Иван ГОБЗЕВ. «ЛИТЕРАТУРНАЯ РОССИЯ», ЕЁ ОБИТАТЕЛИ И Я (Газета в моей судьбе)

№ 2018 / 13, 06.04.2018

«Литературная Россия» значит для меня очень много. И вот почему.

Знакомство наше состоялось так. Много лет назад я прислал повесть в «Литературную Россию» с надеждой на публикацию. Можно сказать, я тогда начинал свой литературный путь. И хотя написанного у меня было много, и почти всё плохое, я практически не публиковался. Получив мою повесть, главный редактор Вячеслав Огрызко позвонил мне и попросил приехать в редакцию. Я, обрадованный, немедленно приехал.

Как сейчас помню тот день. Осень, Цветной Бульвар в опавших листьях. Ещё тепло, я иду окрылённый и полный надежд. Нашёл редакцию, мне показали кабинет 8 9 ИванГобзевглавреда. Я робко открыл дверь и поздоровался. Вячеслав Вячеславович сидел в кресле за своим столом. Он предложил мне сесть и угостил кофе.

Я немедленно стал ему рассказывать, какой я великолепный писатель и какую гениальную повесть написал. Он слушал меня молча довольно долго, а потом вдруг оборвал и сказал:

– Будешь писать про литературу малочисленных народов Севера.

С этого началось наше сотрудничество. В течение нескольких лет я перечитал огромное количество произведений наших северных писателей и написал десятки рецензий, которые впоследствии вышли отдельной книгой.

Поначалу я скептически отнёсся к его предложению. Мне казалось, что наши северные литераторы – это полный отстой, и ничего хорошего написать они не могут. И правда, мне попадались такие произведения, что у меня волосы дыбом вставали.

Но, мало-помалу, мне стали встречаться удивительные тексты. Это были как бы цветы среди сорняков, которые не сразу заметишь.

Специфика большинства произведений северных писателей в особой наивности и самобытности. И лучшие из них те, которые с неподдельной простотой повествуют о коренной жизни, обычаях, традициях и культуре народа, без претензий на литературщину.

Галина Кэптукэ, Огдо Аксёнова, Юрий Вэлла, Зоя Ненлюмкина, Николай Дункай, Еремей Айпин (но только с его ранними вещами, а точнее – «У гаснущего очага», за «Божью матерь в кровавых снегах» автору должно быть нереально стыдно) и некоторые другие – настоящие драгоценные камни мировой литературы.

Эти писатели провожают нас в свой мир, мир духов и шаманов, и делают это так, что начинаешь верить. Вернее, заражаешься их верой в то, что иная реальность – реальна.

Читая Дункая, я поверить не мог, что я чуть ли не единственный его читатель в мире, хотя его следовало бы переводить на все языки, и его сборник рассказов «Скала сокровищ» стал бы бестселлером.

А когда я прочитал повесть Галины Кэптукэ «Имеющая своё имя, Джелтула-река» я рыдал и долго не мог прийти в себя. Потому что это шедевр, который можно поставить в один ряд с «Убить пересмешника» и другими книгами о детском жизненном опыте (я не имею в виду обязательно книги для детей).

Ну ладно, это не эссе не о литературе народов Севера. Потом я переключился на написание рецензий на фильмы, и понаписал их очень много, и, судя по всему, получалось у меня неплохо.

Очень приятно вспомнить, что в то время «Литературная Россия» ухитрялась платить мне гонорары, в чём я, будучи молодым неприкаянным кандидатом наук, весьма нуждался.

С Вячеславом Огрызко мы подружились. В то время у него была сильная команда, с Романом Сенчиным и Евгением Богачковым в составе. Это реально крутые парни. К сожалению, Сенчин впоследствии покинул редакцию, а Богачков, к счастью, работает до сих пор. К счастью, потому что именно на таких людях и держится любое дело. Я много где работал, но таких честных, уважающих себя и других, благородных и бескорыстных людей почти не встречал. Обычно в рабочем коллективе все друг друга тихо ненавидят, подсиживают и говорят за спиной гадости. Здесь же была совсем другая история.

И так мне нравилась редакция, что я в ней был частым гостем. Мне нравились не только люди, но и атмосфера. Атмосфера настоящей, старой редакции в самом центре Москвы, каких почти уже не осталось. Не секрет, что сегодня ситуация такова, что газетные и журнальные литературные издания доживают свои последние дни и кое-как влачат своё существование вопреки всему. Что весьма печально.

Так вот я часто наведывался в редакцию и бывало мы с Вячеславом Огрызко засиживались за разговорами и всякими напитками допоздна, что иной раз я и не помню, каким образом попадал домой. Но это не были разгульные пиршества, нет, это были, скажем так, интеллектуальные эпикурейские посиделки.

О них я вспоминаю с особым удовольствием, потому как, знаю по опыту, на свете есть мало людей, с которыми можно поговорить по душам о литературе – глубоко и со знаем дела.

Сейчас, должен сказать, будущее «Литературной России» вызывает у меня неподдельную тревогу. Я, честно говоря, не знаю, каким образом редакция ухитряется выживать.

Кстати, несмотря на все сложности, редакция регулярно выпускает книги. Только три моих вышло за последние лет пять. Более того, я сейчас понял, что «Литературная Россия» издала абсолютно всё, что я в неё присылал.

К сожалению, сейчас наши пути разошлись. Не потому что у нас вдруг испортились отношения или что-то такое, просто так вышло само собой. Но «Литературная Россия» навсегда в сердце моём. Говорю это без всякого пафоса и лицемерия, это и правда так. Впрочем, я думаю, что наши пути ещё сойдутся.

 


Иван Александрович Гобзев (Карпенко) родился в 1978 году в Москве. В 2000 году окончил философский факультет МГУ. Спустя три года защитил кандидатскую диссертацию «Теория и практика формальных переводов». Автор книг «Зона правды», «Те, кого любят боги, умирают молодыми», «Цветы во льдах» и «Глубокое синее небо». Доцент Высшей школы экономики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *