НА СМЕРТЬ ПЕТРА КРАСНОВА

20.04.2022, 23:29

Калёная нить совести проходит сквозь книги Петра Краснова, определяя во многом поступки его персонажей, живо и броско списанных с реальности, всегда, в общем-то двоящейся, амбивалентной, и оттого так трудно воспроизводимой художественно… Но у Петра Краснова это получалось мастерски.


Повести «Новомир» и «Звезда моя, вечерница» происходят в сёлах Южного Урала во времена финала перестройки и начала реформ, которые иначе как пресловутыми не назовёшь. Всё плохо – но люди выстаивают: солевая крепость русских людей из глубинки – предмет особого интереса писателя; и образы его – собираются в тугую людскую гроздь.

Зазвучат «Высокие жаворонки» — повествование о деревенском детстве конца 50-х, начала 60-х годов, и тут – много акварельных размывов, хотя освоение маленьким человеком большого пространства связанно с трудностями, в том числе – со всё ещё долетающими отголосками войны.

Его язык ярок, метафоричен; он цветёт в той мере, в какой Краснов воспринимает одушевлённым пространство вокруг, реку, воздух; вернее – воспринимают его персонажи…

Он оставил колоритные, тёртые, жизнью просоленные книги – Пётр Краснов, ныне уходящей в вечность, способную (хочется надеяться) предложить иные варианты творчества…

Автор новости: Александр БАЛТИН

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *