Елена ТКАЧ. ПОДЕЛИТСЯ ЛИ СОБЯНИН ВЛАСТЬЮ С МУНИЦИПАЛИТЕТАМИ

№ 2017 / 27, 28.07.2017

Елена Ткач – стала муниципальным депутатом последнего созыва, который подходит к концу, практически прорастая из самых «низов». Как городская трава, побеждающая асфальт (вот только не знаем, победит ли трава плитку) – сперва в составе Коалиции в защиту Москвы защищая исторический центр от точечной застройки, десятки раз останавливая, например, стройку Никиты Михалкова и Дерипаски на месте «студии Три Тэ» (увы, наплевав даже на обнаруженные в фундаменте археологически бесценные бревенчатые остатки поселения 16-го века, «патриот» Михалков выстроил свою гостиницу и она стоит-пустует, продаётся ныне). Елена и сейчас остаётся ньюсмейкром в ЦАО и своеобразным маркёром зон наиболее оголтелого наступления капитала (вовсе не абстрактного, а по-пацански конкретного) на культурный фонд столицы и на права москвичей. Недавно, и мы об этом писали на сайте «ЛР», именно она поставила на уши Мосгорнаследие и прочие структуры из-за того, что ДК им. Серафимовича на Тишинке донстроевцы начали сносить без должных документов, как не имеющий культурной ценности. В Москве не так уж много подобных пассионариев, таких беззаветных валькирий, спасающих то, что дорого и ценно всем образованным гражданам страны – разве что ещё в Лефортово Александра Андреева, тоже ставшая постоянной головной болью варваров-застройщиков. Но с ней мы пообщаемся (обязательно!) в следующий раз, а сегодня наша собеседница – Елена (фракция «Единой России» в Совете муниципальных депутатов Пресни).

– С 2012 года и по сей день, на ваш взгляд, много ли сделала по собственной инициативе муниципальная власть на Пресне? Что влияло на вполне зримые теперь перемены?

– Главной силой, и именно ей мы должны быть благодарны, тогда являлось всё же протестное движение, а ещё не муниципальная власть – ведь в 2011–2012-м чётко звучали требования о передаче больших полномочий органам местного самоуправления, движение «оккупай» вполне можно считать не локальным, а глобальным, и по нему находить исторический момент. Общий настрой депутатов тоже помогал нашему делу, ведь в тот состав муниципальных депутатов прошло много кандидатов от оппозиции. И много муниципальных собраний просто поменяли свой состав…

– Это можно сравнить с большевизацией Советов в период 1918–1920 годов, которые даже после октября долго ещё оставались меньшевистскими и эсэровскими?

4 5 Elena Tkach– Можно, однако, то было в масштабах России, а мы всё же будем придерживаться московского региона. Так вот, придя и посмотрев устав, депутаты задались вопросом: стоило ли столько бороться, чтобы в итоге не иметь практически никакого влияния на жизнь в районе? Я считаю одним из самых больших достижений «болотной волны» то, что мэрия к 2013-му году, осознав ситуацию, передала депутатам полномочия. Я надеюсь, мэрия продолжит это дело, поскольку вопросы по устройству дворов и капитальному ремонту это очень хорошо, но депутаты должны иметь право решать и градостроительные вопросы, и вопросы защиты культурного наследия у себя в районе. Сейчас у нас есть только полномочия согласовать или отказать в согласовании градостроительному плану земельного участка для строений до полутора тысяч квадратных метров. А, как правило, застройщик имеет аппетиты, конечно же, акульи и строит не такие зданьица, а по 8 тысяч и более.

– То есть тут не просто муниципальной власти ограничение, а ограничение даже участия в принятии решений?

– Да! Более того, у нас по градостроительному кодексу обязательно должны проходить публичные слушания, но они уже более года под разными предлогами не проводятся. По градплану земельных участков. Я думаю, что вот эта норма до 1,5 тысяч квадратов, – была внесена не случайно, а специально, чтобы не проводить публичные слушания по программе «200 храмов», чтобы депутаты не могли согласовывать эти щекотливые для общества вопросы на своих собраниях и чтобы дальше на слушания это не выставлялось бы. С другой стороны, если строится какой-то аптечный ларёк или забегаловка, вот это – пожалуйста, это согласовывайте, это обсуждайте.

– То есть можно тут вполне усмотреть лоббирование со стороны РПЦ, ведь для неё это всё «доходны места». Кстати, на Пресне по этой программе «модульных храмов» что-то втиснули?

– Нет, нас миновала чаша сия, тут храмов хватает исторических. С другой же стороны, мы давно очень хотим восстановить Храм Святого Ермолая на Садовом кольце (Ермолаевский переулок по другую сторону) – на месте самостроя, который даже в «ночь длинных ковшей» никто не тронул. А вот тут – никакого «лоббирования» и даже малой поддержки со стороны РПЦ нет. Хотя случай-то вопиющий – на месте самостроя там был ларёк, со временем разросшийся до двухэтажного ресторана с круглосуточным водочным магазином. И вот это сомнительное строение занимает место храма!

– Я помню это место, частенько его проезжал на «Б», там был просто ларёк типа «комок» в 90-х, а столики под зонтиками «Ротманс» как бы предвосхищали будущие территории ресторации-самостроя.

– Ну вот загадочное очень строение. Видимо, «крыша» у него значительно выше второго этажа. А в парке там постоянно живут бомжи, потому что питаются объедками из этого ресторана. По 819-му протоколу (самострой) этот ресторан давно включён в список на снос – но поскольку суды идут уже который год, явно там имеется «крыша», скрытая даже от муниципальных депутатов. Я боюсь, что там может оказываться какое-то давление. Я подавала на 25–30 адресов список к «ночи длинных ковшей» и далее, причём по заявкам жильцов, это всё мешающие объекты, мало того что незаконно выстроенные. Где-то подобные же ларёчки-комки или же лавки сбора стеклотары разрослись в целые хостелы, а летние веранды стали частью ресторанов… Но – как видят все прохожие, есть подпадающие под снос строения, а есть «более равные».

– Окаменели «девяностые» местами. Так что же всё-таки с храмом? Я надеюсь, зелёную часть сквера не затронут по планам «восстановления»?

– Да вот и тут какая-то мистика. Когда местная православная община получила благословение Алексия на строительство храма и получила священника, именно в этот момент умер Алексий Второй. И пока в РПЦ шла перестановка-перетасовка, за два месяца буквально был выстроен этот ресторанный самострой.

– Время было «урожайное» – друг за другом умерли Ростропович (2007), Ельцин (2007) и Алексий (конец 2008), все как бы символизирующие девяностые… Кстати, а «символ ельцинизма» – Москоу Сити как вам, ведь говорят, что это анклав, законов Пресни не признающий?

– Не то слово. От них к нам заявок вообще никогда не поступало – это городок в городе. Там даже отделение полиции собственное, занимающееся происшествиями на их территории, а парковочные места – по заоблачным ценам даются. И поэтому они заезжают во дворы жилых кварталов, в Камешковские пределы, весь этот офисный «океанариум»!.. Пока там в «Афимоле» был наш МФЦ, мы изредка общались а теперь вообще никаких контактов – это точно анклав какой-то…

– Ну, тут-то лобби самое высшее – Юмашевы. «Мавзолей Ельцина», который помимо Ельцин-центра напоминает современникам о завоеваниях капитализма! Просто ведь и решение о его строительстве кем-то принималось тут до вас… Однако я исчерпал ваш запас времени и терпение милой охранницы управы. Большое спасибо, Елена! Но разговор мы, надеюсь, продолжим.

 

Беседовал Дмитрий ЧЁРНЫЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *