«В СВОЕЙ СТРАНЕ Я СЛОВНО ИНОСТРАНЕЦ…»

Как мы обустраиваем Россию

Рубрика в газете: Обсуждаем публикации "ЛР", № 2019 / 11, 22.03.2019, автор: Пётр ТКАЧЕНКО

Язык сограждан стал мне как чужой,
в своей стране я словно иностранец…
С. Есенин

В газете «Литературная Россия» опубликована статья «Иначе не выжить» Светланы Замлеловой (№ 8, 2019), проникнутая истинной тревогой о том, что уже не только в бывших союзных республиках притесняется русский язык, «но теперь на русский язык гонения начались и в самой России». И «дело тут не в ошибочных суждениях, а в продуманных и далеко идущих планах». То есть, происходит это не само по себе, не является неким досадным упущением, но – продуманным, строго и последовательно осуществляемым замыслом.
Что предлагает автор статьи «Иначе не выжить»? Кажется, полный набор тех догматов, на которых наше народное и государственное бытие может только разрушаться, но никак не укрепиться и не сохраняться. Опять-таки, нисколько не сомневаюсь в том, что автор делает это из самых добрых побуждений и намерений. Но это только усугубляет наше положение, коль даже те, кто, казалось бы, должен определить точно парадигму развития, не различают истинных мировоззренческих путей.В самом деле, разделяется «мнение» о том, что «нынешнее национально-административное деление России не просто не эффективно, но и опасно». Как любят выражаться иные, скорые на суд и расправу политики, представляет для нас «мину замедленного действия», которая якобы была заложена в советское время. То есть, то, что так трудно складывалось веками, что сохранилось даже в первоначальный период советского времени, несмотря на всю жестокость идеологического противоборства, то, что, наконец, доказало свою жизненность, оказывается теперь «опасностью», является «неэффективным». В каком смысле «неэффективным»? В экономическом, социальном, духовном, культурном? Если об этом многие годы твердит В.Жириновский, предлагая новое Вавилонское столпотворение, это вовсе не значит, что мы ему должны следовать. У него амплуа такое – высказывать «альтернативную» точку зрения. Не думаю, что он сам этого не понимает. Таким образом, во множественности языков, установленной самим Господом, которую невозможно отменить, позитивистское, материалистическое сознание усматривает опасность нашему государственному и народному существованию.
Автор видит опасность в некоей особой региональной идентичности, то есть в локальной культуре, которую и обойти и устранить невозможно. Её надо познавать, а не отрицать. Особая угроза усмотрена в «возвращении к истокам», то есть в развитии национальных языков и культур: «Одним из самых вредных сегодняшних веяний на территории России стал призыв «Пора возвращаться к истокам!» Вредный, именно потому, что настойчиво предлагает народам разбежаться в разные стороны». К такому выводу можно прийти, лишь не различая истинный и ложный национализм. Отсюда может быть единственный вывод – всякое национальное своеобразие должно быть устранено. Но на такое намерение может быть единственная реакция – пробуждение ложного национализма и всякого рода «самостийности» и сепаратизма. Как видим, предлагается то, что уже было испытано и, казалось, уже преодолено. Но без развития самобытных культур, как уже бывало и неизбежно бывает то, о чём убедительно писал Павел Флоренский: «Очень скучно, когда в Керчи, среди греческих развалин, и в Мариуполе, и по Черноморскому побережью, и в Тифлисе, и даже в нагориях Чиатур, везде видишь: «Нигде кроме как в Моссельпроме». Но это не только скучно, но и симптоматично: всякий район должен творить свои ценности, нужные всему государству. И нивелировать эти возможности – значит, лишать великое государство смысла его существования, тогда нет великого: оно становится лишь большим». Без многообразного единства, как мы уже знаем, и большое становится неустойчивым и непрочным. И потом, это ведь вовсе не «засилье» русского языка и русской культуры, это – торжество каких-то иных мировоззренческих и идеологических поветрий, которые губят не только национальные языки и культуры, но прежде всего – русский язык и русскую культуру. Не множественность культур является опасностью, а их уничтожение, тщетная попытка создать единое, одинаковое для всех, некое универсальное культурное пространство. А потому мы должны сказать словами Н.С. Трубецкого: «Братство народов», купленное ценой духовного обезличения всех народов – гнусный подлог».
С.Замлелова в подтверждение коварных замыслов против России ссылается на принятый в США в 1959 году «Закон о порабощённых нациях». Но наши противники, то бишь «партнёры» по-другому действовать и не могут, иначе они перестали бы быть «партнёрами». Они, что называется, и «должны» представлять Россию не иначе, как «тюрьмой народов», причём, всякую – и самодержавную, и советскую, и демократическую. Но что делаем мы для своего развития и укрепления, чтобы эти адские планы оказались несостоятельными? Увы, даже на мыслительном уровне мы не можем возвратить в общественное сознание извечные и ясные ценности. И совершенно очевидно, почему. Потому что «элита», совершившая криминальную революцию, была и остаётся откровенно прозападной, не связывающая свою жизнь с Россией, а теперь и подтвердившей своё шаткое положение капиталами и собственностью на Западе. А «либеральная» оппозиция, псевдолиберальная, конечно, обладающая большим влиянием на мировоззренческом и культурном поприще – уже даже не прозападная, а поражена болезнью смердяковщины, открытой Ф.Достоевским. То есть, поставила себя в положение борьбы с народом и страной. Ну, разумеется, во имя их «исправления». Из такого кричащего несоответствия народных ценностей и западнических воззрений «элиты», остервенело навязываемых всему обществу, и проистекает как мировоззренческая невнятица, так и пробуждение ложного национализма, представляющего собой главную угрозу нашей государственной целостности.
А сколько было и остаётся у нас заморских грантодавателей, мобилизующих целую армию наших вроде бы образованных граждан на борьбу с собственной страной и народом? Не где-нибудь, а в Ростовском государственном университете – Американский совет научных сообществ. Пресловутый Сорос, уничтоживший наши «толстые» литературные журналы – уникальное явление культуры, учивших детей наших по искажённой истории. Кто и зачем пускает таких троянских коней в наши пределы? Кто и за какой «бизнес» позволяет им бесчинствовать в нашей культуре?.. Видя всё это, как должны реагировать регионы и республики, как должны защищаться от такой напасти?
Вот пример нашей, абсолютной мировоззренческой и исторической невнятицы. Даже, кажется, что кто-то незримый преднамеренно перемешал все смыслы и бросил их нам без всякого разбору, то ли по недомыслию, то ли умышленно. 23 февраля 2019 года на Кубани отметили 100-летие флага Краснодарского края. В сетях это событие названо днём флага Кубанской народной республики. Как это соотносится с историей и с реальным положением и состоянием одного из регионов России? Да никак. Известно, что с 8 февраля 1860 году по указу императора Александра II образована Кубанская область – административно-территориальная единица. Переименование её в Кубанский край было оформлено 5 декабря 1918 года. Во время Гражданской войны 23 февраля 1919 года на заседании Законодательной рады был утверждён Кубанский флаг, 100-летие которого выдаётся теперь за флаг Краснодарского края. Краснодарский край, как известно, образован 13 сентября 1937 года, когда Азово-Черноморский край постановлением ЦИК СССР был разделён на Ростовскую область и Краснодарский край.
Зачем предпринята теперь такая, абсолютно произвольная манипуляция историческими фактами? Совершенно очевидно, что такое шулерство понадобилось для того, чтобы «вышла» самостийная Кубанская народная республика, никогда в действительности не существовавшая…
Флаг, которому исполнилось 100 лет, был принят в условиях Гражданской войны, в условиях революционного анархизма и беззакония, в условиях безгосударственности, когда, по воспоминаниям современников, в крае, охваченном смутой, правили всем распущенность, разврат, шарлатанство и авантюризм… Этот флаг был символом самостийнической, сепаратистской власти, «слишком резко отмежевавшейся от общерусской идеи» (А.И. Деникин). Глава Кубанского правительства Л.Л. Быч проповедовал самый махровый сепаратизм: «Помогать Добровольческой армии – значит готовить вновь поглощение Кубани Россией». В конце концов, Главнокомандующий силами Юга России генерал А.И. Деникин вынужден был расправиться с лидерами кубанского сепаратизма. Но «Белое дело» оказалось окончательно проигранным…
Спрашивается, с какой целью, для каких таких великих свершений и прорывов в нашей нынешней жизни вытаскивается из прошлого этот исторический рудимент и атавизм, символизирующий самостийничество, и обманом выдаётся за флаг Краснодарского края? Кажется, единственной для того, чтобы продекларировать сепаратистское представление никогда в действительности не существовавшее – Кубанская народная республика… И что поразительно, это распространяется на официальных сайтах…
Я посчитал бы всё это пустой забавой, следствием малой образованности и интеллектуальной немощи, если бы в последние десятилетия и годы «возрождения» не наблюдал попытки претворения этой идеологемы в жизнь, смущающей души кубанцев и вносящей в общество смуту.
Проблемы локальной культуры Кубани, как и везде, языковые. Но тут есть своя особенность, так как ни одна область и край России не имеют столь ярко выраженных языковых особенностей, как Кубань. И, тем не менее, именно Кубань долгое время, в отличие от других областей и краёв, не имела своего словаря диалекта. Он просто не получался из-за научной методологической разработанности. Достаточно сказать, что некоторые «ведущие» этнографы вполне серьёзно полагали, что никакого такого кубанского диалекта не существует. Он, якобы «не сложился», что это всего лишь какая-то смесь «украинизированных» и «русифицированных» диалектов и говоров. (Н.И. Бондарь, «Календарные праздники и обряды кубанского казачества», «Традиция», 2011). Не надо быть филологом, чтобы понимать, что языка без диалектов не существует.
И вот, составив такой словарь диалекта, изготовив его оригинал-макет и порядком затратившись, я обратился за помощью к тогдашнему атаману Кубанского казачьего войска В.П. Громову и тогдашнему губернатору Н.И. Кондратенко. Повздыхав над тем, что словарь диалекта действительно нужен, они согласились со мной, что пока у нас нет словаря диалекта, мы остаёмся людьми не вполне легитимными, обещали помочь. Но так и не помогли. И мне пришлось выпускать словарь диалекта пятитысячным тиражом за свой счёт и самому распространять его по всей Кубани.
Тогда подумалось, что так сложились обстоятельства. Люди хотели помочь, но не смогли. И только со временем открылось, что препятствием для издания словаря были причины мировоззренченские. Однажды, вдруг, как говорится, ни к селу, ни к городу, В.П. Громов, будучи атаманом, объявил, что казаки являются отдельным самостоятельным народом. Словом, нерусскими людьми, несмотря на то, что никаких аргументов в пользу существования «казачьего языка» предъявлено не было. Более того, призвал потомков казаков «определиться» со своей национальностью, то есть, отказаться от своей русскости. И при переписи был введён специальный бюллетень. На всю Кубань нашлось всего лишь четырнадцать тысяч маргиналов, непомнящих своего родства, отказавшихся от русской национальности и принявших несуществующую национальность «казак». Но дело было сделано. Провокация совершена. Не думаю, что В.П. Громов, мой ровесник, историк по образованию, да ещё специалист по дореволюционной истории не понимал, что он делает… Такое вот было предпринято «возрождение» и «обустройство» России. И, как ни странно, с участием тех, кому это, казалось бы, и вовсе ни к чему…
Эту давнюю историю, теперь, вроде бы, можно было бы и не вспоминать. Нет, однажды брошенные семена сорняков дают свои всходы. Говоря словами выдающегося поэта Юрия Кузнецова, эта «закваска могильная бродит»… И сегодня, в молодёжной среде в особенности, сеть переполнена этим маргинальным бредом – мы казаки, а, стало быть, не русские. Более того, такое «обустройство» России пополнилось ещё одной опасностью. Ведь с помощью такой идеологемы на Кубань проникает теперь ядовитая идеология «украинофильства»…
Как и после всякого духовного и социального потрясения теперь перед нами стоит задача неимоверной сложности – строительства новой государственности, в точности пока никому неведомой. И прежде всего – мировоззренческого обоснования этого строительства. Здесь никакие догматы прошлого, внешне привлекательные, помочь нам не могут. А в этой, мировоззренческой сфере у нас царит, кажется, полная невнятица. К примеру, зачем и почему на окраине Краснодара возводится не памятный знак и не памятник, а целый мемориальный комплекс, посвящённый генералу Л.Г. Корнилову на месте его гибели? Ведь это, как ни крути, символ Февральской буржуазной революции 1917 года, а вовсе не памятник всем жертвам Гражданской войны, как уже давно должно было быть. Кроме того, он символизирует отрицание и вычёркивание из нашей истории самого сложного, самого трагического революционного ХХ века. Такой «патриотизм», основанный на реабилитации лишь одной из противоборствовавщих сторон, является ни чем иным, как продолжением в умах и душах людей состояния Гражданской войны, поддержания такого состояния… Не имеем мы уже права предпринимать новое государственное строительство на каких-то и вовсе маргинальных представлениях о патриотизме. К тому же, это и невозможно. Да, это памятное место в нашей истории. И оно должно быть отмечено по своему истинному смыслу и значению.
Генерал А.И. Деникин на подступах к Екатеринодару в своё время видел в предстоящем сражении высокий духовный смысл. Божий Суд, который надо принять таким, каким он будет: «У нашей армии был свой маленький «Иерусалим». Пока ещё не тот заветный, далёкий с золотыми маковками сорока сороков Божьих церквей… Более близкий – Екатеринодар». («Очерки русской смуты», М., «Наука», 1991). Бедное же позитивистское, материалистическое сознание вытравило из этого представления высокий духовный смысл, оставив лакейское подражательство: «Наш маленький Париж» (В.Лихоносов). Так «маленький Иерусалим» превратился в «маленький Париж»… И поскольку всякое мыслительное обоснование неизбежно вызывает соответствующее жизненное положение, вышло то, что мы имеем, о чём мне приходилось уже писать на страницах «Литературной газеты»: былого Краснодара, каким знали его наши родители и мы, – не стало; возвращение в Екатеринодар – невозможно, поскольку история не знает повторений; остался несуразный суржик – «маленький Париж», весь в иностранных вывесках. А тот, настоящий Париж, хотя и бурлит жёлтыми жилетами, всё-таки стоит на месте («Чужой «маленький Париж», или Торжество идеологии западничества», № 3, 2017).
Национальным культурам республик, как и локальным культурам регионов, грозит не русская культура и не «засилье» русского языка, являющегося универсальным языком межнационального общения, а новое Вавилонское строительство – вненациональное, внетрадиционное, единое для всех.

 

3 комментария на «“«В СВОЕЙ СТРАНЕ Я СЛОВНО ИНОСТРАНЕЦ…»”»

  1. — Статья по делу. Но читается тяжело.
    Сократить бы ее и более конкретизировать.

  2. На статью С.Замлеловой я дал комментарий, который похоже не заметил П.Ткаченко. Цитирую главное:
    1. Светлана Замлелова запуталась в понятиях (цитирую): «Есть множество национальностей, но должна быть одна нация. С одним языком и самосознанием. Иначе не выжить». Это стравливание наций друг с другом по языку и культуре. Не надо путать: Единый язык общения — русский и какой-то единый народ. Понятие «российский» — это гражданство населения Российской Федерации. Также и в США — американский народ — граждане США (на этом их патриотизм) при наличии множества наций и их культур.
    2. При социализме от идеологов была формула: «Культура — национальная по форме и социалистическая по содержанию». Социалистическая — это по форме социальной политики и экономике, плановой связывающей тогда все территории.
    3. Сейчас новая — скажем, бизнес-реальность. И чтобы гражданам не разбежаться по национальным квартирам в единой России, как основной части Исторической Державы предлагаю формулу: «Культура — национальная по форме — Державная (единая федеративная) по содержанию.» Что фактически осуществляется». Путём управления Федеральными округами РФ.
    3. Экономическая система (бизнес-эгоистическая сейчас) может (скажем желательно) преобразоваться в конвергенционную китайского или скандинавского типа — экономически более справедливого типа. Это зависит от Управления.
    4. А Государственность — сейчас как РФ, связанная Единым Экономическим комплексом регионов и взаимно обогащающими культурами, должна оставаться незыблемой. Хватит блуждать на радость националистам всех мастей. И так уже (надеюсь Временно) от Исторической России оторвали Малороссию (Украину с Православными областями) и подрывают необходимое Союзное государство — Россия-Белоруссия.
    5. Куда и на что зовёт С.Замлелова нации и религии?»
    На «проблемах» «белых» и «красных» — каждый со своей «правотой» делается попытка внедрить Хаос в стране.
    Защита русского языка от англицизмов, внедряемых ТВ-журналистами и западенцами — это отдельная важнейшая проблема.

  3. Сохранение всего национального — от языка до чайных чашек и духовных (народных, религиозных) традиций — одна из главных задач государства, которое хочет развиваться и быть сплочённым на фоне внешних угроз.
    Замлелова взялась не за свою тему, чем вызвала своими поверхностными рассуждениями справедливую реакцию тех россиян, которые более глубоко разбираются в национальном вопросе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *