КОММЕРЧЕСКАЯ СТОИМОСТЬ ФРОНТОВЫХ КОСТЕЙ

№ 2018 / 10, 16.03.2018

Ленинградская область, как известно, полна фронтовых останков. Нашпигована ими не только территория Ленинградского фронта – но и, например, Волховского, боевые действия на котором шли с 1941 по 1943 год. Впрочем, боевые действия шли и в Кировском, Ломоносовском, Тихвинском, Тосненском районах – аж по 1944-ый. Есть ещё легендарная «линия Маннергейма», между Выборгом и финской границей – там ожесточённые бои велись во время русско-финской войны, в 1940 году. По большому счёту, две трети земель области обременены войной. 

В 2015 году комитет по культуре ЛО разработал законопроект «Военно-мемориальная зона «Прорыв блокады Ленинграда, 1941-1944 гг.». На территории Синявинского, Приладожского, Назиевского, Мгинского и Путиловского поселений – так называемого «Невского пятачка», – предлагалось установить границы единой мемориальной зоны, а также режимы использования земель и требования к градостроительным регламентам на указанных территориях. Как раз ввиду того, что эти режимы и требования не были разработаны и утверждены, данный объект культурного наследия народов РФ, уже внесённый в соответствующий реестр, остаётся без чётких пределов.

01 NP02

На этой почве в 2017 году разгорелся конфликт – между поисковым отрядом «Ингрия» и компанией по добыче песка АО «Кампес», проводившей работы в Кировском районе. Активисты отряда нашли на территории двух песчаных карьеров, располагавшихся на разных участках Мгинского лесничества, останки павших бойцов. Руководство «Кампеса», уверенное в том, что старые, ещё в советское время разработанные карьеры не могут представлять культурной ценности, сочло действия поисковиков «провокацией», а найденные останки – «постановочными», и подало на поисковиков в суд, через полгода выиграв тяжбу, длившуюся с весны по август. 

Однако в связи с этим судебным процессом, но уже в текущем году, область вспомнила о проекте военно-мемориальной зоны (не в последнюю очередь, благодаря посещению Невского пятачка президентом РФ Владимиром Путиным в начале года, 18 января). В проекте этом речь шла о полном запрете на хозяйственную деятельность на указанных территориях. Ещё в 2017-ом комитет по культуре предлагал расширить границы «пятачка» в полтора раза – в таком виде мемориальная зона захватывала бы, помимо участков «Кампеса», рабочие карьеры компаний «ЛСР» и ООО «Буцефал», а также территорию крупнейшего в России производства яиц. Но теперь… 

Теперь, по словам губернатора области Александра Дрозденко, президент поручил ему разработать новый законопроект – и чтобы в силу он вступил, желательно, уже 1 мая, до начала полевых работ. За эту инициативу взялся областной комитет по молодёжной политике – на основании того, что больше всех контактирует с поисковиками. Написал новый законопроект зампред – пока что, – комитета Алексей Орлов, сын главы Выборгского района Геннадия Орлова. Чем этот документ примечателен? 

Во-первых, речь идёт о полном запрете любой хоздеятельности на местах боёв в Ленинградской области без проведения экспертизы. Перечень подлежащих экспертизе территорий – не составлен. Любой бизнес, претендующий на земли в ЛО, должен за свой счёт провести поисково-изыскательные работы, которые, по тексту документа, являются некой абсолютно новой процедурой и нормами существующего законодательства не регулируются.

Во-вторых, речь идёт только о перезахоронении найденных останков, перемещении их в уже существующие крупные братские захоронения. То есть – никакой, получается, военно-мемориальной зоны, никакого «памятника под открытым небом», – земля должна быть освобождена под бизнес.

В-третьих, неясен момент с аукционом на право аренды земель – то ли бизнес сначала должен выиграть его, то ли сначала провести экспертизу за свой счёт, а уж потом на свой страх и риск приступать к аукциону.

В-четвёртых, неясны границы полномочий комитетов – по молодёжной политике, по культуре и по землепользованию, – как они будут взаимодействовать?

В-пятых, выдавать или не выдавать разрешение на хоздеятельность будет лично Алексей Орлов. 

28-го февраля законопроект был принят Законодательным собранием Ленинградской области. В отсутствии спикера собрания, в спешке, без надлежащего изучения документа, без предоставления необходимых дополнительных нормативных актов, в том числе списка территорий – при настойчивой инициативе Алексея Орлова и депутатов от «Единой России», некоторые из которых признавались в том, что получили рекомендации голосовать «за». Вот так.

А представитель прокуратуры, присутствовавший на собрании 28 февраля, заявил, что к законопроекту есть серьёзные претензии. Процедура поисково-изыскательских работ не является новой, поскольку присутствует в федеральном законе об увековечивании памяти погибших в Великой Отечественной войне, а также в указе президента от 2006 года и в приказах Министерства обороны от 1993 и 2014 года. Финансирование поисковых работ за счёт бизнеса нарушает Гражданский и Налоговый кодекс. Необходимость получать дополнительные разрешительные документы на землепользование создаёт административные барьеры, что никак не соотносится с государственной политикой развития предпринимательства в стране. Выдача таких дополнительных, не укладывающихся в существующее законодательство документов есть превышение компетенций государственной власти, органов и организаций местного самоуправления. И это превышение компетенций, разумеется, явлется «коррупциогенным фактором».  Ну и, как в последнее время бывает – вспомним московскую историю с реновацией, – под угрозой конституционное право частной собственности: «на костях» могут оказаться дачные дома и постройки, коих в Ленобласти, благодаря обилию садоводческих товариществ, достаточно.

У конфликта поисковиков и бизнеса, урегулировать который и призван законопроект, есть как минимум две стороны. «С экранов телевизоров нам говорят о патриотизме, – выражает свою позицию Евгений Ильин, руководитель поискового отряда «Ингрия». – С экранов говорят, а в реальности – совершенно обратное. Там, где должен быть неприкосновенный музей под открытым небом, памятник великого и трагического периода истории страны – там, похоже, царят коммерческие интересы. Полагаю, половину найденных в карьерах «Кампеса» останков просто выкинули в отвал. Я не думаю, что экономика области сильно пострадает, если на территории Невского пятачка не будут добывать песок». 

С другой стороны – о чём говорил областной прессе руководитель компании «Кампес» Герман Марков, – людям, проживающим в районах Ленобласти, нужны рабочие места. А для этого, добавим, у предпринимательства не должна «уплывать земля из-под ног». Тем более, у «Кампеса» было официальное разрешение на землепользование, выданное, что логично, комитетом по землепользованию. Представители которого, впрочем, не стали общаться по этому поводу с «Литературной Россией». Зато свой комментарий дал автор законопроекта Алексей Орлов: 

– Речь идёт действительно только о перезахоронении найденных останков. Земля действительно должна быть освобождена для бизнеса – но только при том условии, что бизнес за свой счёт проведёт поисково-изыскательные работы и перезахоронение. Без этого центр «Патриот», подведомственная комитету по молодёжной политике организация, не выдаст разрешения на хозяйственную деятельность на данном участке. Предполагается, что сначала предприниматель должен провести поисково-изыскательские работы и только потом участвовать в аукционе на землепользование. С комитетом по культуре мы взаимодействовать не будем – он занимается только историческими памятниками старше 100 лет, – а механизм взаимодействия с комитетом по землепользованию разрабатывается и уточняется. 

Что смущает в этой истории, так это, действительно, прямое пересечение патриотизма и коммерческих интересов. Смущают даже не конкретные коммерческие интересы «Кампеса» или какого-нибудь  «Буцефала» – а тот факт, что трагическое прошлое нашей страны теперь непосредственно влияет, в конечном счёте, на стоимость земли и возможность ей пользоваться. Если точнее – на возможность приступить к конкурсу на землепользование. Не говоря уже о том, что под ударом может оказаться и частная собственность простых граждан, владельцев дачных участков. А выдавать разрешение на хозяйственную деятельность будет, внимание, не орган власти, не орган, контролирующий земельные ресурсы – а центр «Патриот», подведомственный… даже не комитету по культуре или Министерству обороны, как могло бы показаться, – а почему-то областному комитету по молодёжной политике.

Редакция «Литературной России» обратилась за подробным комментарием по поводу принятого в первом чтении законопроекта в прокуратуру Ленинградской области. (с акцентом на «коррупциогенный фактор» и возможное ущемление как частной собственности, так и интересов одних предпринимателей – с созданием преимуществ для других). Помощник прокурора области обещала прислать этот комментарий до обеда во вторник, 13 марта. Но в обед во вторник нам сообщили, что комментарий ещё не готов. Нам предложили ждать.

 

Николай ВАСИЛЬЕВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *