ЛУЧШИЕ КНИГИ ОБ ОКТЯБРЕ (блиц-опрос)

№ 2017 / 38, 03.11.2017

Отвечают Роман СЕНЧИН, Андрей РУДАЛЁВ, Виктор КАЛУГИН, Роман БОГОСЛОВСКИЙ, Анатолий ХОМЯКОВ, Олеся ЛАСКАТЕЛЕВА, Николай ЮРЛОВ, Владимир БАТШЕВ, Алексей РУДАКОВ, Александр ГОРШЕНКОВ

7 ноября исполняется сто лет Октябрьской революции. Какие произведения художественной литературы, на ваш взгляд, наиболее ярко и глубоко отразили это переломное событие в истории нашей страны?


 

Роман СЕНЧИН, писатель

 

6 Roman Senchin

О самой Октябрьской революции таких произведений вспомнить не могу. А вот о Гражданской войне для меня главным, да и в общем-то, исчерпывающим произведением является «Тихий Дон». В нём показаны и предпосылки для этой братоубийственной бойни, и метания отдельно взятых людей, и беспощадность, и разруха – физическая, духовная… Часто возвращаюсь к рассказам Шолохова двадцатых годов, «Конармии» Бабеля, роману «Два мира» и повести «Щепка» Зазубрина, рассказам Ропшина (Бориса Савинкова), отдельным страницам «Хождения по мукам» Алексея Толстого. Не так давно, благодаря Василию Авченко, открыл для себя рассказ Фадеева «Рождение Амгуньского полка»

Художественные произведения тех, кто не был участником или свидетелем Гражданской войны, не люблю, многое считаю попросту кощунством. Одно из немногих исключений – повесть «Старик» Трифонова, хотя там автор, к счастью, удержался от попыток живописать саму войну… Из недавнего событием считаю «Зимнюю дорогу» Юзефовича. Это настоящая документальная проза, производящая куда большее впечатление, чем беллетристика всех её уровней.

 

г. ЕКАТЕРИНБУРГ

 


 

Александр ГОРШЕНКОВ

 

6 Krasnov

Наиболее значительное произведение о событиях 1917-го года, по моему мнению, несомненно, объёмный роман атамана и писателя Петра Николаевича Краснова, кроме прочего, также непосредственного и активного участника событий столетней давности. Он называется «От Двуглавого Орла к красному знамени», впервые вышел за рубежом в начале двадцатых годов прошлого века, в начале наших двухтысячных переиздавался в России небольшими тиражами.

В этой напечатанной раньше «Тихого Дона» эпопее немало параллелей с шолоховским романом, тем более что часть действия тоже происходит на донской земле в революционные годы, только, конечно, это взгляд с другой, с «белой» стороны. И если «красное» повествование Шолохова было, как известно, подвергаемо цензуре и, по-видимому, самоцензуре, не лишено тенденциозности в воспевании комиссаров и в окарикатуривании образов гимназистов и других добровольцев донского восстания, – то Краснов свободно писал то, что думал.

«От Двуглавого Орла…» – это и «роман воспитания» будущего генерала и мученика Александра Николаевича Саблина, и любовный роман, и семейный, и военный. Да, в описании революционных деятелей он тоже по-своему тенденциозен, их фигуры поданы упрощённо и гротескно, однако никогда тон повествования не опускается до плохой газетной публицистики.

Роман Петра Краснова также переведён на десятки языков и был экранизирован на Западе, по свидетельству Википедии, в довоенное время. Несомненно, наряду с «Тихим Доном», русский читатель имеет право знакомиться и с другим, «белым» мнением на роковые события в судьбе родной страны.

 

г. ЯХРОМА,

Московская обл.

 


 

Алексей РУДАКОВ

 

Произведений о Великой Октябрьской социалистической революции, которые ярко и глубоко отражают события столетней давности, очень много. Зачастую эти произведения приняли только одну из противоборствующих сторон – вершителей революции или отстаивающих прежнюю жизнь. На мой взгляд, спустя 100 лет, для нашего народа наиболее ценными должны быть произведения, показывающие сложность и неоднозначность тех событий; событий, где люди защищали Родину с обеих сторон, как это ни странно звучит. Мои любимые произведения: «Тихий Дон» Шолохова и «Десять дней, которые потрясли мир» Джон Рида.

 


 

Владимир БАТШЕВ, писатель (ФРГ)

 

И.А. Бунин «Окаянные дни», И.Шмелёв «Солнце мёртвых» – лучшее, что написано об октябрьском перевороте.

 


 

Олеся ЛАСКАТЕЛЕВА, руководитель литературно-драматургической частью ОБУК «Липецкий государственный театр кукол»

 

На мой совершенно субъективный взгляд очень тонко отразили события Революции 1917 года «Белая гвардия» Булгакова, поэма Блока «Двенадцать» и дневниковые записи Бунина «Окаянные дни». Очень внимательные наблюдения, точные образы… Если, конечно, можно отнести «Окаянные дни» к произведениям художественной литературы, хотя я думаю, что не вполне, ведь это скорее мемуары.

 

г. ЛИПЕЦК

 


 

Андрей РУДАЛЁВ, литературный критик

 

6 RudalevДля понимания значения Октября и его сути надо читать Евангелие. Там всё об этом событии: и о жажде справедливости, и о торжестве человеческого духа, и про тех, кто был ничем, но после стал всем.

По сути, это была вторая революция поднятия значения и статуса человека. Именно тогда среди людского моря вновь показался Иисус Христос. Дальше были страшные мучения, и Голгофа, и гонения. Но после этого события, как и две тысячи дет назад, мир стал кардинально иным, он приблизился к идеалу и свету.

Чтобы понять Октябрь, читайте Евангелие. Именно он стал самой настоящей евангельской мистерией, преображающей мир. Книжники и фарисеи вам про это не расскажут, у них давняя обида на Октябрь, ведь он вновь изгнал их из храма.

 

г. СЕВЕРОДВИНСК,

Архангельская обл.

 


 

Виктор КАЛУГИН, литературовед, критик

 

16 Kalugin

Назову три книги, вышедшие в 1917 году, с которыми, на мой взгляд, не может сравниться ни одно художественное произведение, – «Расстрел Кремля» епископа Нестора Камчатского, «Деяния» Священного Собора Православной Церкви и «Пастырский голос во дни смуты» священномученика Иоанна Восторгова.

 


 

ПАРАДОКС ОКТЯБРЯ

 

Октябрь, который считается главным событием XX века и, возможно, последующих лет и десятилетий, как это ни покажется странным, так и не воспет в отечественной, а тем более мировой литературе.

По большому счёту, нет ни одного шедевра, где бы эта революция стала не просто шумовым сопровождением, но и захватила в свою круговерть всех героев и действующих лиц. Я начал загибать пальцы, но они тут же разгибались, поскольку идеология и тенденция, заказ на потребу дня никогда не являлись признаком художественности литературного произведения.

«Как же так?» – пораскинул мозгами я и мысленно похвалил свои руки, не вместившие в десять пальцев столь грандиозную эпохальность. Событие-то главное, а подлинная литература торжественно прошагала мимо!

Не здесь ли кроется разгадка Октября, помеченного некой тайной, а по сути, и мистической, дьявольской отметиной, чего всегда страшились настоящие художники слова? «Чур меня, чур меня!» И лишь братоубийственная Гражданская война увековечена целым рядом гениальных творений: со Злом уже шла борьба, и было первое Сопротивление тех, кто понял, в какую пропасть безоглядно устремилась «родная навеки страна»…

 

Николай ЮРЛОВ

 

г. КРАСНОЯРСК

 



Роман БОГОСЛОВСКИЙ, писатель, журналист

 

6 Lenin

Моё любимое произведение об Октябрьской революции – не художественное, хотя, может, это и странно. Это книга «Ленин» из серии «ЖЗЛ». Автору Роберту Пейну удалось то главное, что мне так нравится: показать явление через личность. Вот как раз через перемещения Ленина по свету, через его мытарства, кажущиеся неудачи, через болезни и трудности – само явление и свершение Революции открывается совсем в ином свете. Это не был громоздкий, неповоротливый и монолитный процесс, который потом нарисовала советская графика, живопись и кино. Это событие было импровизацией. Каждую секунду все могли пойти совсем по другому пути. Думать надо было здесь и сейчас. Никакие планы были не властны, решения принимались мгновенно. Ощущение провала всегда было рядом. Вспомните, как Ильич шёл к Смольному – в старом чужом пальто, с повязкой в виде платка, словно у него болел зуб. Вот она – революция. Это когда ты не знаешь, что произойдёт в следующую минуту.

 


 

Анатолий ХОМЯКОВ, журналист, поэт

 
4 5 Block12На мой взгляд, одно из самых ярких произведений об Октябрьской революции 1917 в России – и со мной, думаю, многие согласятся, поэма Александра Блока «Двенадцать», написанная в январе 1918 года.

А знаменитая её концовка, о которой так много толков, – «в белом венчике из роз-впереди – Исус Христос» – не случайна; ещё 7 января того же года поэт работает над драмой об Иисусе Христе. Сравнить с давней записью – 1902 г., 7 сентября; «по улицам проходили разно одетые женщины. К сумеркам их нельзя уже было отличить от богородичных ликов на городских церквах».

Что? И «Двенадцать» написаны в сумерках?! Петруха-то что «пропел» зловеще; «ужь я ножичком полосну, полосну!..» «Восстание масс» (1930 г., по Ортеге-и-Гасету) или «Грядущий Хам» (1906 г. по Мережковскому; в русской транскрипции).

Да, Блок искренне желал, как большой деятель русской культуры, «поставить разрушению такие преграды, которые не ослабят напора огня» (запись в дневнике от 7 августа 1917 г.). Желал, но, как писатель, ясно видел и другое; сторож Смоленского кладбища… поймал оборванца-гробокопателя… (запись в дневнике от 13 сентября 1902 г.). Но почему не предположить, что этот оборванец и есть Петруха, – один из «Двенадцати»!?

 

г. ЯРОСЛАВЛЬ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *