бездарного пародиста и недоучки. Никто не обязан любить того или иного поэта по приказу его эпигонов.

  43. Не хочется влезать в ту грязь, которую привносит в дискуссию невежественный и нечистоплотный Ю.Кириенко, но радует то, что в литературоведческой и критической дискуссии, которая уже более двадцати лет ведётся о творчестве Юрия Поликарповича Кузнецова, преобладают фамилии Кожинова, Палиевского («Кузнецов и Россия»(выступление на IV Кузнецовской конференции), Дмитрия Урнова («Вадим и Бахтин»), Юрия Селезнёва, Юрия Лощица, Николая Дмитриева, Юрия Павлова, Анкудинова и многих других — и поэтов и литературоведов. Не чета кириенкам и кугелям.

    Например:

  44. Уважаю Юрия Кузнецова за то, что он был внимателен к творчеству Николая Тряпкина. «Николай Тряпкин близок к фольклору и этнографической среде, но близок, как летящая птица. Он не вязнет, а парит. Оттого в его стихах всегда возникает ощущение летящего полёта». Или: «В линии Кольцов — Есенин, поэтов народного лада, Тряпкин — последний русский поэт. Трудно и даже невозможно в будущем ожидать появление поэта подобной народной стихии». Так написал о Николае Тряпкине Юрий Кузнецов.
    А высказывания Кириенко о Кузнецове тесно смыкаются с шельмованием имени и поэзии Кузнецова, например, Давидом Самойловым или Василием Аксёновым.

  45. Кугелю. А по-моему Кузнецов предельно ясен. Никакого кроссворда нет. Всё понятно.

  46. Для всех комментаторов: только мне кажется, что первым противопоставил Рубцову Кузнецова именно Юрий Кириенко, когда он влез в дискуссию с рекламой своих сайтов и брошюр о Рубцове? Не он ли первый в комментарии № 16 начал хаять Кузнецова? Перед этим шла дискуссия о Кузнецове и Кожинове в свете исходной публикации Евгения Богачкова и о Рубцове не было ни слова. Нужен ли великий ум, чтобы считать целью этих предыдущих высказываний замалчивание любого другого автора? Или это просто продукт больного воображения и желание лишний раз прославить самого себя? Например, мои любимые поэты — А.С.Пушкин и Е.А.Боратынский. Это тоже понимают как замалчивание всего, что взбрендит в голову?

  47. Зря Богачков зря ополчился на Василевскую: ну что-то и кого-то не упомянула. Главное ж не в этом, а в том, что читатели получили еще одну возможность прочитать Кузнецова.
    Что касается баталий, развернувшихся вокруг имен Кузнецова, Рубцова, Тряпкина, Передреева и Кожинова — давайте без фанатизма.
    И Кузнецов, и Тряпкин, и Рубцов, и Передреев — поэты первой величины — в одном ряду с Пушкиным, Лермонтовым, Шекспиром, Байроном, Есениным — каждый может выстроить свой ряд, добавив Тютчева, Некрасова, Блока, Маяковского…
    Кожинов, безусловно, блестящий критик и значительный литературовед. Куняев никаких доносов никогда не писал. И боролся не с
    Высоцким, а с мифом о Высоцком, созданном его лживые друзья. Думаю, Высоцкий тоже останется в истории русской литературы, хотя бы такими строками:
    А в Вечном огне видишь вспыхнувший танк
    горящие русские хаты,
    горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
    горящее сердце солдата.

    Виталий Мухин

  48. Филологическая профессура вырвалась на оперативный простор.
    Бедные студенты!

  49. Пилюлькину. Если на вас на улице залает собака, вы будете на нее обижаться? Так же реагируйте и сами знаете, на кого. То есть не реагируйте. Не может он смириться с тем, что в России много замечательных поэтов. Напишите лучше о своем любимом поэте. Это будет интереснее.

  50. Поклонникам и пиарщикам стихов Ю.П.Кузнецова.
    1.Не хотел, а придётся дать фрагменты статьи «Без Божества» (2003 г.) Валерия Хатюшина, глад редактора лит. журнала «Молодая гвардия», цитирую (см. инт.):
    «То есть, проще говоря, истинный талант никогда не опускается до ложных смыслов и лживых фантазий, до любой, какой бы она ни была красивой и эффектной, неправды. Но ведь если с этих позиций, с этого уровня понимания поэзии посмотреть на то, чем занимается Юрий Кузнецов, то всем нам придется признать одно из двух: или те литераторы, которые объявляют его одним из «лучших», «талантливейших» и «самобытнейших» поэтов, лгут себе и другим, или они ничего не смыслят в природе творчества.
    Ю.Кузнецова нередко называют мастером стиха. Ну что ж, может быть, так оно и есть. Но разве, как уже говорилось выше, это главное в поэзии? Разве в этом состоит основное качество таланта? Дьявол тоже чертовски мастеровит. И если Кузнецов за многие годы стихотворчества выработал собственный стиль и научился мастерски использовать метафору, сравнение, образ, инверсию и другие атрибуты стихосложения, то это вовсе не означает, что, будучи чертовски мастеровитым, он обрел истинный, глубоко органический и естественный русский талант, то есть стал поистине настоящим, национальным п о э т о м.
    Можно сказать еще проще: когда в сердце поэта живет Бог, тогда и не может быть неправды в его творчестве, тогда он и не станет никогда плутать в дебрях никчемной ереси, какой бы «поэтически» впечатляющей она ни казалась. Но если Бога в сердце нет или почти нет (и значит, нет ощущения Истины и стремления к Ней), то все, что этот автор делает в стихах, – претенциозные словесные игры в расчете на такие же слабоверующие души и поверхностных, духовно необразованных «критиков». Необразованных – в том смысле, что не имеющих в себе Образа Божьего».
    2. Господа «образованцы». Никакие ёрничество, дипломы и премии «Букеров» и «Антибукеров» не прикроют ущербность литературную. И на солнце известных литературоведов бывают «пятна» и только «престиж» не позволяют признать иногда ошибки и заблуждения (это к авторам кузнецовских конференций)

  51. Выходит, что «Литературная Россия» и ее главный редактор зря старались столько лет, печатая разнообразные материалы о поэте Юрии Кузнецове, издавая его многотомник и способствуя распространению его поэзии. Зря состоялись тринадцать серьезных Кузнецовских конференций под эгидой академического института мировой литературы? Незаслуженно переведены стихи Юрия Поликарповича на языки мира?

  52. Так и в кроссвордах все совершено ясно, когда приловчишься их решать. Очень ограниченный набор предметов и формулировок. О том и речь. Но отменять существование Ю. Кузнецова бессмысленно.
    Я только не могу представить, как любитель его стихов в полузабытьи бормочет какие-то строки из этого мастера. Какие? А стихов без такого бормотания в полузабытьи не бывает.

  53. Уважаю Кузнецова за то, что он уважал Тряпкина. Ты понял, что говоришь? Тогда надо уважать и Ф. Панферова за то, что он стал печатать Тряпкина, когда того никто не печатал, и Н. Лесючевского, который утверждал в плане «Советского писателя» сборники его. А это фигуры не из тех, что можно вот так просто взять и уважать. Тут сноровка нужна.
    А насчет Д. Урнова повеселил. Вот это мыслитель. Ничего более смешного, чем статьи и книги этого критика и придумать нельзя. Везде были чудовищные ошибки, которые он сам не замечал. Например, любил Владимира Владимировича Набокова назвать Владимиром Дмитриевичем. И пошло-поехал. Темный-темный был конник прогресса. Даже лошади над ним ржали. Правда, за спиной.

  54. Доктор Пилюлькин:
    — Да — Высоцкий поэт, да — его имя в отечественную литературу прошлого столетия вписано навеки.

    Интеллигент Хренов:
    — Не могу с Вами согласиться. Высоцкий — ни разу не поэт, стихи его глазами читать невозможно: сразу становится ясно, что строки эти — плоские, а сплошь и рядом — просто пошлые.
    Но если рычать эти плоско-пошлые строки со сцены, сопровождая их гитарным боем, то можно произвести впечатление на публику, это верно.
    А если еще при этом политический кукиш властям из кармана показывать, — ну, тут успех обеспечен.

    Высоцкий — только бард. То есть он производит впечатление на публику не чисто словом, а всем комплексом средств, имеющимся в его распоряжении, — словом, тембром голоса, гитарным боем, сценическим поведением… Всё вместе — это действует на публику, верно. И публика в итоге визжит от восторга.
    Но вот если убрать тембр, гитарный бой и сценическое поведение, а оставить одно только слово, — бард становится бессилен. Потому, что его слова — слабы. Одни, без тембра, боя и поведения, — слова барда слабы и не выдерживают конкуренции со словом поэта.

    Этим и отличается бард от поэта.
    Поэту не нужны ни тембр, ни бой, ни поведение. Он способен взять за живое одним только словом.

    Высоцкий — ни разу не поэт.
    Это бард — и только.
    Все настоящие поэты это всегда понимали.
    В том числе и Куняев.

    И в отечественную литературу прошлого столетия имя Высоцкого ни разу не вписано, Пилюлькин.
    Правда, это имя пытались вписать туда — и ныне пытаются — это верно. Пытаются разные пилюлькины. А также друзья и родственники Высоцкого, бывшие любовницы и прочая окололитературная шушера.
    Но из этих попыток ничего не выйдет, Пилюлькин.
    Бог — не фраер, он правду видит.

    Очень жаль, доктор (если Вы — доктор), что приходится объяснять Вам, как мальчику, эти очевидные вещи.
    Вы ведь, кажется, мальчик уже большой, — могли бы и сами додуматься…

  55. О Тряпкине согласна целиком и полностью. Это настоящий, глубоко русский поэт. Сразу настраивающий на философское осмысление жизни и космоса. В жизни был достойным, серьезным и порядочным человеком без вредных привычек. Это и по творчеству видно.

  56. «Прозаикам» Марку, Игорю, Галине — отвечаю авторской поэзией.
    Юрий Кириенко-Малюгин. А судьи кто?

    А судьи кто?
    Христос бросает слово,
    А сам идёт в лохмотьях по родным холмам.
    Зачем, зачем для нищего обнова,
    Если её подарит Каин или Хам?

    А судьи кто?
    Вопрос нам ставит время!
    А судьи кто?
    Несёт наш крест святой Христос!
    А судьи кто?
    Кто приговор отменит?
    Пилат? Толпа? Жрецы?
    Вот в чём вопрос!

    А судьи кто?
    Собрались жертвы блуда.
    А судьи кто?
    У них на правду свой закон.
    А судьи кто?
    Стоит, смеясь, Иуда,
    Стон серебра – ему приятный звон.

    А судьи кто?
    Голгофа в ожиданьи.
    А судьи кто?
    Обманутый опять народ.
    А судьи кто?
    Там в недрах мирозданья
    Есть Высший суд, который судей также ждёт.
    Май 1990 г.
    Это стихотворение среди других было передано лично Ю.Кузнецову (как зав. отдела поэзии в «Н.С») в 1998 году для публикации (и блокировано).

  57. Guest-у.
    1.Не занимайтесь провокацией по отношению к редакции «Литературной России» тем, что печатали «разнообразные материалы о поэте Юрии Кузнецове». Ну и что? Сейчас ряд комментаторов поставили на положенное вторичное место эту «поэзию» (версификаторство). Ранее об этом верно высказался в статье «Без Божества» (ещё в 2003 г.) Валерий Хатюшин, не абы кто, а литкритик и главный редактор журнала «Молодая гвардия».
    2. «Кузнецовские» конференции проводятся с одной целью: публиковать статьи-доклады аспирантов- будущих диссертантов, кандидатов и докторов фил. наук для подтверждения их научной деятельности и окладов в ИМЛИ или на своём (где-то в регионе) месте работы. Другую цель я уже обозначил: отвлечь от пропаганды творчества Н.М.Рубцова.
    3.Ещё в 2002 году я брал видео-интервью у поэта Валентина Васильевича Сорокина, который впервые заявил: Н.М.Рубцов — русский национальный поэт. (см. статью на сайте «Звезда полей»)

  58. Со стороны не увидел ни одной очевидной вещи. Хотя, безусловно, по распространенности «творчества», Высоцкого многие мнят народным национальным и тп бардом, героем и некоторые — даже поэтом. Имеют право. Конституция этого не запрещает.

  59. купелю. Не сомневаюсь, что вы сами были в сонме этих лошадей. Иначе откуда вам знать, что они ржали именно над Урновым. Для этого надо знать, как вы, лошадиных язык.

  60. Не тот ли это Валерий Хатюшин, кто в своем сборнике «Протуберанцы» напечатал (как он позднее объяснил по невнимательности) под своим именем стихи поэтесс Жемайтите и Сойко? Плагиат выяснился совершенно случайно, а объяснения Хатюшина оказались несостоятельными, потому что ворованные женские стихи были переделаны так, чтобы выглядеть, как будто их написал мужчина. Об этом все знают. Видимо, отзывы Хатюшина о Кузнецове выдернуты комментатором из книги Бондаренко ( как цитата) либо из сборника «Звать мне Кузнецов», где собраны самые разнообразные отзывы. И противовес отзывов положительных, на мой взгляд, — весомее, если говорить об авторитет их авторов.

  61. Кугелю. Публикациям Тряпкина содействовал Антокольский, кому первому в Москве Тряпкин принес стихи. Он и способствовал его публикациям и в журнале «Октябрь» у Панферова; тот не только напечатал его стихи, но попросил его и впредь обращаться только к нему. Почему бы и не уважать за это Панферова? Первая книга Тряпкина в «Советском писателе» получила отрицательные внутренние рецензии А. Лейтеса и С. Смирнова; поэтому книгу отложили, но автор издал ее в Архангельске. Новую книгу стихов Тряпкина издавали уже при Егоре Исаеве в 1958 году. История публикаций Николая Ивановича Тряпкина подробно описана в статье Е.Богачкова «Как советские писатели издавали поэта Тряпкина» («ЛР», No. 4, 01.02. 2019). К сведению кугеля рукописи готовил к изданию редактор отдела, после чего она поступала к главному редактору (как раз в период первой книги Тряпкина, когда ее отвергли, главредом был Лесючевский), а вот когда книга была одобрена рецензентами (тремя, в том числе Михаил Светлов), подготовлена к изданию Егором Исаевым и передана тогдашнему главному редактору, Лесючевский был уже директором издательства и к составлению планов отношения не имел: это была всегда обязанность главного редактора. Ни Лесючевского, ни Панферова я не знала и судить о них не могу, к тому же обсуждать тогдашних деятелей с сегодняшних позиций и с чужих слов считаю некорректным. Возможно, вы, кугель, знали их лично и у вас впечатлений о них больше.

  62. Кугелю. Почему надо бормотать в полузабытьи стихи поэтов? Разве нельзя их просто читать и перечитывать, или вспоминать про себя, мысленно, если оно запомнилось наизусть? Вы сами-то свои любимые стихи привыкли бормотать в полузабытьи?

  63. Сколько было конференций и форумов о непревзойдённом значении, скажем, А. Фадеева. И всем все понятно. Это что — показатель высокой значимости?
    А каких еще конференций ни проводил ИМЛИ? В том числе и о стилевых тенденциях многонациональной советской литературы. Где эта литература, где эти тенденции. Где этот ИМЛИ, наконец? Последний возрос — риторический, где этот ИМЛИ каждому нормальному человеку хорошо известно. Неведомо, как оттуда, где этот ИМЛИ, выкарабкаться и потом отмыться.
    Только не надо передергивать. Никто не сказал, что тень Ю. Кузнецова надо гнать взашей из литературы, перестать издавать, не изучать его творчество. Так будет яснее его масштаб. Как поэт он много меньше и Тряпкина, и даже Передреева. Как литературная фигура — много крупнее.
    Что же до издания собрания Ю. Кузнецова под эгидой ИМЛИ, то видно без очков, как там издают собрание Маяковского, с какими жуткими комментариями, насколько неумело. И это, когда материал давно отработан другими. А что будет с Ю. Кузнецовым? Разве какие деньги присвоить, в ЦДЛ пару раз сходить набраться.

  64. Кириенко, достаточно прочитать несколько примитивных, барабанных стишков Хатюшина, чтобы понять: он именно «абы кто».
    Завистливая серость.
    Не более того.

  65. Какое счастье, что ни в ИМЛИ, ни, надеюсь, в любом другом институте системы РАН, ни в литературе в целом нет ни кугелей, ни кириенок.

  66. Все конференции Института показаны на сайте imli.ru. ru. Если кому-то не нравятся имлийские конференции и труды, можно только пожелать не ходить на их мероприятия, а посещать другие, например, Рубцовские (см. ресурс «Звезда полей») конференции и клубы. Это лучше, чем пить водку в ЦДЛ. Менее затратно.

  67. 1. Цитирую гюрзу Георгиевну (ком. № 65): «Видимо, отзывы Хатюшина о Кузнецове выдернуты комментатором (т.е. мной, Ю.К.) из книги Бондаренко ( как цитата) либо из сборника «Звать мне Кузнецов»». Не надо передёргивать! Эта цитата (см. ком. № 54) из статьи «Без Божества» Валерия Хатюшина, опубликованной в газете «Российский писатель» (!!!) , 2003, июнь, № 10 (глав. ред Н.Н.Дорошенко) (см. инт.):«То есть, проще говоря, истинный талант никогда не опускается до ложных смыслов и лживых фантазий… Новые поэмы Юрия Кузнецова мне понадобились вовсе не для развенчания, как решили некоторые, одного из таких кумиров, а лишь для красноречивой иллюстрации отрицательной творческой энергии, в угоду нашему беспринципному времени активно реализуемой на пространстве современной русской литературы под маской религиозности. Что из этого вышло — многие видели… Как будто Ю.Кузнецов — это мерило и светоч для всей нынешней поэзии…» См. интернет «Во имя Истины».
    В газете «День литературы» , № 8, август 2003 г. О.Дорогань опубликовал статью «Между миром и Богом. В защиту Юрия Кузнецова». Кроме того, в газете «Завтра» была опубликована статья «Во тьме ада». Полемика нарастала. Всё это знает Г.Г. и замалчивает.
    2. Попутно, тогда же (лето 2003 г.) я ввязался в дискуссию, передал статью-ответ О.Дороганю в «Рос. пис. «, Дорошенко отнёс статью Г.Иванову, тот показал её В.Ганичеву и они решили не публиковать, остановить дискуссию. Для информации, в 2002-2003 г.г. «Рос. писатель» публиковал мои статьи о Н.М.Рубцове, например «Николай Рубцов и православие». Это «парткличкам» Г.Г, Марку, Игорю и примкнувшему к ним Пилюлькину для напоминания и сведения.

  68. Для 61. Неудивительно, что было блокировано: это ужаснее даже чем графомания. Одни «недра мирозданья» чего стоят.

  69. Гюрзе. Это тот самый Валерий Хатюшин, который в своем сборнике, переделав их слегка. Об этом писали «День литературы» (2005, № 3) и «Московский литератор» (2007, № 5). «Совпадение» двух стихотворений комментаторы могут оценить сами. Об этом также см.
    https://evgeny-minin.livejournal.com/455127.html
    Фамилия поэтессы — не Сойко, а Сойни.

  70. Из опусов комментатора 73 всё яснее и яснее становится, что никому его убогие усилия не нужны и напрасно он пыжится и истерит. Никто его «труды» не читает. Разве что комментатор кугель отважится. Я не читаю эти самодеятельные опусы и другим не советую. Они только портят имидж его протеже.

  71. Кириенко. Вы серьёзно считаете, что я буду тратить время на чтение ваших статеек, которые отвергли Ганичев и другие? Ваши «напоминания и сведения» (точнее, отсутствие последних) мне совершенно не нужны. Не тратьте на меня время. Теперь я знаю, что именно мне не следует читать. Я не признаю вас ни как поэта, ни как специалиста. Увы!

  72. Забавная получается полемика. Типа «а ты кто такой?». «Не читать НИКОГДА, не читать НИКОГО (кроме себя, любимого)- вот лозунг мой и Солнца!». Продолжайте. ребята! Рад за вас, симпатишных в вашем праведном гневе! Так их всех, тудыть-их-растудыть в котлету!

  73. Если приводить в пример выпады В.Хатюшина как главреда «Молодой Гвардии» против Кузнецова, тогда и по справедливости стоит упомянуть тех главных редакторов журналов, кто позитивно разбирал его творчество. Это, например, Ст.Куняев («Наш современник») или В.Бондаренко («День литературы»). Есть и другие. И это только московские.

  74. Утверждение планов издательства проходило тогда через дирекцию. Просто главный редактор ничего не решал. О том, как появился в «Октябре» у Панферова Тряпкин и пал ему в ноги со словами — первый раз вижу живого писателя, после чего его подняли, усадили и тут же набрали подборку стихов, есть в мемуарах. Светлова и Антокольского оставьте себе. Особенно, когда речь о послевоенном «Октябре». Там этих мастеров не только к двери бы не подпустили, но из пулемета с вышки положили бы еще в нейтральной зоне.

  75. ХХI Международные Апрельские чтения «Произведения Ф.М. Достоевского в восприятии читателей ХХI века». Это тема для научной конференции в Институте мировой литературы РАН? Ну-ну. А мне показалось, что это для вечера в районной библиотеке.
    Да и то — слова. Чего-то комментариев не поступило насчет подготовки собрания Маяковского. Даже такое простое дело не по силам. Примечания хуже тех, что были в «красном» тринадцатитомнике. А сборники научные, которые выходят под маркой ИМЛИ? Жуть, уровень дворовой команды. Кто о чем слышал краем уха, тот о том и написал изложение. В мое время так в школе писали. Начальной.

  76. Дядя Степа утром рано
    Бодро шел в систему РАНа.
    Он бы шел и не туда,
    Но — достали, господа!

  77. А почему стихи бормочут, о том писали Г. Адамович и В. Ходасевич.
    И я бормочу в полузабытьи. Так — давно не читаю. Скучные эти ваши стихи. То ироническая лирика, то чего вроде этого. В общем, нечто среднее между И. Ждановым и В. Куллэ, ранившими друг друга в самое уязвимое.

  78. горящий смоленск и горящий рейхстаг —
    звучит некорректно. рейхстаг пусть горит, не жалко. горящее сердце солдата. какого солдата, немецкого?

  79. Справедливости ради у комментатора 77, с кем я абсолютно согласен, не было слов «а ты кто такой»,, «не читать никого», «кроме себя любимого»…

  80. Для 81. Когда кажется — креститесь. Замечательная тема. Но если не нравится, пойдите туда, выступите и опровергните ученых.

  81. Компании «парткличек». По порядку.
    1 Игорю. на № 77. Да я не нуждаюсь в ваших признаниях. Это вы «лезете» в мои комментарии. Ту статью, которую «по политическим» «бесконфликтным » соображениям не выпустили , я не стал публиковать, так, что вы выстрелили в никуда.
    2. Марку. Казуистикой вы почти владеете, можете подучиться у гюрзы .
    По сути. Не надо вам читать мои труды. Надо вам повысить «сообразилку», как говорил — для таких сатирик — М.Задорнов.
    3. на 74. Вы, марк, пишите, пишите. Вам для ликбеза из википедии: «недра — 2. перен. внутреннее пространство, внутренняя, глубинная часть чего-либо» (т.е. и Мирозданья). Я заявляю, что ваши опусы блокировать не буду!
    4. Анониму, на № 72. Молодец! Правильно ориентировали литераторов, ходите на Рубцовские конференции. Заканчивайте с водкой в нижнем буфете ЦДЛ, и в верхнем ресторане.
    5. На № 71. Я уже давно в литературе. Кугель, видно, то же. Только вас лично и др. «парткличек» не отыскать. Прячетесь из-за графоманства или дилетантства? Хорошо, что вы счастье нашли в….

  82. Номеру 87. Давно бы успокоились. Никто вас не читает. Вы уже сделали своё подлое дело для своего протеже: надоели всем до тошноты своей хвальбой. Не огрызайтесь больше. Вам написали уже, кажется: читать вас не хотят. Даже я последний.

  83. Guest-у. Не заводитесь! Я пишу не для вас.
    1. По поводу «никто не читает», сообщаю. На сайт «Звезда полей» (с 2006 г.) ежемесячно заходили сотни посетителей, в том числе по месяцам из 10-20-30 зарубежных стран (бывшие СССР, зап. Европы, Израиль, США и даже Африки — видно русские образованные жены местной элиты) . В целом более миллиона.
    2. Давно не наводил статистику. Дам задание (программа статистики стоит на сайте по России и земному шару)и в конце июня на сайте дам информацию по посетителям.
    3. Вы можете быть любой не-чтец. Становитесь на дуде игрец.

  84. Вот, догадался один. Владимир Дмитриевич Набоков — это не писатель. А Д. Урнов считал иначе и так и писал. Тем и остался в истории литературы. Более нечем.
    А про лошадиный язык. Это к Свифту претензии. Экий тупой англичанин, писал о том, как лошади разговаривают.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *