Александр БОБРОВ. ВЕРНЁМ ЛИТЕРАТУРУ В ЖИЗНЬ!

№ 2018 / 14, 13.04.2018

Прообразом газеты «Литературная Россия» стала газета с названием «Литература и жизнь». Первый её номер вышел 60 лет назад – 6 апреля 1958 года. Вспомним, что это была за эпоха! В октябре 1957 года в СССР был запущен первый в мире искусственный спутник земли. В том же году был спущен на воду атомный ледокол «Ленин» – первое в мире надводное судно с ядерной силовой установкой. Начиная с периода оттепели, огромное внимание уделялось и среднему, и высшему образованию: так, была отменена плата в вузах, техникумах. Согласно данным Всесоюзной переписи населения 1959 года высшее, среднее и неполное среднее образование имело уже 43% населения. Время дерзких начинаний, грамотных патриотов, время взлёта литературы, в том числе и так называемой провинциальной.

Впервые мысль о необходимости создания газеты для писателей России высказал 13 мая 1957 года Никита Хрущёв на совещании в ЦК КПСС: «И вот, может быть, – рассуждал тогда советский лидер, – надо подумать о каком-то органе Союза писателей Российской Федерации, чтобы этот орган проявил заботу о городах Российской Федерации, и дать возможность городам РСФСР воздействовать на Москву, на московских писателей». Глубокая мысль – чтобы и писательская жизнь не ограничивалась Садовым кольцом! Окончательно вопрос о новой газете был решён 4 декабря 1957 года на заседании Бюро ЦК КПСС по РСФСР. Партия решила писательское издание назвать «Литература и жизнь». Главным редактором ЦК утвердило Виктора Полторацкого (Погостина). Первый номер новой газеты вышел 6 апреля 1958 года, помню, как ещё школьником увидел большеформатный номер новой газеты. Осенью 1962 года секретариат ЦК КПСС принял решение с 1 января 1963 года переформатировать газету «Литература и жизнь» в еженедельник «Литературная Россия» в формате «Недели». Главным редактором стал опытный критик-фронтовик и литературный боец Константин Поздняев, который очень любил поэзию и вернул в нашу литературу имена таких замечательных поэтов, как Борис Корнилов, Борис Ручьёв и Алексей Недогонов. По рекомендации старших товарищей поэтов – Алима Кешокова и Егора Исаева – Константин Иванович предложил мне сразу после Литинститута возглавить отдел поэзии в далёком 1972 году.

Но большая часть моей молодой литературной работы в газете пришлась на редакторство Юрия Грибова, который перешёл к нам в 1973 году из «Советской России» – самой русской партийной газеты. Он тоже был нижегородцем по корням и фронтовиком: весной 1945 года после училища получил назначение на фронт, командовал в 19 лет пулемётным взводом, а затем ротой. В составе 257-го стрелкового Варшавского полка 185-й стрелковой дивизии 1-го Белорусского фронта форсировал Одер, брал Берлин и вышел на Эльбу, где был свидетелем встречи советских и американских войск. Как газетчик он поработал в Костроме, был собкором «Советской России», а потом возглавлял отдел культуры. Любил российскую глубинку, знал её, призывал нас как можно больше ездить по России, придумывать новые рубрики. На наших страницах вырастали Василий Шукшин и Валентин Распутин, дебютировал Николай Рубцов, Евгений Евтушенко подписал мне книгу с благодарностью за публикацию лучших стихов из неё, – но и рубрика «Молодые голоса» была постоянна. Юрий Тарасович буквально приказал мне поехать в Старый Оскол и село Терехово, к поэту-пастуху Владимиру Михалёву: «Напиши о нём душевно. На обратном пути заедешь в Курск, к Евгению Ивановичу Носову, попросишь новый рассказ». И понеслось… Благодаря «Литературной России» я узнал свою Родину, её пространства и литературные силы, потому что потом как член редколлегии заведовал уже и поэзией, и прозой, и сатирой – всеми писательскими материалами. Очень много средств выделялось на командировочные расходы. Собираемся на редколлегии: «Саша, деньги остаются. Собирай свою писательскую бригаду, поезжай на встречи с читателями – хоть на Камчатку!». Звоню Виктору Бокову, Римме Казаковой, Вале Устинову, Толе Брагину, Тане Ребровой, пародистам – и в путь…

Потом пришёл Михаил Макарович Колосов, прозаик-фронтовик, человек осторожный, но тоже любящий провинциальную литературу, поддержавший мою любовь к славянскому миру. При нём я стал секретарём партбюро редакции, а потому влиял на принятие серьёзных решений. С его благословения я помчался в Литву, первой объявившую о выходе из СССР, жил под охраной автоматчиков в Высшей комсомольской школе Вильнюса, привёз очерк «Преждевременная весна», который заметил редактор «Советской России» Валентин Чикин, и позвал к сотрудничеству… Только в 1986 году я был приглашён в аспирантуру Академии общественных наук. И уже со стороны наблюдал за острым редакторством Эрнста Сафонова, за борьбой, которая закончилась закрытием газеты в страшные дни ельцинского расстрела русской демократии. Со смертью Сафонова газета перестала быть органом Союза писателей России, а то и входила с ним в явную конфронтацию. Сегодня небольшой коллектив газеты под руководством Вячеслава Огрызко борется за выживание газеты, за возвращение её в розницу, за укрепление авторитета и расширение круга авторов. Есть интереснейшие проблемные материалы, глубокие писательские мысли, но как их сегодня донести без отсутствия равенства в системе распространения, без выхода писателей на ТВ? О, это – особая проблема!..

Американский художник Эндрю Росс – издатель и редактор комиксов, который много сделал для упрощения картины мира, – всё-таки признавался: «В самой маленькой книжной лавке вы найдёте больше стоящих мыслей, чем их было высказано по всем каналам ТВ за всю историю его существования». Каналов прибавилось, но мыслей стало ещё меньше, они растеклись тонким слоем, распределились между несколькими политологами, шустрыми деятелями, журналистами, кочующими с канала на канал, с ток-шоу на новую трепотню в эфире. Пародия какая-то: каналы могут различаться по заявленной политике и тематике, а гости – скорее актёры, чем эксперты – одни и те же, хоть на РТР, хоть на «Звезде» – везде! И Владимир Соловьёв первый демонстрирует феноменальную ограниченность. Понятно, что главный гуру и евангелист – он, но уже смешно становится, ей богу. Например, он уважает и прямо лелеет Александра Проханова, и я такое отношение к давнему товарищу разделяю, но это похоже на команду сверху, на странную зашоренность: показывать только певца Пятой империи! Правда, на остальные каналы писателей вообще не зовут: гражданин Эстонии Михаил Веллер опозорился, разругался со всеми – и всё, кончились писатели? Но книжная лавка, по выражению американского деятеля, – огромна, стоящие мысли по-прежнему высказываются в книгах, в писательской публицистике. Но это никому, включая Соловьёва – не интересно.

Телеведущий – автор книги с немыслимо претенциозным названием «Евангелие от Соловьёва», – выступил с проповедью в Совете Федерации в рамках «Времени эксперта». Его поучение было посвящено теме «Новые угрозы и вызовы национальной безопасности Российской Федерации». Эксперт затронул вопросы методов борьбы в информационной войне и поднял ряд жизненно важных проблем так, будто сенаторы о них и не слышали. В частности, он констатировал, что у России военный и политический суверенитет есть, а экономический и идеологический – утерян, собственный путь – не выработан: «Люди требуют, чтобы мы сформулировали идею!.. А у нас запрещена идеология. У нас нет институтов, которые выработают идеологию». Да, журналист прав: формально за все СМИ, за правила информационной войны, за книгоиздание, за литературный процесс, в конце концов, отвечает… Министерство связи, «паяльники», как их называют в народе. Кстати, министр Никифоров при обсуждении страшных информационно-идеологических атак после трагедии в Кемерово никак не заявил о себе!

Но Соловьёв, сочиняя книги и рекламируя себя на каждой Международной книжной выставке-ярмарке, забыл, что Россия – страна Слова, что сводная национальная идея России – это её литература, как классическая, так и современная. Вообще, чем дышит огромная, провинциальная Россия? – об этом тоже могли бы рассказать писатели из всех регионов ярче и глубже, чем залётные корреспонденты. Кстати, сам Соловьёв и этого почти не использует. Он поучает сенаторов, а сам не демонстрирует образцы профессионализма. Ойген Когон – немецкий публицист, социолог, политолог, сформулировал главный закон ТВ: программа, которую можно хотя бы отчасти понять с закрытыми глазами или заткнутыми ушами, – плохая программа. Все программы Соловьёва можно слушать с закрытыми глазами, как радио. Тем более, что всех его гостей мы знаем до деталей одежды и мимики. Почему он сам не прислушивается к мудрости Когона – сына дипломата еврейского происхождения, выходца из России? Телеведущий продолжает гвоздить: «Мы говорим: мы не такие! А какие? В наших школах есть всё, кроме образования – то есть созидания образа человека. Вузы… Тут употреблю слово «патриот». Как слышат это слово – отрицательная реакция. А надо гордиться, что ты патриот… Главное поле сражения – души людей».

Кто бы спорил, но за души-то людей по-прежнему борется прежде всего литература – её на ТВ просто нет. Как не осталось и писателей-ведущих, кроме канала «Культура». А ведь много лет я, прошедший школу «Литературной России», вёл программы на «Московии» и на телеканале «Мир», и всплывал титр – «Поэт, публицист». Назовите сегодня другой такой пример. А ведь актуальные военные программы и передачи о нескончаемых боевых действиях могли бы вести и комментировать писатели-баталисты, о театре и культуре – драматурги, о проблемах образования и патриотического воспитания – поэты и публицисты. Азбучные истины, в общем. Да и сам Соловьёв их фактически изрекал, но, увы – ничего не меняется. Газета «Литературная Россия» и сегодня могла бы о многом поведать через писательское образное слово, если вернуть литературу в жизнь и на ТВ.

С юбилеем, однополчане!

 

Александр БОБРОВ

 


4 5 bobrov

Александр Александрович Бобров родился в 1944 году. Окончил Литинститут и Академию общественных наук при ЦК КПСС. Кандидат филологических наук. Работал в еженедельнике «Литературная Россия», в издательстве «Советский писатель», на телеканале «Московия», в Московском институте культуры. Автор книг «Дань», «Боярышник», «За Москвою-рекою», «Свод», «Бей своих», других произведений.

8 комментариев на «“Александр БОБРОВ. ВЕРНЁМ ЛИТЕРАТУРУ В ЖИЗНЬ!”»

  1. Наш пострел везде успел! Но что-то эта личность не вызывает у меня доверия.

  2. В такой маленькой публикации автор отвел душу и нахвастался о себе всласть. Хочется воскликнуть: «Природа-мать! Когда б таких людей/ Ты иногда не посылала миру,/ Заглохла бы нива жизни.»

  3. «Сегодня небольшой коллектив газеты под руководством Вячеслава Огрызко борется за выживание газеты, за возвращение её в розницу, за укрепление авторитета и расширение круга авторов. Есть интереснейшие проблемные материалы, глубокие писательские мысли…»
    Да это явный перебежчик с котомкинского корабля!
    Давно ли полковничья клика проклинала «Лит. Россию» и грозила сжить ее со света?
    И вот — побежали…
    Симптом, однако.

  4. Виноват, на дату не посмотрел.
    Значит, он не перебежал, а наоборот, разуверился в ЛР.
    Может, все-таки еще перебежит?
    Или хотя бы переползет…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *