Когда мой сон теряет след

№ 2017 / 24, 07.07.2017

Конечно, не обошлось без песен: «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались…» Заводилой, как и прежде, стала Люба Патрушева, комсорг выпускного класса одной из школ Сталинска (нынешнего Новокузнецка), пожелавшего в полном составе влиться в ряды строителей Западно-Сибирского металлургического комбината (ЗСМК). 27 мая 1957 года был забит первый колышек. И вот юбилей ЗСМК – 60 лет! Ветераны-запсибовцы, в основном проживающие в Москве, собрались в представительстве Кемеровской области за банкетным столом.

Сколько было разговоров, воспоминаний и даже вручения почётных дипломов участникам встречи, первостроителям. А как же! Такой заводище отгрохали: крупнейшим в Европе стал в момент пуска.

Поэт Кесслер оказался первым в череде имён, которые называла Тамара Маркинская, прежде директор Дворца культуры на Запсибе, ныне глава кемеровского землячества в столице, вручая дипломы. И было в этом что-то символическое. Безусловно, главный герой комсомольской стройки был строитель, но свой журналист и поэт стояли на Запсибе плечом к плечу со строителем. Герой как был, так и остаётся в центре внимания и банкетного стола: знаменитый бригадир белорус Пётр Михасёнок. Его бригада 12 раз подряд завоёвывала Кимовское знамя. О-о, это целая история! О ней напомнил Виктор Клинов – комсорг, персонаж очерка «Комиссар» Гария Немченко. Так вот, при строительстве КМК, воспетом Маяковским, строителям вручили для соревнования знамя Коммунистического интернационала молодёжи. В 50-е годы ветераны КМК знамя, как эстафету, передали строителям Запсиба. После того, как бригада Петра Михасёнка 12 раз подряд удержала переходящий приз, поведал Виктор Клинов эпизод из истории комсомольской стройки, знамя решили передать в музей Запсиба. Горячие были денёчки. И вот минуло 60 лет!

Клинов достал из кармана красную картонку и помахал ею над головой: «Комсомольская путёвка жены Ларисы. Сохранилась!» Лариса Шапочкина была подругой Любы Патрушевой, из одного с нею класса.

За банкетным столом, украшенном фруктами и клубникой, грянула любимая всеми песня «Комсомольцы-добровольцы». Я вспомнила, как в Большом зале ЦДЛ, здесь в Москве, на юбилейном вечере прозаика Юрия Полякова эту песню вслед за певицей подхватил весь огромный зал. Пели с энтузиазмом до последней строчки. Песня-эпоха! По сути, гимн поколения, которое сейчас называют «дети войны», а поэт Александр Бобров и прозаик Юрий Поляков назвали «детьми Победы». И ведь верно!

Это поколение, воодушевлённое Победой отцов и дедов в Великой Отечественной войне, восстановило страну после военной разрухи, отстроило новые промышленные объекты – Братскую и Красноярскую ГЭС, дорогу «Абакан – Тайшет», Запсиб и т. д. Подняло целину! Взлетело в космос! Юрий Гагарин – наш, из нашего поколения.

Я смотрю, как Гарий Немченко подписывает участникам встречи автографы на подоспевшей к юбилею Запсиба книге «Красная машина». О чём книга? О хоккее, о российской непобедимой команде, которую в Европе с восхищением называли «Красной машиной», а также о команде «Металлург», тоже почти не знавшей поражений. Словом, книга о дружной артельной работе. Тамара Макринская восклицает: «Красная машина» – это Россия!» И все одобрительно улыбаются. Россия, мол, все трудности преодолеет и неудержимо помчится в будущее. Никто её не затормозит, не остановит.

В застолье столько знакомых лиц, их в радостные часы встречи объединяет дружеская и сердечная атмосфера, в точности как на нашей стройке в молодые годы. Тут и Светлана Горовая, и Владислав Карижский, и Борис Рогатин, и Володя с Гретой Звездкины (их внук – уже студент МИФИ), и многие-многие другие.

Роберт Кесслер тоже подарил юбилею Запсиба великолепно изданную книгу стихов – «Лирика». И моя книга – скромно добавлю о себе – через месяц-другой выйдет в писательской организации Кузбасса, сборник литературных статей «По запсибовским часам». Как говорится в народе, чем богаты, тем и рады. Запсиб держится! И в жизни России, и в наших душах!

«Его не будет бить конвой,
он добровольно…»

Когда выпускники Ростовского государственного университета Роберт Кесслер и его друзья сказали, что добровольно едут в Сибирь, ректор Юрий Жданов (сын ленинградского Жданова) их похвалил, дескать, молодцы, раз добровольно!

Невольно вспоминаешь Владимира Высоцкого, слова из песни, посвящённой Игорю Кохановскому: «Мой друг уехал в Магадан. С него довольно. Его не будет бить конвой, он добровольно…»

Действительно, на стыке 50-х и 60-х годов минувшего века в места, прежде пугающие, «не столь отдалённые», ринулась молодёжь обустраивать суровую Сибирь. На одном только Запсибе, напомнил участникам юбилейной встречи Виктор Клинов, работало 17 тысяч, из коих
5 тысяч – демобилизованные солдаты, тоже, конечно, добровольцы.

У филолога и поэта Роберта Кесслера трудовое поприще определилось творческое и боевое –
в молодой и шустрой редакции газеты «Металлургстрой». Если бы тогда у кого-нибудь выдавались свободные минутки между репортажами со строительных объектов грандиозной стройки, то, наверное, собрался бы сборник легенд о молодом поэте, вроде притч о великих поэтах средневековья Востока – Фирдоуси, Низами, Саади. Но, увы, момент был упущен, современных притч не записали. Какое там, главный редактор запсибовской многотиражки Геннадий Емельянов и без того бурно реагировал на верлибры ростовчанина, от которого ждал срочной информации о начале закладки фундамента доменного цеха. Посему в устном предании дошли до нынешних юбилейных дней только отдельные блёстки юмористических и трогательных легенд, которые непроизвольно всплывали или сверкали в рассказах былых соратников Роберта по редакции.

Вот один эпизод. Приходит Роберт утром на летучку. Левой рукой прижимает белый батон к груди, а пальцами правой отщипывает по кусочку, с аппетитом ест и приговаривает, похваливая завтрак, мол, какой вкусный батон!

Или другой, как Роберт покупал зимнее пальто. В морозы он бегал в какой-то попонке. В редакции газеты ему выписали деньги специально для покупки пальто. Поехал Роберт на барахолку на левом берегу Томи, а попону, в которой коротал зиму, бросил у порога квартиры вместо коврика, дескать, больше не нужна. Вернулся к вечеру без пальто, но с роскошной медвежьей шкурой. Бросил «медведя» на пол, вольготно на ней разлёгся. И успокоил друзей, мол, в попонке зиму дохожу. А «Мишка» попался такой симпатяга, не смог мимо пройти!

Да-а, очень это по-русски! Тут и подумаешь, что русские немцы, которые не уехали в 90-е годы в Германию, всё-таки по широте души типичные русские, нежели дотошные немцы. Вроде Роберт Кесслер недолго проработал на строительстве Запсиба, какую-то пару лет, но в его стихах та же добросердечность, тот же юмор и добродушная ирония и шутливое подтрунивание над собой, что и в разговорах и тостах запсибовцев за этим банкетным столом в честь 60-летия Запсиба. Небольшой зал в представительстве Кемеровской области возле станции метро «Hовокузнецкая» был полон, расходиться не торопились, вместе всем было хорошо. Вот она, подумалось мне, – настоящая элита: строители гиганта металлургии и своей будущей судьбы – металлурги, поэты, монтажники и воспитатели в детском саду (Валя Бирюкова), спортсмены, актёры и т.д.

Тем, кому попадётся итоговый за многие годы сборник стихов Роберта Кесслера, не надо торопиться выпускать из рук книгу «Лирика»
(М.: Вест-Консалтинг, 2016). Вчитайтесь спокойно и медленно – будь то философская лирика, пейзажная или любовная – и откроете для себя прекрасного поэта, своего современника. Если в ранних стихах ещё встречаются порой такие, в которых непроизвольно для автора проскользнёт какая-то зажатость или неуверенность (непонятная тоска, необъяснимая печаль), то в зрелых произведениях и традиция русской классики, и даже мудрость поэтов средневековья Востока – Низами, Саади и другие. То-то они пришли мне на ум после чтения книги Кесслера. Появилась спокойная уверенность и – не побоюсь таких слов! – даже раскрепощённость души. Со всеми, от Диониса до Клеопатры или Анны Карениной, он держится запросто, по-свойски. Воображение подчиняет поэту пространство и время! Для примера приведём одно стихотворение полностью.

 

ЛАСТОЧКА

 

Когда мой сон теряет след,

И свет зари ползёт по раме,

Шлёт миру ласточка привет,

Сплетая голосом орнамент.

Она уже поёт, ещё

Не утомив в полёте крылья.

Её бесхитростный расчёт

Я принимаю без усилья.

Понять бы это жизнь назад

У Диониса в тесном гроте,

Но в лоб впилась седая прядь –

Стрела кентавра на охоте.

Дрожа, предчувствуют уста

Рожденье слов – исход из плоти.

Не бойся белого листа,

Там – ласточка на обороте.

 

1979

 

Остальные стихи Роберта Кесслера прочитаете сами. И будьте уверены – не один раз. Душа потребует этого.

 

Руслана ЛЯШЕВА

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *