УМОМ – УЧЁНЫЙ, СЕРДЦЕМ ЖЕ – ПОЭТ (Древо родства)

№ 2018 / 10, 16.03.2018

Прошло более восьми лет с тех пор, как не стало моего отца, башкирского и татарского критика и литературоведа Суфияна Сафуанова, и я всё более убеждаюсь, что оставил он о себе добрую память в душах людей, которые его знали. А знали его многие.

Находясь в гуще татарской и башкирской литературной жизни, имел он бесчисленное множество встреч с занимающимися литературой людьми, а библиотека его была полна подаренными и подписанными ими книгами. На одной из них работавший в Московском университете литературовед Роберт Бикмухаметов написал: «Суфияну Сафуанову, одному из самых хороших людей, что довелось мне встретить на жизненном пути, человеку, которому суждено быть счастливым».

Sufiyan SafuanovВот отрывки из других посвящений: «Протянувшему руку помощи, чтобы я не заблудился на литературной тропе»; «Учёному большого сердца и великого ума»; «Умом – учёный, сердцем – поэт»; «Всегда готовому помочь».

Доброжелательное отношение к людям независимо от их статуса было неотъемлемой чертой его личности. В то же время ему присуще было обостренное чувство справедливости, сочувствия к тем, кто больше нуждается в помощи и поддержке. Поэтому, например, он почти ничего не писал о наиболее знаменитых и успешных поэтах – о Мустае Кариме, Назаре Наджми, Сибгате Хакиме, хотя относился к ним с огромным уважением и прекрасно знал их творчество…

Не мог мириться с несправедливостью, порой, не задумываясь, ввязывался в борьбу с ней. Однако, не будучи искушён в хитросплетениях таких столкновений, часто терпел потери лично для себя, даже когда дело выигрывало. Тяжело далась ему борьба за создание в Башкортостане организации писателей, пишущих на татарском языке. Однако усилия были не напрасны – Союз писателей Башкортостана в результате учредил в своём составе секцию татарских писателей. Появились в Уфе татарские литературно-художественные журналы, газеты, в государственных издательствах стали издаваться книги на татарском языке.

Возвращаясь к дарственной надписи Роберта Бикмухаметова, отметим, что отец, пожалуй, в самом деле был счастливым человеком – прежде всего потому, что был самодостаточным, всегда занимался любимым делом. А ведь жизнь его совсем не была легкой.

 

Родился он в деревне Бикметово Кандринского (ныне Туймазинского) района Башкортостана 2 октября 1931 года, в разгар коллективизации. Отец Суфияна, наш дед Гаяз Сафуанов принципиально не вступил в колхоз и устроился работать путевым обходчиком на железную дорогу.

В колхозе среди активистов попадались недобрые люди, бывшие бездельники, которых раздражала независимость деда, и не раз он подвергался доносам, клевете. Спасало то, что железная дорога не давала его в обиду – ведь стал он там незаменимым работником. При этом дед умудрялся тайком исполнять в деревне функции муллы – читал Коран на похоронах, свадьбах, при рождении детей. Был трудолюбив и строг с домашними, но иногда и шутил. Железная дорога у деревни идёт в гору в сторону Москвы и под гору – на восток. Дед говорил: «Из Москвы поезд едет – гремит: Пудр-мудр, пудр-мудр. А с востока – пыхтит: П-шеница, пш-пш, п-шеница, пш-пш…»

Когда началась война, заботы по присмотру за скотиной легли на среднего сына Суфияна уже с одиннадцати-двенадцати лет. Самой трудной же его обязанностью было ходить с мешками с зерном, которые выдавали семье как продовольственный паёк от железной дороги, на мельницы для помола, чаще всего в посёлок Кандры за 12 километров. Щуплый мальчик таскал мешки на ручной тележке пешком. Он вспоминал, как на мельнице взрослые мужики, нарушая очередь, лезли вперёд него, так что чаще всего он оставался последним. Многие были с телегами, запряжёнными лошадьми, но за всё время ни один не предложил подвезти – «своя рубашка ближе к телу». И ребёнок уже глубокими ночами возвращался в аул, волоча тяжёлую арбу.

Не раз ещё столкнётся он в жизни с жестокосердием окружающего мира, но никакие удары не сломили в нём ни веры в свои силы, ни готовности помогать людям и служить своему народу.

С раннего детства увлёкся он чтением книг. Немало способствовало этому и то, что грамотными были его родители. Гаяз, воевавший и в Первую мировую, и в Гражданскую войну, умел читать как по-татарски (арабским шрифтом), так и по-русски, а за годы, проведённые в немецком плену в Восточной Пруссии, овладел немецким языком. Даже в пожилом возрасте мог общаться с поволжскими немцами из соседнего совхоза на их языке. Жена его, родившаяся в семье потомственных мулл, тоже научилась читать ещё в детстве, а в зрелом возрасте самостоятельно овладела и яналифом (латиницей), и кириллицей, легко заучивала стихи, которые мальчики приносили из школы, читала вместе с ними книги. В доме знали родную литературу – Габдуллу Тукая, Мажита Гафури, Галимджана Ибрагимова, Хасана Туфана, Мирсая Амира, Фатиха Карима и других, читали переводную – Пушкина, Толстого, даже «Робинзона Крузо» по-татарски. А прочитав рассказ Толстого «Девочка и грибы», где героиня выжила, лёжа между рельсами под проезжавшим поездом, маленький Суфиян решил поставить подобный эксперимент на себе. Когда запряжённая лошадью телега выезжала со двора, он быстренько лег на дороге, рассчитывая оказаться между колёсами, но не подгадал, и, хотя лошадь обошла его, телега проехала как раз по его голове. К счастью, в повозке никто не сидел, и череп мальчика выдержал, лишь шрам на лбу, вспоминали, долго оставался.

После седьмого класса, в год окончания войны, ему не было и четырнадцати лет. Работать – рано, где учиться – никто не знал. Кто-то слышал, что можно учиться в училище в Шафраново, за Белебеем. Ехать туда надо было кружным путём, на поезде через Чишмы. Как член семьи железнодорожника поехал бесплатно, с небольшим чемоданом, в который уложили одежду на зиму и каравай хлеба. По дороге познакомился со сверстником. В Чишмах – пересадка. Пошёл закомпостировать билет, попросив паренька присмотреть за чемоданом. Вернулся на платформу – ни паренька, ни чемодана. Однако доехал до Шафранова, выучился на зоотехника.

Мечта о занятиях литературой не оставляла его, и он поехал в Бугульму, в педучилище. Здесь попал в благотворную творческую среду – вместе с ним учились одарённые люди – будущий поэт и прозаик, фронтовик Хисам Камалов (вместе с ним Суфиян Сафуанов учился и позднее в Казанском пединституте), будущий работник внешней торговли и литератор Вахит Юнусов (внук которого Тимур Юнусов – Тимати, стал нынче известным рэпером).

Yuzeev

Будущий выдающийся поэт Ильдар ЮЗЕЕВ читает стихи
на заседании студенческого литературного кружка
в Казанском госпединституте (1950-е гг.).
Слева от него – Суфиян САФУАНОВ, руководитель кружка.

 

Окончив с отличием училище, в 1950 году Суфиян Сафуанов без экзаменов поступил в Казанский государственный педагогический институт. Здесь он сразу показал себя способным и деятельным студентом, получал именную стипендию, уже на втором курсе возглавил литературно-творческий кружок – а ведь вместе с ним учились его друзья, будущие известные писатели Ильдар Юзеев, однофамильцы Барлас и Хисам Камаловы, тёзка Суфиян Поварисов.

Товарищи быстро признали способности однокашника к науке, так и называли его – «учёный Суфиян». Он и сам осознаёт свою склонность именно к исследованиям, бисерным почерком исписывает толстые тетради конспектами о творчестве татарских писателей, выписками из литературных журналов, издававшихся (арабским шрифтом) с начала века.

Сам пишет статьи и даже короткие рассказы, печатается в студенческих альманахах и республиканских журналах и газетах.

Ещё в студенческие годы Суфиян Сафуанов женился. Родились дети.

К сожалению, после окончания аспирантуры обременённому семьей молодому учёному не нашлось в столице Татарстана ни жилья, ни работы по специальности. Суфиян Сафуанов принял приглашение из Уфы, из Института истории, языка и литературы Башкирского филиала Академии наук СССР, где сразу был вовлечён в работу по исследованию башкирской литературы. Пришлось отложить в сторону уже готовую кандидатскую диссертацию о творчестве Ибрагима Гази и быстро выполнить новую. Написал монографию о творчестве жившего в Башкортостане писателя Али Карная, защитил на эту тему диссертацию. Труд об И. Гази тоже не пропал – через несколько лет был издан в виде очередной монографии в Казани. Писал многочисленные статьи для литературно-художественных журналов и научных сборников, разделы в коллективных трудах. Написал монографии об одном из популярнейших прозаиков Башкортостана Анвере Бикчентаеве, о видных писателях Гайнане Хайри и Ахияре Хакимове.

В 31 год вступил в Союз писателей СССР, дружил и со старшими писателями – Сайфи Кудашем, Баязитом Бикбаем, Сагитом Агишем, Гарифом Гумером, Гайнаном Амири, Юсуфом Гареем, и с литераторами своего поколения – земляками Асгатом Мирзагитовым и Хакимом Гиляжевым, а также с Нажибом Асанбаевым, Гилемдаром Рамазановым, Вазихом Исхаковым, Муратом Рахимкуловым, Фанилем Асяновым, Фаритом Исангуловым, Нугманом Мусиным, Кимом Ахмедьяновым, Вафой Ахмадиевым, Робертом Баимовым.

Начиная с первых же лет работы в Уфе Суфиян Сафуанов взял на себя очень нужную работу по розыску и подготовке к печати неопубликованных или утерянных произведений тех писателей, которые уже сами не могли позаботиться об обнародовании своих творений. Уже в 1960 году, одновременно со своей первой монографией, подготовил он к печати книгу «Песня остаётся в строю», составленную из стихов погибших молодыми на фронтах Великой отечественной войны поэтов Башкортостана. Позднее были подготовлены сборник рассказов Шигапа Шахара «Таинственная тропинка», повесть Хасана Мухтара «Зухра», публицистические произведения Сафуана Якшигулова, военные дневники Акрама Вали, неопубликованная рукопись Сагита Рамиева. Огромного труда потребовал розыск в архивах и подготовка к печати считавшихся утерянными крупных произведений известных прозаиков Даута Юлтыя (вторая книга романа «Кровь») и Гайнана Хайри (первый башкирский роман «Поворот»).

Я не помню отца праздным. Когда институт разрешал работать дома, наш отец целыми днями сидел в своём кабинете или гостиной и от руки писал статьи, книги, разделы коллективных монографий, правил машинописные копии, часто – чужие рукописи.

Он любил путешествовать. Часто работал в домах творчества. В Переделкино и Голицыно дружески общался с Чингизом Айтматовым, поэтом Арсением Тарковским, философом Валентином Асмусом. Встречался с московскими писателями – татарами и башкирами Вилем Ганиевым, Миргазияном Юнысом (старшим братом Вахита Юнусова), Анатолием Генатулиным, Раулем Мир-Хайдаровым, Азатом Абдуллиным.

Беседовал с ветеранами татарской литературы Амирханом Еники и Хаем Вахитом во время их приездов в Уфу.

За границей был лишь раз – в ГДР в составе делегации, а по Союзу ездил немало. Будучи председателем республиканского правления общества «Знание», не только читал лекции в городах и районах Башкортостана, но и посещал научные конференции в разных частях страны. Побывал в Узбекистане и Казахстане, Туркмении и Кыргызстане, в Белоруссии и Украине, Литве и Молдавии, Грузии и Армении, в республиках Северного Кавказа и многих городах России, главным образом Урала и Поволжья (Оренбург, Челябинск, Пермь, Саратов, Йошкар-Ола и Чебоксары). Во многих – не по одному разу и прежде всего, разумеется, в городе его юности — Казани. Там встречался с друзьями – Гарифом Ахуновым, Ибрагимом Нуруллиным, Нуриханом Фаттахом, с бывшими однокашниками поэтом Ильдаром Юзеевым, педагогом-языковедом Абдуллой Асадуллиным, с литературоведами более молодого поколения Талгатом Галиуллиным, Флюном Мусиным и другими.

Поездки по стране помогали ему в одном из главных направлений деятельности – исследовании межнациональных связей башкирской литературы с литературами народов страны. Итогом этой работы явилась монография, изданная в 1976 годы в Уфе и в 1979 – в Москве, в издательстве «Наука». Книга получила высокую оценку литературной общественности на VII Всесоюзном съезде писателей, в рецензиях на неё, опубликованных в журнале «Вопросы литературы», в «Литературной газете», в «Литературном обозрении». Суфиян Сафуанов подготовил и опубликовал двухтомный библиографический справочник по этой теме.

tufan

Группа татарских и башкирских писателей во главе с крупнейшим поэтом
трагической судьбы (16 лет сталинских лагерей) Хасаном ТУФАНОМ (второй
слева в первом ряду, Суфиян САФУАНОВ слева от него во втором ряду).

 

Его эрудиция была хорошо известна, и С. Сафуанова много привлекали к работе в энциклопедических изданиях. Он написал сорок статей для Краткой литературной энциклопедии, десятки статей также для третьего издания Большой Советской энциклопедии, для Украинской советской и Башкирской энциклопедий, для Литературного энциклопедического словаря, писал статьи для Шевченковской и Лермонтовской энциклопедий. Статья о нём самом вошла в 9-й том Краткой литературной энциклопедии в 1978 году.

Следом за трудами по литературным взаимосвязям появилась монография о башкирской детской литературе, разделы в многотомных коллективных исторических трудах о башкирской и татарской литературах, а также в изданной Институтом мировой литературы имени М. Горького «Истории многонациональной советской литературы».

К сожалению, в разгаре этой деятельности наступили «лихие 90-е». В 1993 году отец был вынужден уйти из научного учреждения, в котором непрерывно отработал весь свой трудовой стаж.

Известен афоризм: «Если судьба преподносит тебе кислые лимоны, делай из них лимонад». Так и Суфиян Сафуанов использовал вынужденный простой в официальной научной службе самым плодотворным образом. С головой окунулся дело возрождения и развития татарской литературы в Башкортостане.

Одним из первых исследовал башкирский период жизни и творчества замалчиваемого в советское время Гаяза Исхаки, открывал неизвестные до сих пор или скрываемые по идеологическим причинам произведения Сагита Рамиева, Мажита Гафури и других писателей прошлого.

Возглавил литературные отделы во вновь созданных татарской газете «Гасыр» («Век») и журнале «Толпар». Почти в каждом номере журнала появляются его материалы, посвящённые неизвестным страницам истории татарской литературы, связей татарских писателей с Башкортостаном. Он поддерживает пробы пера молодёжи, пишущей на татарском языке, помогает им советами, редакторской правкой, даёт путевку в жизнь их первым произведениям.

В редакции журнала – живое общение с коллегами и единомышленниками Ангамом Атнабаевым, Маратом Каримовым, Фаритом Габдрахимовым, Тагиром Ахунзяновым, Расихом Ханнановым.

tolpar

Выдающийся поэт Ангам АТНАБАЕВ, прозаики Тагир АХУНЗЯНОВ и
Амирхан ЕНИКИ (все трое в первом ряду) с Суфияном
САФУАНОВЫМ (первый слева во втором ряду) в редакции
татарского журнала «Толпар» в Уфе (середина 1990-х).

 

Как уже сказано, Суфиян Сафуанов был на переднем крае деятельности по созданию организации пишущих на татарском языке писателей Башкортостана. Это отнимало много времени и усилий, пришлось рисковать здоровьем и благополучием.

Всё же отец вспоминал три года, проведённые на «редакционных хлебах», как одни из самых радостных в жизни – когда он имел возможность писать, что хотел, на татарском языке, о татарской литературе, о любимых писателях, активно участвовать в процессе развития и в некотором смысле возрождения татарской литературы. Вместе с ним, кроме вышеперечисленных литераторов старшего поколения, в этой деятельности участвовали Рим Идиятуллин, Раиф Амиров, Марис Назиров и другие.

В 1996 году Суфияна Сафуанова пригласили на работу в Башкирский государственный педагогический университет, избрали профессором, заведующим вновь организованной кафедрой татарского языка и литературы. В трудное, кризисное время он наладил работу молодой кафедры, организовал создание новых учебных программ и издание современных учебных пособий, научную работу преподавателей и студентов. Разработал совершенно новую учебную дисциплину «Татарское литературное краеведение Башкортостана», написал учебные пособия для этого курса, например, «Габдулла Тукай и Башкортостан». Руководил выпускными работами студентов. Даже в последний день своей жизни давал он консультации по дипломным работам.

Итогом продолжавшейся всю жизнь работы по исследованию татарской литературы, связей этой литературы с Башкортостаном явилась изданная к его семидесятипятилетнему юбилею книга «Духовные мосты» – его своего рода «лебединая песня».

Книга содержит богатые материалы, ранее неизвестные и ценные для изучения жизни и творчества крупнейших татарских писателей Габдуллы Тукая, Гаяза Исхаки, Сагита Рамиева, Галимджана Ибрагимова, Хади Такташа, Мусы Джалиля, Хасана Туфана, Кави Наджми, Фатиха Карима, Наки Исанбета, Мирсая Амира, Ахмета Ерикеева, Амирхана Еники и других. На мой взгляд, книга представляет интерес для всех, кто неравнодушен к судьбам родной литературы, и могла бы служить полезным пособием для обучения студентов, специализирующихся по татарской литературе не только в Башкортостане, но и в Татарстане.

Я думаю, что жизнь и работа отца могут служить примером страстного и бескорыстного, порой самоотверженного служения родной литературе, родному языку.

Поэтому есть надежда, что не забудется его вклад в духовную жизнь народа.

 

Ильдар САФУАНОВ

Один комментарий на «“УМОМ – УЧЁНЫЙ, СЕРДЦЕМ ЖЕ – ПОЭТ (Древо родства)”»

  1. Очень трогательная статья о моем научном руководителе. Ученый с большим именем!!!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *