ВСЁ ОБ УБИЙСТВЕ ЗАХАРЧЕНКО, ВКЛЮЧАЯ ПОДРОБНОСТИ С МЕСТА СОБЫТИЙ

или «Донецкий переворот» по «луганскому сценарию»

Рубрика в газете: Конспирология, № 2018 / 33, 14.09.2018, автор: Алексей МОШКОВ (ДОНЕЦК – НОВГОРОД)

 

Военный конфликт на Донбассе, как бы это ни звучало цинично, уже давно перешёл в разряд чего-то заурядного и, пожалуй, повседневного. Да, именно, повседневного: сводки о новых обстрелах, убитых и раненых уже воспринимаются как отчёты с какого-нибудь заседания наших обожаемых всей душой, которую объекты обожания старательно и планомерно пытаются выбить из тела, чиновников. Что-то там приняли, но в подробности лучше не вдаваться, ибо понимаешь, что ничего, кроме расстройства, это тебе не принесёт. Поэтому, едва выхватив подобный заголовок, тут же переводишь взгляд на что-нибудь другое – броское и не такое болезненное.

 

Понятно, за четыре года, что идёт война, российский гражданин, просматривающий новостные блоки, к ней основательно привык, более того: даже подустал, ибо повестка остаётся устойчиво-прежней и особых перспектив на то, что резко изменится, нет никаких. Следить же за замороженным конфликтом, который тебя вроде бы как не касается, дело утомительное и не очень увлекательное. Поэтому и журналисты, не считая прожжённых военкоров, в своём большинстве потеряли к войне всяческий интерес, к ней возвращаясь исключительно с настоятельной просьбы вышестоящего начальства, энтузиазм которого, в свою очередь, стимулируется директивами сверху. Донбасс стал темой сугубо политической, и необходимость возврата к оной диктуется именно ситуацией на международной политической арене. Слуг народа сами жители Луганской и Донецкой Народных Республик, увы, интересуют не очень. Обычные дела, в общем. Но 31 августа всё внимание как российской, так и мировой общественности было приковано к Донецку. Причиной столь пристального интереса послужило убийство главы ДНР Александра Захарченко.

 

Так уж сложились обстоятельства, что на момент взрыва в кафе «Сепар», который и унёс жизнь главы республики, я находился в Донецке, делая цикл репортажей о текущем положении дел. Любопытно, что узнал я о случившемся не из местных СМИ, и не посредством «сарафанного радио» – мне позвонил знакомый из России, бывший в курсе моей поездки, с надеждой, что я снабжу его какими-нибудь новыми подробностями. Увы, его надеждам не суждено было сбыться.

 

На всякий случай, я забил данное сообщение в поисковик – это вполне мог быть какой-нибудь информационный вброс, проще – деза. Однако нет: все федеральные СМИ в один голос утверждали, что Захарченко убили. Поразившись той скорости, с которой работают федеральные СМИ, я помчался на место происшествия. Понятно: сделать фото, пообщаться с очевидцами, ну и вообще разнюхать обстановку.

 

Уже на подходе мне стали всё чаще попадаться люди в форме, полностью экипированные, в брониках, разгрузках, с автоматами, которые, конечно, мой репортёрский пыл в значительной степени подогрели. Они же его вконец и остудили. Место происшествия было оцеплено двойным кольцом военных. Меня не пропустили даже за первое. Не помогло ни мое российское журналистское удостоверение, ни донецкая аккредитация. Даже на фотосъёмку был положен строжайший запрет: едва я вытянул смартфон, как один из военных сделал в мою сторону недвусмысленное телодвижение, заставившее меня тут же спрятать гаджет в карман. Оказаться «на подвале», то есть быть арестованным местными силовиками, – у меня не было ни малейшего желания. До меня не единожды долетали слухи о неприятных последствиях такого рода задержаний – без законных на то оснований. Допустим, можно было легко отправится «с подвала» на рытьё окопов на передовой. Объективности ради уточню, что лично с такими «правонарушителями» мне пообщаться не удалось. Однако были какие-то маячки, сигнализирующие о том, что это вполне могло оказаться правдой. Например, когда я на следующий после прибытия день отправился в город, сильнее всего меня поразили размещённые по всему Донецку билборды с высказываниями Захарченко (после гибели «Бати», позывной Захарченко, их снабдили его портретами).

 

Фото Романа КЛЕМЕНЮКА

 

Поняв, что с военными никакого конструктивного диалога выстроить не удастся, я решил идти другим путём. А именно, зайти в какой-нибудь дом и уже оттуда, из окна, сделать несколько заветных кадров. Каково было моё удивление, когда я упёрся в то, что мой план уже раскрыт. Все близлежащие здания контролировались представителями Министерства государственной безопасности, на рожон к которым тоже было лучше не лезть. Их лица ясно свидетельствовали о том, что любая инициатива со стороны, включая мою, не вписывающаяся в их видение ситуации, будет рассматриваться как действие противозаконного характера, упаси боже, диверсия. Впрочем, подобное разочарование, думается, постигло не меня одного. Но полагать это за какую-то странность я бы не стал, особенно, в сравнении с теми событиями, которые произошли после и на которые мало кто обратил внимание.

 

Начну с того, что даже представителей специальной мониторинговой миссии ОБСЕ не пустили к телу Захарченко. Это действительно странно. Именно это обстоятельство, кстати говоря, и послужило основой для рождения конспирологической версии с инсценировкой. В пользу неё говорит ситуация с министром налогов и сборов А.Тимофеевым (позывной «Ташкент»), точнее, с его чудесным воскрешением. Ведь, судя по первоначальной информации, министр погиб в результате взрыва, однако довольно скоро выяснилось, что нет, жив, но в тяжёлом состоянии доставлен в реанимацию. А потом и вовсе объявили о том, что он выступит на похоронах главы республики. Следовательно, повреждения, полученные в результате теракта, не такие уж и страшные. Поразительно, не правда ли?

 

Лично мне крайне слабо верится, что охранники не смогли отличить мёртвого от живого, а врачи почти мгновенно поставить на ноги «Ташкента», находившегося в тяжёлом состоянии. Но в качестве бреда предположим, что всё так действительно и было, но тогда где душещипательная история о возвращении министра из мира мёртвых? Что-то не наблюдается такой истории.

 

Более того, по словам анонимного эксперта, следы на лице Тимофеева вызывают подозрения, точно это «взрывпакет», который как раз и используют для имитации взрывов. И тут уже сами собой закрадываются всякие подозрительные мысли. Уж не собирался ли министр кануть в Лету, уже вроде бы как канул, но потом вдруг передумал и решил остаться со своим народом? Такой расклад как минимум косвенно подтверждает версию с инсценировкой.

 

Со своей стороны, могу сказать, что со слухами о том, что «Батя» жив, я столкнулся ещё до появления этой гипотезы в СМИ. На второй день после взрыва один мой источник со ссылкой на слова своего собеседника, который в момент теракта находился поблизости, сказал, что Захарченко в момент взрыва не было среди тех, кто оказался под ударом. Тогда я не обратил на это должного внимания, поскольку эта версия мне казалось и кажется на настоящий момент не очень убедительной, но вполне имеющей право на существование. Как и та, по которой заказан был другой человек, а сам Захарченко попал под раздачу, что называется, случайно.

 

Анонимный донецкий блогер «Барон Донбасса» высказал мнение, что мишенью выступал министр доходов и сборов, личность в ДНР хорошо известная, правда, не с очень хорошей стороны. На то, что заказан был именно «Ташкент», а не «Батя», по словам блогера, указывает одна интересная деталь. Обычно команда главы республики входила куда бы то ни было в строго означенном порядке, а именно: сначала охранник Тимофеева, потом он сам, потом охранник Захарченко, сам Захарченко и другие. На этот раз порядок был нарушен: «Ташкент» с охраной не возглавлял, а замыкал цепочку. Если бы всё шло по привычному раскладу, то убит был бы именно «Ташкент», а не «Батя».

 

Свою позицию блогер обосновывает непомерными аппетитами «Ташкента», который в своём сребролюбии уже встал просто костью в горле многим серьёзным людям, которые как раз и могли запустить проект по устранению слишком жадного министра. Среди тех, кто точил зуб на «Ташкента», «Барон Донбасса» отмечает и российских товарищей (по данным проведённого аудита, министр неплохо справлялся с освоением бюджетных денег, разумеется, в свой карман), и абхазских, и южно-осетинских «ребят с приветом из 90-х», у которых «Ташкент», по словам блогера, умыкнул часть общака, и украинских партнёров, их он тоже умудрился надуть, как пишет «Барон Донбасса», на значительную сумму при поставках угля. Во всех этих случаях «Ташкент» оказался жив лишь благодаря заступничеству Захарченко.

 

Эта версия, на мой взгляд, уже более правдоподобна, учитывая, что один из моих собеседников рассказал, что после проведённого аудита в неких инстанциях, возмутившись наглостью «Ташкента», потребовали объяснений. Якобы после этого министр метнулся в резиденцию главы республики, который, чтобы защитить своего кореша, выставил вокруг двойной кордон из своей личной охраны, причём им отдан был приказ в случае чего открывать огонь на поражение. Это, в свою очередь, хорошо согласуется с тем, что говорил Александр Жучковский о тандеме «Батя» – «Ташкент» в статье «Правительственный кризис в ДНР и конфликт элитных группировок»: «Вопреки распространённому мнению, главой нового клана (донецкой контрэлиты) являлся не Захарченко, а «Ташкент». Захарченко был человеком с политически-представительскими функциями, прикрывая Тимофеева перед Москвой».

 

Хорошо, пусть так, прикрывал, однако – и что в данном случае очень важно – входя в откровенную оппозицию со своими кураторами. То есть проявлял значительную долю самостоятельности. Об этом пишет Георгий Александров на «The Insider» в статье «Принуждение к скромности. За что Путин «уволил» Захарченко»: «Сразу несколько источников в России и Украине утверждают, что в последнее время значительно ухудшились отношения между Захарченко и продвигающим интересы Кремля в Киеве Виктором Медведчуком. Якобы Захарченко вышел из-под контроля «кума Путина», почувствовал себя большим политиком и начал пытаться вести собственные игры. К примеру, слишком сблизился с президентом Южной Осетии Анатолием Бибиловым и перенаправил финансовые потоки от нелегальной торговли углём, в том числе вывозимым через Россию в Украину, Польшу и многие другие страны, непосредственно в свой карман». Дальше Александров продолжает упирать на экономический фактор, хотя он может быть вторичным. Дело в том, что Захарченко стал расширять свою сферу влияния, выходя из-под контроля своих кураторов. Это, думается, и послужило причиной его ликвидации: чтоб другим неповадно было.

 

И вот эта версия мне кажется наиболее убедительной.

 

Теперь о другом. Обвинив Киев в устранении Захарченко, Москва получила определённую легитимность на участие в жизни республики, заткнув рот мировой общественности очень крепко. Маленький пример в подтверждение: ни у кого не возникло никаких вопросов по поводу делегации ФСБ, прибывшей в Донецк. Андрей Бабицкий в статье «Жизнь после смерти. Республику ждут серьёзные потрясения» пишет: «Между тем вторым планом, будучи скрытыми от посторонних, идут события, которые могут оказаться куда более значимыми для расчистки всех завалов, образовавшихся в республике в последние годы. В Донецке высадился очень масштабный десант сотрудников ФСБ, в местных гостиницах не осталось свободных номеров. Как говорят, они приехали отнюдь не только для того, чтобы провести следствие по делу об убийстве Александра Захарченко, но и вообще перетряхнуть все шкафы на предмет поиска многочисленных скелетов. Косвенным доказательством того, что миссия гостей именно такова, может служить аудит, который проходит в самом богатом и влиятельном при бывшем главе ведомстве – Министерстве доходов и сборов. Один из местных депутатов сказал мне после сегодняшнего исторического заседания, что уже выявлены гигантские хищения». Учитывая жёсткую приверженность Бабицкого официальной точке зрения по всем вопросам, связанным с Украиной и Донбассом, данному пассажу можно верить на сто процентов.

 

Ещё один момент. Сказать, что социально-экономическая обстановка в ДНР была напряжённой, – не сказать ничего. Средняя зарплата 4–6 тысяч рублей при том, что практически все цены – российские. Представьте, вы живёте в России, каждый день ходите на работу и получаете 6 тысяч. Кстати, эта сумма равняется ставке преподавателя в университете.

 

Да, в Донецке очень дешёвый общественный транспорт, проезд в трамвае, допустим, стоит всего 3 рубля. Низкие тарифы ЖКХ, так, за трёхкомнатную квартиру, правда, без отопления платят всего 700 рублей. В категорию дешёвых товаров также попадают продукты питания, табачная продукция и алкоголь под маркой «сделано в ДНР». Донецкий хлеб стоит примерно 10 рублей, а пачка «Marlboro» (очень плохого качества) – 40. Но вся основная группа продовольственных товаров и медикаментов поставляется из России и по российским ценам, которые не такие уж крошечные даже для россиян, чьи зарплаты – в среднем по провинции – превышают ДНР-овские в 2–4 раза (я не беру официальную статистику, которая нам демонстрирует среднюю температуру по больнице).

 

Разумеется, при таком раскладе уровень народного недовольства становится критическим. Я за неделю пребывания в Донецке не встретил ни одного гражданского, кто был бы доволен политикой Захарченко. Если бы не военное положение и диктаторский режим – республику бы уже сотрясали волнения и бунты. Захарченко поддерживали военные, это – да. Их поддержка, по сути, и обеспечивала его незыблемость на посту главы республики в последнее время.

 

Следующее. В беседе со мной донецкий политик Андрей Пургин напрочь отверг версию о «кремлёвской руке»: «Против этой версии есть два важных момента. 2 ноября истёк бы срок полномочий главы Донбасса. Он, глава, имел бы очень слабую легальность и легитимность, это первое. Второе: Донбасс сейчас слишком зависим от России, то есть рычагов влияния, на самом деле, великое множество. И эти рычаги влияния – критические, даже запредельно критические: свет, газ и так далее. Перечислять можно долго. Имея такой выбор рычагов влияния на человека, который даже не устраивает Москву… в общем-то, не очень важно, кто в этом кресле сидит». Но рычаги влияния срабатывают, как оказалось, не всегда. Так, Александров в вышеупомянутой статье пишет, что, «по слухам, в июле Захарченко и Тимофеева «приглашали» приехать в Москву и обсудить проведение выборов главы республики, которые должны были состояться осенью. Но оба внезапно заболели и отказались предстать перед кураторами лично. При этом попытались перенести выборы на следующий год якобы из-за военного положения (хотя прошлые «выборы» проходили в гораздо более сложной обстановке на фронтах) и начали спешно выводить из республики активы и вывозить родственников».

 

Во-вторых, простая смена главы, а при этом бы всплыли всякие нехорошие подробности, нанесла бы репутационный удар по республике и по России. Не надо забывать, что Захарченко был лицом ДНР и от его образа во многом строился образ республики. А последней нужны герои, поэтому из Захарченко сделали героя, а все грязные делишки свалили на Тимофеева. В-третьих, разрядили социальную напряжённость, сместив вектор внимания на внешнего врага – на Украину. Ясно, что если диверсанты смогли добраться до главы, то говорить о материальных трудностях как-то язык не поворачивается. Война идёт, а вы – о брюхе. Стыдно! И все это прекрасно понимают, поэтому затянут пояса ещё туже и по собственному волеизъявлению – вона ведь, прямо в центре Донецка теракты! И, в-четвёртых, Кремль, оперативно утвердив нелегитимность Трапезникова, поставил во главе своего человека, который уже не будет прикрывать «старую» элиту. Денис Пушилин, не пользующийся поддержкой ни народа, ни военных, полностью зависит от своих кураторов, а, следовательно, будет действовать аккурат в их интересах. Круг замкнулся. Всё встало ровненько на свои места.

 

Таким образом, можно говорить о том, что в ДНР прошёл идеально разыгранный госпереворот, когда неугодный правитель с замашками местечкового диктатора, покрывающий ненасытную элиту, устранён, причём устранён так, что ни одно значительное следствие из этой операции не потеряно. Видимо, кто-то качественно переосмыслил не очень позитивный опыт с Плотницким, когда не удалось избежать обнародования подвигов «Плотвы» (позывной экс-главы ЛНР) и всё-таки пришлось вводить войска. В случае с ДНР «луганский сценарий» получил существенную доработку: минусы были учтены процентов на 80 – точно.

 

Учитывая историю ЛНР, в которой после смещения Плотницкого общая ситуация явно улучшилась, думаю, что ДНР ждут вполне положительные изменения. Даже намеченные на ноябрь выборы косвенно свидетельствуют об этом. Время беспредела прошло. Безвозвратно. Донбасс вступил на новый этап своей истории.

 

Алексей МОШКОВ

ДОНЕЦК – НОВГОРОД

12 комментариев на «“ВСЁ ОБ УБИЙСТВЕ ЗАХАРЧЕНКО, ВКЛЮЧАЯ ПОДРОБНОСТИ С МЕСТА СОБЫТИЙ”»

  1. Вывод: там творится какое-то весьма дурно пахнущее, внутри самих себя варящееся «мутилово». Хотя нам всё это знакомо ещё с ельцинских времён.

  2. Репортаж с места событий. Реальности соответствует только одна фраза: «На место событий меня не пустили». Остальное — отвлеченные умозаключения, которыми можно заниматься по месту прописки, сидя на сквере. Зачем это написано?

  3. Курганову: следите за всем, что он говорит? Иначе откуда знаете, дельное он говорит или не дельное?

  4. » И нам сочувствие дается, / Как нам дается благодать». Оно делает добрее того, кто понимает чувства другого человека и относится к ним доброжелательно. Сочувствие дается как дар Божий.

  5. Батальон Прилепина разоружен как ОПГ, командир батальона арестован. После того, как батальон будет переформирован, батальон войдет в состав регулярных войск республики. Об этом было несколько больших публикаций в открытом доступе. И там сказано, что за батальон, как он воевал в гостинице и с кем. И вообще много чего, о чем можно было и так догадаться. Но одно дело догадаться, другое — когда местные журналисты пишут. Так что не стоит упоминать эту фамилию. Человек сам себе подкузмил. Мягко говоря.

  6. Нет такого слова — «подкузмил».
    Или это неологизм «мэтра», отсылающий к Михаилу Кузмину?
    Или это безграмотность «мэтра»?
    Темна вода в облацех…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *