Вся жизнь – материал для творчества

Рубрика в газете: Литературное наследие – XXI век: Имена и Фигуры, № 2023 / 39, 06.10.2023, автор: Максим БУРДИН

Уроки истории говорят о том, что простых времён не бывает. У каждой эпохи есть свои характерные черты, которые, в том числе, определяют развитие культурной жизни страны, накладывая неумолимый отпечаток на судьбы творческих людей. Особенностью современного литературного процесса стало то, что рынок перенасыщен желающими продвигать своё творчество, и для этого существует масса платных и бесплатных площадок – хочешь, свободно публикуйся на литературных сайтах и виртуальных книжных маркетплейсах, а хочешь – издавай самиздатом бумажный тираж собственной книги, вне зависимости от читательского спроса и качества произведения. В таких условиях главная проблема – выделиться, привлечь к себе внимание и завоевать свою читательскую аудиторию в бесконечном потоке таких же, как ты, соискателей. Советское же время отличалось противоположной крайностью – благодаря строгому редакционному отбору и беспощадной цензуре, сам по себе выход книги (и даже небольшой подборки стихотворений в периодике) воспринимался как признание и был большим событием в жизни автора, которое фактически приравнивалось к чуду. А потому среди не прошедших «партийный» отбор стихотворцев массовой была печальная практика десятилетиями писать «в стол», не имея возможности каким-либо образом поделиться с миром своими творческими опытами.

 

Людмила Шаменкова

 

Московская поэтесса Людмила Шаменкова на собственном опыте испытала все превратности судьбы творческого интеллигента, не вписавшегося «в линию партии». После окончания филфака МГУ она работала в СМИ корреспондентом – сначала, по распределению, в суровых условиях Красноярска, затем в родной Москве, куда вернулась вместе с мужем и ребёнком. В то же самое время дома на полке лежали в тщетном ожидании своего часа ее первые подборки стихотворений, которые безжалостно «отфутболивались» редакторами литературных изданий – им было гораздо удобнее ограничиваться уже известным, авторитетным кругом «взблеснувших» советских литераторов, не связываясь с еще не проверенными новичками.

 

Меня не сломит «нет»

Вранья апологетов,

Для коих кабинет –

Издательство запретов.

Меня не сгубит их

Брезгливость нетерпенья,

Связующего стих

С проблемой потребленья…

 

– отозвалась в далеком 1974 году Людмила Шаменкова на бесконечный поток отказов в публикации ее стихотворений. И тем не менее даже в таких неблагоприятных условиях талант поэтессы чудесным образом сумел пробить себе дорогу. Сначала, в том же 1974-м, благодаря деятельному участию главного редактора Анатолия Софронова, сумевшего одним из первых разглядеть творческий потенциал Людмилы Шаменковой, её стихи опубликовали в знаменитом журнале «Огонёк». Эта подборка, получившая премию редколлегии «Огонька», вошла в первый сборник стихотворений поэтессы «Признание», вышедший в издательстве «Правда» в 1976 году, а в 1980 году свет увидела ее поэтическая книга «Серебряные ключи». Уже в разгаре двухтысячных в творческой биографии автора началась новая глава и как будто открылось «второе дыхание». В 2008-м появились первые публикации с прозой, а за последнее десятилетие библиографический список поэтессы пополнился еще тремя стихотворными сборниками: «Сто стихотворений» (2012), «Чаепитие на дачной террасе» (2018) и «Засыхают листья, но не память» (2020).

При знакомстве с творчеством Людмилы Шаменковой бросается в глаза точность визуализации и легкость поэтической строки. Используя для создания художественного образа достаточно простой, временами даже разговорный стиль, поэтесса не прибегает к «сложносочинённым», многосоставным метафорам, а предпочитает концентрировать внимание читателя на ярких, символичных деталях, которые сразу, без усилий «рисуют» в воображении живую картинку, которая создает нужное настроение и, что немаловажно, легко запоминается:

 

Мы шли по главной магистрали,

И было нам не до игры.

В витринах мясники вздымали

Над красным мясом топоры.

Толпа, плывущая навстречу,

Ершилась спицами зонтов.

Плащами хлопающий ветер,

Шурша, юлил среди домов.

Ты в нелюбви мне объяснялся.

Краснел, стараясь чутким быть,

И неназойливо пытался

Меня, как друга, сохранить.

Покуда длилась эта кража,

С тоской улавливал мой взор

В одежде встречных грубость пряжек,

А в окнах – поднятый топор.

 

Образ «зарубленной» любви в стихах поэтессы отнюдь не случаен. Отличительная черта любовной лирики Людмилы Шаменковой – драма, разрыв, крушение надежд. Любовь в её творчестве – недостижимое счастье, которое неизменно разбивается о жестокую реальность, о безответность и непонимание, так что неотъемлемый спутник лирической героини – одиночество. Во многом такое трагическое направление любовная лирика автора приобрела в результате собственных жизненных перипетий – три не слишком счастливых брака окончились разводом: «Страсть к разрывам преследовала меня все годы. Но это было во благо – я обрела независимость! А то, что вокруг, – это всего лишь материал для творчества», – делится автор личным жизненным опытом.

Продолжая разговор о художественной визуализации, хотелось бы отметить, что такие же резкие, точные и символичные метафоры, как занесенный топор мясника в любовной лирике Людмилы Шаменковой, встречаются у поэтессы и в лирике гражданской. Так одно из наиболее запоминающихся стихотворений автора описывает ужасающие последствия Великой Отечественной войны, эхо которой громко звучало на улицах страны еще долгие годы и даже десятилетия после её окончания:

 

Полозьями тележки самодельной

Скрипели между рыночных рядов

Лишенные конечностей мужчины,

Отталкиваясь с помощью брусков.

И бабы им совали виновато

Сметану в виде фляжки ледяной –

Ничтожная, по их понятьям, плата

За ноги, что отрублены войной.

Мороз сорокоградусный с упорством

Пытался всё вокруг заледенить,

И было непростительно непросто

Обрубки тел, понурясь, обходить.

Такой запомнилась зима пятьдесят третьего:

Лохмотья бед и высота бессмертия.

 

Простота и искренность поэтического слога Людмилы Шаменковой смущала советских «приверженцев общественно значимой поэзии», которые в свое время не допустили её к вступлению в Союз писателей. Возможно, причиной было то, что стихи поэтессы не были идеологически заряженными, а запечатлевали действительность беспристрастно, с точки зрения непредвзятого очевидца. Однако редкий стихотворец, обладающий вдохновением и трудолюбием, на своем творческом поприще обходит стороной окружающую его социальную действительность – тем более столь изобилующую потрясениями, как в перестроечный и постсоветский период в нашей стране. На протяжении всей жизни поэтесса чувствовала неразрывную связь с родиной, неизменно откликаясь в своих стихах на происходящие глобальные изменения: «Унесу с собой отечество родное. /С ним и в мире том не разлучусь, /Пронесу, как памяти свечу». Так, например, в одном из стихотворений Людмила Шаменкова запечатлела трагическую гибель трёх защитников Белого дома во время августовского путча 1991 года и сопутствовавшую этому происшествию тяжелую атмосферу гражданской смуты:

 

Колесо скрипит,

Люди мрут от цен,

В микрофон кричит

Ярый офицер,

Рушатся мосты,

Взгляды, сцены, арки.

Давят вопреки

Безрассудных танки…

 

«Особенно волновала меня проблема способа выражения кризисных событий века языком поэзии», – отмечает поэтесса в разговоре о своем творчестве. И, как и тридцать лет назад, сегодня, на зрелом этапе жизни, автор продолжает создавать художественные свидетельства новой эпохи, стараясь заглянуть в суть событий, разглядеть за наносными изменениями все те же «старорежимные» пороки, которые не только не искоренились, а местами даже усугубились в изменившихся идеологических декорациях:

 

Эпоху не раз лицевали бесшовно

Под воющий марш записных трубачей,

Но судьи в суровых своих балахонах

Все так же казнят неповинных людей.

В почете медовая лесть обожанья,

Все крепче упор на властительный руль,

И то же на кухнях глухое ворчанье

И свист непокорно взлетающих пуль.

 

В нестабильные, темные времена особенно тянет к неизменным ценностям, которые охраняют и очищают душу человека, придавая ему сил противостоять внешним вызовам. Одна из таких незыблемых ценностей – память об ушедших близких и ощущение связи со своими родовыми корнями, дарующее чувство преемственности и, как следствие, собственного продолжения в детях и внуках, которое никуда не исчезнет и после того как придет время покинуть сей суетный мир. Не одно стихотворение Людмила Шаменкова посвятила своим предкам – простым, честным труженикам, на долю которых выпало тяжёлое время революции и Гражданской войны Мой предок, в неизвестности пропавший, /Оставил мне в наследство чуткий слух, /И тонкие, как говорят, запястья, /И непокорный, безрассудный дух»).

И, разумеется, для талантливого лирика, коим является Людмила Шаменкова, самым надёжным утешением при любых обстоятельствах на протяжении всего жизненного пути остаётся сам процесс творческого созидания, во время которого поэт словно вырастает над самим собой и становится ближе к Небу. Этим драгоценным даром слова поэтесса щедро делится со своими читателями, изливая на них мощный энергетический поток своего неповторимого внутреннего мира.

 

Максим БУРДИН,

издатель, писатель, публицист,

общественный деятель

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.