Казусы Серебренникова, или К чему приводит невнятная художественная политика правительства Москвы

26.05.2017, 03:27

Вот уже несколько дней все СМИ шумят о деле режиссёра Кирилла Серебренникова. Мы считаем преждевременным что-то говорить в защиту или в осуждение этого известного театрального деятеля. Но всё-таки есть несколько моментов, мимо которых нельзя пройти.

Вспомним, как появился Серебренников во главе «Гоголь-центра». До него театром Гоголя руководил неплохой режиссёр Сергей Яшин. Повторим, Яшин был действительно неплохим режиссёром, но, видимо, не совсем умелым организатором. При нём, надо признать, театр откровенно прозябал и собирал в лучшем случае даже не половину, а четверть зала. Безусловно, что-то надо было менять. Другой вопрос: оправдана ли была ставка именно на Серебренникова, учитывая весь его предшествующий творческий путь? Какая всё-таки преследовалась цель? Развивать утратиший в глазах театралов какой-либо интерес Театр имени Гоголя или во что бы то ни стало его раскрутить, но исключительно за счёт скандалов? Тогдашний руководитель Департамента Культуры Москвы Сергей Капков предпочёл пойти по второму варианту: акцент сделать на всевозможные скандалы и скабрезности. Не секрет, что именно Капков пролоббировал назначение в этот театр Серебренникова. Напомним, что в те годы Капков обладал чрезвычайно широкими полномочиями, и мэр Москвы Собянин на него разве что не молился. Он везде и всюду публично заявлял: нам бы побольше таких, как Серёженька! Да-да, к Капкову наш мэр относился просто с умилением. Но вскоре Капков был замечен на многотысячном митинге оппозиции на проспекте Сахарова, и настроение нашего мэра мгновенно изменилось. Из любимчиков Капков превратился чуть ли не в изгоя, его моментально выдавили из Правительства Москвы, а его место занял якобы убеждённый охранитель Кибовский.

Но не успел Кибовский принять дела, как в «Гоголь-центре» разразился очередной скандал. Но уже не творческий, а исключительно финансовый. В прессу просочилась информация, что техническое руководство театра каким-то образом всех надуло и растратило миллионы. Казалось бы, Департамент культуры Москвы, которому подчинялся театр, должно было срочно разобраться, куда делись эти миллионы, и после этого решить, мог ли Серебренников продолжать оставаться на должности худрука «Гоголь-центра». Однако г-н Кибовский занял тогда очень странную позицию: он не стал (во всяком случае прилюдно) говорить о том, будет ли он искать эти пропавшие миллионы или не будет, а ограничился только тем, что, мол, «Гоголь-центр» для Москвы представляет большую художественную ценность, поэтому, дескать, в любом случае Серебренникову надо обязательно помочь, – и распорядился срочно изыскать дополнительно миллионы бюджетных средств для новых постановок этого театра.

Многие тогда не поняли щедрость Кибовского. С одной стороны, подведомственные ему организации под предлогом технического сбоя не смогли ни копейки денег выделить на подписку на газеты и журналы для московских библиотек, а с другой – враз нашлись дополнительные миллионы для творческого коллектива, в котором выявились сумасшедшие растраты бюджетных средств. Как-то одно не вязалось с другим. Никто не мог понять, что это – близорукость одного Кибовского, всепрощенчество московских властей по отношению к финансовым растратчикам или очевидное покровительство высокими московскими начальниками конкретно Серебренникову? Во всяком случае, больше о финансовых скандалах в «Гоголь-центре» Кибовский нигде публично не упоминал.

С учётом всего изложенного у обывателей сложилось впечатление, что Серебренникову потворствовали первые лица московской мэрии, включая Собянина, его заместителя Печатникова, а также бывшего руководителя департамента культуры Капкова и нынешнего руководителя этого ведомства Кибовского.

И вдруг теперь вновь вернулись к растратам в Гоголь-центре. Что же призошло? Кому-то стал неугоден Серебренников, или скандальный режиссёр стал одним из орудий атаки на Кибовского, Печатникова и самого Собянина?

В общем, вся эта возня – очень и очень странная, и отделить в ней зёрна от плевел пока очень сложно.

Любопытен здесь ещё один момент. Где-то полгода назад похожая ситуация разразилась вокруг ещё одного московского театра «Модернъ», которым руководила Светлана Врагова. Невзирая на все прежние заслуги Враговой (а их было, надо честно сказать, очень и очень немало), Правительство Москвы в лице Печатникова тем не менее обвинило её во всех смертных грехах (прежде всего в серьёзнейших финансовых нарушениях) и с треском уволило, да не по собственному желанию, а по статье. Печатников тогда даже говорил, что Врагова должна ему сказать спасибо, что так легко отделалась: мол, всё, что она в своём театре понаделала, пахло уголовщиной и могло закончиться тюрьмой. Враговой даже толком не дали ничего сказать в своё оправдание, а быстренько её заменили Юрием Грымовым, который до этого как театральный режиссёр, заметим, особо не блистал (если чем он и запомнился, так это экстравагантными рекламными роликами ельцинской поры). И что-то мы не помним, чтобы в защиту Враговой на Спартаковской площади зачитывала петиции Чулпан Хаматова, как не помним и чтобы срочно побежал к самому Путину за неё просить Евгений Миронов. То есть двойные стандарты налицо: одни театральные художники, допустившие копеечные финансовые промахи, сразу объявлялись монстрами и моментально лищались работы, а другие, допустившие или проморгавшие многомиллионные хищения, объявлялись чуть ли не ангелами, по которым категорически нельзя проводить какие-либо следственные действия. Кто бы объяснил разницу между Серебренниковым и Враговой? Или Врагова ставила не те спектакли, поэтому её не жалко было заклевать, а Серебренников – это наше достояние, которому всё простительно?

Безусловно, любого художника жалко. Надеемся, при всём сказанном, что для Серебренникова всё закончится миром и он сможет вернуться к своей творческой работе (хотя, скажем откровенно, лично нам в его творческой работе далеко не всё нравится; но что поделать – у нас свобода творчества). Сейчас же скажем о другом – о странной политике правительства Москвы в области искусства. Она чересчур избирательна, поощряет одни группировки и вовсе не замечает другие. Именно эта вкусовщина, а точнее как раз отсутствие хорошего художественного вкуса у Печатникова, Кибовского и их соратников, и приводит к серьёзным провалам в культурной политике: теряют своё лицо целые театры, уникальные музеи, авторитетные библиотеки. К сожалению, поощряются не личности, а лизоблюды. Главным становится не служение Отечеству и культуре, а выслуживание перед Кибовским, Печатниковым и Собяниным. Неудивительно, что в этой атмосфере всё чаще случаются казусы (назовём пока это именно так) Серебренникова. Будем следить за развитием событий.

2 комментария на «“Казусы Серебренникова, или К чему приводит невнятная художественная политика правительства Москвы”»

  1. Старая и неактуальная статья комментировать ее толкнул комментарий под ней, без смыленный и пустой. Вы игранные два суда! А решение судов, что не выложено???? В чем клевета? На сайте Департамента культуры г. Москвы до сих пор от 07.12.2016г. есть распоряжение «В связи с многочисленными нарушениями в ведении финансовой и хозяйственной деятельности Государственного бюджетного учреждения культуры города Москвы «Московский драматический театра «Модернъ», выявленными Главным контрольным управлением города Москвы, Департамент культуры города Москвы в соответствии со статьей 278 Трудового кодекса РФ расторг контракт с руководителем театра С.А.Враговой-Гюрджан.» .
    Вот и ссылка: https://www.mos.ru/kultura/documents/arkhiv-novostei/view/157098220/
    Что в суде то выиграли????

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *