О СУБКУЛЬТУРАХ, ЯППИ И ЗДОРОВОМ ОБРАЗЕ ЖИЗНИ

№ 2006 / 39, 23.02.2015

Раньше я с симпатией смотрел на молодых людей в шнурованных ботинках, толстовках питбуль или лонсдейл, похожих в чёрных бомперах на жесткокрылых насекомых. Радовался, встречая последних динозавров – панка с пёстрыми плюмажами, кришнаитов, торгующих в переходе книгами своего гуру, металлистов в косухах, разрезающих толпу, как переклёпанные дредноуты. Завидовал их стильности, энергетике, нонконформизму, независимости, способности шокировать трусливых чопорных обывателей…
Вот только мучил вопрос: если общество потребления терпит все эти субкультуры, значит, они ему зачем-то нужны? Разве не странно, что почти все они (за редкими исключениями) считают своей родиной загнивающую от благополучия Англию, самую стабильную демократию, где социальный взрыв не более вероятен, чем марсианское вторжение?
Теперь не радуюсь. Считаю, что все подобные движения выполняют роль громоотводов пассионарности молодёжи от социально значимых целей. Причём, следуя принципу идеологической «диверсификации»: не класть все яйца в одну корзину, псевдолиберальное общество стимулирует сразу несколько противоречивых, но не угрожающих системе социальных моделей. Подражая П.Фейерабенду, я бы назвал это социальное явление «пролиферацией субкультур».
Каждая субкультура – особый мир со своими символами престижа и внешними отличительными признаками – одеждой, стилями музыки и танца, языком, манерой поведения, организацией или отсутствием таковой, и, конечно, со своим внутренним содержанием – мифологией, и даже религией. Все эти субкультуры распадаются на два основных направления, условно называемых – Dressing Down и Dressing Up.
Представителям первого направления свойственно стремление перевернуть, извратить общепринятые ценности так, чтобы даже их одежда с точки зрения «нормального» представителя социума смотрелась внешне раздражающим образом, что нашло своё воплощение у рокеров, cкинхедов, металлистов и панков. Каждая из этих субкультур имеет своё сектантское мировоззрение, которое по определению не может выйти за рамки группы, что выдаёт их действительную социальную функцию – служить экологическими нишами для отживших политических мировоззрений, прудами-отстойниками пассионарности. Как правило, всё сводится к совместному времяпрепровождению и наплевательскому отношению к ценностям внешнего мира. Хуже обстоит дело с течениями, воспринявшими хулиганскую культуру драк, идущую от смертельной вражды английских футбольных команд, стилями, имеющими криминальные включения и этнический характер…
Второе направление связано с сознательным улучшением внешнего образа, что тоже, может быть в какой-то степени эпатажем. Давно отмечено, что хип-хоперы, рейверы, рэперы, стрейт-эйджеры и другие молодёжные сообщества (с их корпоративными правилами и образцами поведения, одежды, музыкальных вкусов) – лишь трамплин в институционализированное общество. Они являются некоторым достраиванием социальной реальности для смягчения напряжённости при вхождении в общественные структуры.
Хочешь бунтовать? Кури травку! Ночуй на помойках! Мочи негров! Не хочешь? Не нравится культ канабиса? Не воодушевляет анархизм и «мусорная эстетика»? И идея избивать негров не вызывает живого энтузиазма? Не страшно! Вот тебе на выбор – Health Life, Straight Edge (sXe, SxE), Veganism, экофеминизм и т.д.! Бороться против генетически изменённых продуктов гораздо безопаснее, чем против монополизации экономической или политической жизни страны. Что может быть проще, чем изменить мир, отказавшись от табака, кофе и чая, кожи, шерсти?! Численность веганов в США достигла 3 млн. человек – и, по-видимому, все они думают, что занимают активную социальную позицию…
В реальности всё это «отдушины» для тех, кто пытается найти себе какую-то цель в жизни, но не хочет гоняться за суррогатным «кайфом». Все субкультуры, несмотря на различия, как мидии одинаковы на вкус, и служат сохранению и увековечению статус-кво. В этом отношении White Power и Veganism – близнецы. И никого не должно удивлять, когда Бриджит Бардо выступает за депортацию всех мусульман, совершающих предписанные Кораном ритуальные жертвоприношения.
Все субкультуры – это дырочки одной гигантской мясорубки, перерабатывающей полнокровные разнородные куски в однородный фарш, из которого вытекает мутный, как рисовая подливка, жир в виде – яппи, людей новой формации, андроидов с нулевым уровнем критического восприятия, адаптированных для работы в крупных корпорациях. Именно поэтому яппи легко находят работу в любой стране, и именно они образуют 90 процентов «утечки мозгов» в Юсию. У яппи нет отечества, но совсем по другой причине, чем у пролетария…
Социальная перистальтика переваривает пассионарность. Придёт время, когда вымрут, как бронтозавры, панки, скинхеды, металлисты, хип-хоперы… Но пока бьются между собой молодёжные уличные племена, фанатские кланы «коней» и «свиней», скинов белошнурочников со скинами красношнурочниками, утекает холодное электричество пассионарности – с кровью из разбитого носа, с потом на безумном концерте, с дымом от раскуренного косяка. Всё меньше людей с намагниченными душами, обнажёнными нервами и незасоренными мозгами…
В это время ушлые яппи получают образование, ползут вверх в погоне за «респектабельностью» и «нормальной жизнью» – одинаково одетой, одинаково подстриженной, c машиной, детьми, собакой, счётом в банке. Их всё больше, этих респектабельных «профи», агентов паразитической парадигмы, какими бы эвфемеизмами они её ни называли – «монетаризм», «политкорректность», «постиндустриальное общество».
А потому вся надежда на не охваченную субкультурами молодёжь…Михаил БОЙКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *