Вячеслав АР-СЕРГИ: НУЖНЫ ДРУГИЕ ЗАКОНЫ…

Рубрика в газете: Мы – один мир, № 2018 / 21, 08.06.2018, автор: Княз ГОЧАГ (г. ПЫТЬ-ЯХ, Ханты-Мансийский автономный округ – Югра)

Мой собеседник – народный писатель Удмуртии Вячеслав Ар-Серги. В «ЛитРоссии» он публикуется с 90-х годов прошлого столетия. В те же годы добрая литературная судьба одарила и меня встречей, знакомством, а в дальнейшем и хорошей творческой дружбой с ним. Вячеслав Ар-Серги живёт и работает в Ижевске. С тех же 90-х годов века минувшего он занимается исключительно профессиональным литературным трудом, а на это, согласитесь, нынче редко у кого хватит мужества, да и, наверное, способностей. И скажу откровенно, сейчас не много людей, и в столице, и в регионах, знают современную российскую литературу так, как он. Его оценки современного российского литературного процесса – сочны и точны. В его голове стройнейшая картотека имён авторов и их произведений. Но как и всякий уважающий себя и свой труд мастер, Вячеслав Ар-Серги не рвётся, не спешит со своим мнением в люди – а вот послушайте, а вот посмотрите на меня! Нет, он занят делом, он пишет книги. На удмуртском, на русском языках.

 

 

А теперь о теме нашей сегодняшней беседы с Вячеславом Ар-Серги. Той, которая нас сейчас волнует и тревожит, также как и всю созидательную часть населения нашей страны. Итак, как вы знаете, в апреле с.г. группа депутатов внесла в Госдуму РФ законопроект о поправках в закон «Об образовании в РФ…». Согласно ему: «преподавание, изучение государственных языков РФ осуществляется на добровольной основе и не может осуществляться в ущерб преподаванию, изучению государственного языка РФ…». Я обратился с вопросом к Вячеславу Ар-Серги:

 

– Что вы об этом думаете, уважаемый Вячеслав?

 

– Думаю, что этот законопроект впрямую говорит об исключении преподавания родных языков из обязательной части школьной учебной программы. Недаром ведь в национальных регионах всколыхнулись бурные дискуссии по этому поводу, в особенности в Поволжье и на Северном Кавказе…. С непременным, конечно, якутским эхом. В интернете идёт сбор подписей – «против»… Ясное дело, что если эти актуальные предложения к изменению закона будут приняты, то изучать все нерусские языки коренных народов и других народов РФ можно будет только в форме факультатива. А это поставит самоё существование, а не только функционирование, языков нерусских народов РФ под самую что и ни на есть реальнейшую угрозу.

 

– А как это коснётся, к слову, вас?

 

– Уже коснулось, да так, что и воздуху не осталось – вздохнуть свободной грудью. Я методично и стремительно, безвозвратно, теряю своих удмуртских читателей. Их остаётся горстка. Мои сонародники не берут моих удмуртских книг именно из-за того, что не знают родного языка. Труд, профессия человека, пишущего в России книги на удмуртском языке в наши дни, буквально перед глазами современников – уходит в небытие. И никто, никто не будет спасать… – это же, право-слово, не уссурийские тигры… Более полумиллиона удмуртов лишается своего права постижения художественной литературы на родном языке. А шире – и постижения мира…

 

– Как вы назовёте эту вопиющую несправедливость?

 

– Этому даст ещё название История – она мудрее нас. Она, помнится, уже ставила на место и тех, кто хотел слышать вокруг исключительно только свою речь – македонскую, римскую, французскую, немецкую, английскую и т.п. Мир намного разнее и мудрее. Хотя и тяжёл, тяжёл крестовый путь к этой мудрости… Вспомним слова великого Махатмы Ганди: «Я не хочу, чтобы мой дом был окружён стенами со всех сторон, чтобы мои окна были заколочены. Я хочу, чтобы в мой дом со всей свободой ворвалась культура всех народов. Но я против того, чтобы хотя одна из них сбила меня с ног»… Вот об этом я думаю, когда я приезжаю в чисто удмуртские деревни и не слышу щебечащей на родном языке ребятни… Не слышно её, а если услышится – то не на родном языке, а впрочем, ту речь нельзя назвать и русской… Кто, кто вырывает языки наших детей? Сбил нас с ног… В так называемые новейшие времена, при нас, упразднено преподавание удмуртского языка и литературы более чем в двухстах шестидесяти школах Удмуртии – голая статистика нашего Минпроса. Некоторые из этих школ исчезли физически, а другие, Слава Те, живы – уже без удмуртского, конечно, языка. «Что это? – спросил я в частной беседе у известного писателя Захара Прилепина, горой стоящего за свою родную речь, – снова русификация?». «Нет, это не русификация – вздохнул он, – это – капитализация». А при капитализации всё диктует его величество Прибыль: что прибыльно – то и делается, а что не прибыльно – на свалку… А судьи кто? Да наша власть, конечно же. Видимо, решила она, что в стране должен быть только один вертикальный язык – русский, а другие-то зачем… И надо сказать, что задачу свою власть выполняет. Весьма успешно. В отличие от других задач по укреплению блага её населения.

 

– Россия, на этот счёт никто, думаю, не будет спорить, изначально построилась по принципу сплава именно двух начал – русского и нерусского…

 

– Совершенно верно. А что мы сейчас видим? «Боливар двоих не возьмёт!»?.. Боль послеродовой травмы при рождении нашей страны России подавляющим своим весом легла именно и на нерусские её народы. По параллели со сталинским экономическим чудом, совершённым за счёт многомиллионного российского крестьянства, разломанного об колено великого Кормчего… Много положено нерусскими народами на алтарь государственности российской, ох!, много… Нерусские народы потеряли свои земли, лучшую и большую часть своих людей, их языки и культуры стали вторичными, нецивилизованными, их вера оказалась поганой, а сами они были объявлены инородцами… Официально одобрялась манкуртизация. Как же больно читать и ныне строки удмуртского краеведа Григория Верещагина, написанные им в конце 19-го века…: «Удмуртские родители из кожи вон лезут, чтобы вырастить своё чадо, да так, чтобы оно выросло и стало, может быть, даже волостным писарем. Чтобы ездил на коляске, носил шляпу и покрикивал на всех только по-русски, а своих вотяков (удмуртов) и не замечал (давил)…». Не дословно, а, помнится, где-то так и писал Григорий Верещагин. И как тут не вспомнишь и ленинское, ударное: «Нет большего шовиниста, чем обрусевший инородец». Вот таковым, видно, сейчас и раздолье. В непростые времена для нашей страны, это уже замечено, правая рука бьёт у нас левую – мол, из-за тебя и стали мы такими… И – на тебе, на тебе! Или левая – правую…

 

– Возвратимся к этому предложению группы народных избранников… Чего они хотят? Неужели они тупо хотят упразднить все нерусские наши языки, лишив их, хотя бы малого, законно-просвещенческого кислорода?

 

– А вы почитайте, посмотрите в СМИ и увидите – какие страсти! Представьте себе, приезжает семья командированного на три года в Татарстан офицера и попадает в геенну огненную – офицерское дитя заставляют учить в школе татарский язык… Ведь волосы на голове дыбом поднимаются… И плачут все нардепы от жалости к нему. А о том, чтобы, вникнув в суть, узнать, что в подобных, довольно, скажем прямо, редких, случаях, местные власти давно уже научились решать вопросы – у нас везде есть только русские школы, им и невдомёк… А с другой стороны, слышится такое же топорное: «надо учить татарский – с его помощью можно быстрее освоить турецкий, уйгурский и т.п.». Этим тоже невдомёк, что тут речь идёт не о филологии, а о родных языках. А это – совершенно другая тема. Она относится к вопросам архиважнейшим в нашем государстве – воспитании настоящего человека, настоящего патриота и гражданина своей страны. Сначала – человек, а менеджер и т.п. – потом. Удмурты говорят – на неродном языке родню не вырастить… Ведь это уж сам Творец положил каждому – кому и как родиться? Удмуртом, татарином, марийцем, русским, хантом, манси, башкиром, якутом, чувашом… И идти против Его воли, смешивая всех в однообразное, ей-пра, грешно. Наверное, придёт время и уйдут наши языки с Земли. Удмуртский, татарский, марийский… и русский язык тоже не минет сия чаша… Русский язык в мировом плане совсем не входит в число самых распространённых. Уйдут… Но пусть эти языки уйдут сами – не надо их, как у нас сейчас происходит, выталкивать взашей!

 

– Значит, практически все языки так называемых негосударствообразующих народов РФ теперь, если эти предложения пролоббируют (в чём сомневаться вряд ли приходится), лишатся обязательной формы обучения – законно.

 

– Да, преподавание их будет уже не только вариативное, а просто факультативное. Ты сам, Княз, по своему опыту, помнишь ли ещё – оставался в школе после занятий, на факультативы?

 

– Редко. Но это было уже очень давно…

 

– А помнишь, как мы радовались в школе: «Физичка заболела – физики не будет!». Детям ведь главное то, что урока не будет. Неважно – родного языка или физики с математикой. Радость же!

 

– А как преподают удмуртский язык сейчас у вас?

 

– По самому остаточному принципу. Вариативно. Вот такое слово придумали наши просвещенцы – вариативное преподавание. Как вариативную любовь к языку матери и земле отцовской – вот такой нонсенс! Но не это самое страшное, а – тотальный родительский нигилизм. В массе своей мои удмурты, как и все российские крестьяне, именно крестьяне, а не переработчики, реализаторы, торгаши, менагеры и т.п., бедны. А у бедного одно на уме – как бы день простоять да ночь продержаться…

 

– И как оно?

 

– Да никак. Если раньше, совсем недавно, брали на обучение, связанное с удмуртским языком, более ста студентов на первый курс, то теперь всего 25. А книги для преподавания удмуртского языка в школе, говорят, в Москве так ещё и не отлицензированы. Учить же детей по неотлицензированным книгам и пособиям – это нарушение закона. И – круг замыкается. Тушите свет…

 

– И что делать?

 

– Государство исторически отобрало у нерусских народов РФ их языки, оно и должно им их вернуть. В комплексе решения всех проблем, связанных с этим вопросом. А для этого нужна воля.

 

– Чья?

 

– Всей страны и Первого лица её.

 

– Да… Мы следим и за тем, что происходит сейчас в Татарстане…

 

– А что там происходит? Там, у соседей наших, всё спокойно и благообразно. Прошлой осенью они, дружно и элегантно, сдали все позиции по преподаванию татарского языка, а в конце уже нынешней весны вдруг заголосили – ау, ратуйте! Но как говорят в русском народе: «После драки кулаками не машут». Татарстан наглядно показал всем и снова, что в каждом народе есть два народа – богатые и бедные. Богатым интересна только прибыль, а не родной язык. Пусть он живёт среди бедных. А таковых у нас в стране девяносто процентов… Даст Бог, выживет. И, к слову тут… В Татарстане удмуртскому языку учат сейчас не в пример лучше, чем в школах Удмуртии.

 

– И в конце нашей беседы – что вы предлагаете?

 

– Хватит экспериментировать над нашими языками. Нужны другие депутаты и другие законы – на благо нашей страны и её населения, как русского, так и нерусского.

 

– И в заключение… Вот, Вячеслав, ну, хоть убейте меня, никак я не пойму – почему в России английский, немецкий, французский… – это обязательные к обучению в школе языки, а родные языки коренных нерусских россиян – факультативны?

 

– Я – тоже. Дивны дела твои…

 

Беседовал Княз ГОЧАГ

 

7 комментариев на «“Вячеслав АР-СЕРГИ: НУЖНЫ ДРУГИЕ ЗАКОНЫ…”»

  1. Ох уж это государство! И здесь оно виновато: отобрало, видите ли, у нерусских народов их языки! А может, нерусские народы сами эти языки из уст выронили? Что мешает тем же удмуртам дома говорить с детьми на родном языке? Почему этим должно заниматься государство, у которого, между прочим, государственный язык — один для всех -русский?

  2. Но Вячеслав Ар-Серги и об этом тоже говорит, и именно как о трагедии — о «тотальном родительском нигилизме», который имеет свои причины.

  3. Господа-товарищи, в особенности «Тот, кто», а что мешает вам дома говорить с детьми на английском языке или, к примеру, практиковаться в химии? Почему этим должно заниматься государство, включая эти предметы в разряд обязательных для изучения в школе? А по какому принципу мой родной удмуртский на моей исторической родине — в Удмуртии — для моего ребенка необязательный, т.е. второсортный? Мы ведь не в Рязани живем, и не в Рязани требуем удмуртский.

  4. Когда чужое ставится в красный угол, а своё, кровное, — у порога или за порог — это НЕОБРАТИМАЯ ТРАГЕДИЯ. Через родной язык и начинаешь любить родных и родину. Через чужой язык не будешь любить никого и ничего — только громкими словами будет доказываться любовь к родине и Родине. Самое страшное — то, что делается всё это властью и законно.

    Проблемы с нашим коми-пермяцким языком поднимать уже не буду, коли большие национальные языки становятся властью у последней черты.

  5. Тот, кто Нерусские народы из уст своих свой язык не роняли. Этому предшествовало принятию мер для обезязъязычиванию всех нерусских народов. Об этом уже при царях заботились. Член ГД Н. Толстой высказал намерение о том что конечной целью государства обрусить все нерусские народы. Реформатор Столыпин тоже такие же взгляды. Он был озабочен тем что татары грамотны, имеют одно медресе, мектеб на 150 душ по сравнению с русскими, где на 2.500-3000 душ одна церковно приходская школа. Такая разница не давала депутатам ГД пр царе покоя. При Столыпене громили татарские школы при мечетях. Эта шовинистическая политика продолжается уже при президентах. К примеру приказ №309 об исключении этно компонента в системе школьного образования в национальных школах. Государство работает против национальных языков.

  6. В каждой республике есть свое правительство, свое министерство образования. Разве не они должны в первую очередь проявлять заботу об изучении языков своих народов? Как я — русская могу способствовать тому, чтобы, например, в Удмуртии было достаточно уроков родного языка или чтобы родители и дети говорили дома по-удмуртски, или чтобы были удмуртские школы, где русский преподавался бы в меньшем объеме, если этого хотят родители детей? Или чтобы Государственная Дума принимала законы, какие я хочу? По-моему, дело утопающих — дело рук самих утопающих. Лично я всегда за то, чтобы люди изучали свой родной язык и культуру, независимо от того даже, где они проживают. Но помочь всем многочисленным народам России сохранить язык каждого я не в силах. И если писатель сетует, что в его республике население, в данном случае удмурты, не хотят говорить на родном языке, значит, так требует ситуация, хотя это не нравится писателю, так требует жизнь. Разрушается местная экономика, и люди хотят уехать, ищут работу, а в России ввели экзамен для приезжающих. Отсюда и желание учить русский язык в ущерб родному.

  7. То есть, по мнению разнообразных националистов, предоставить людям право самим выбирать, хотят ли они, чтобы их дети учили языки «титульных» народов нацреспублик — это ужас-ужас и кошмарный тоталитаризм. А заставить всех силой учить нацязык, включая тех, для кого он неродной и кому в связи с этим нафиг не сдался (причём в ущерб русскому) — это, очевидно, крайне демократично и правильно. Любопытная психология, практически по Оруэллу: «мир — это война», ну и так далее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *