В ДИВНОМ ГРАДЕ СЕМ…

№ 2006 / 44, 23.02.2015


8 августа 2006 года в московском речном порту многолюдно и суетно. Участникам III Международных Цветаевских чтений предстояло проплыть по пути писателей в эвакуацию военного 1941 года. Тогда на вокзале среди провожающих были Л.А. Бруни, Б.Л. Пастернак, Л.Б. Либединская, В.Ф. Боков и др. Они провожали родственников и друзей в далёкую и неведомую Татарию. Среди отъезжающих была и Марина Ивановна Цветаева. Вспоминаются поэтические строчки В.Ф. Бокова:

Речной вокзал запомнился
В его дорожной дрожи.
В тот миг, как я знакомился,
Хотелось крикнуть: «Боже!
Ты с рук своих сбываешь
На жизнь, иль на смерть.
И если убиваешь,
Зачем так наспех?»

Духовно-творческое волнение испытал каждый участник плаванья, поднимаясь по трапу теплохода «Герой А.Головачёв», на борту которого были проведены секционные заседания научной конференции «Творчество М.И. Цветаевой в контексте европейской и русской литературной традиции». Успех научной конференции был обеспечен известными российскими и зарубежными исследователями, биографами, библиографами, работниками цветаевских музеев страны, сотрудниками библиотеки-фонда «Русское Зарубежье», любителями и ценителями многожанрового творчества поэта. Состав участников конференции определил жизненный вектор Марины Ивановны, её перемещение в географическом пространстве – Москва, Германия, Чехия, Франция, Подмосковье (Болшево), Елабуга. Москва! Ненавязчиво вспоминаются цветаевские строки:

В дивном граде сем,
В мирном граде сем,
Где и мёртвой – мне
Будет радостно, –
Царевать тебе, горевать тебе,
Принимать венец,
О мой первенец!

Ежедневно в предрассветный час либо на закате солнца, прятавшегося за огромной тучей-горой, за горизонтом, каждый мог «послушать свою душу», сконструировать диалог с поэтом о вечности, о тленности, о земных приметах. Накатывавшаяся волна воскресила в памяти последний день плаванья Марины Ивановны 1939 года, её возвращение на родину. «Утром проснулась, подумала, что годы – считанные (потом будут – месяцы…)».

Прощай, поля!
Прощай, заря!
Прощай, моя!
Прощай, земля!

Вспомнились строки её перевода стихотворения «Плаванье» любимого ею Шарля Бодлера, в которых отчётливо звучит отречение от жизни.

Смерть! Старый капитан!
В дорогу! Ставь ветрило!
Нам скучен этот край!

Наше плаванье длилось восемь дней, именно столько времени занимает водный путь от Москвы до Елабуги. Открывая конференцию и раскрывая семантическую сущность традиции как литературоведческой категории, её трактовку крупнейшими учёными-литературоведами, доцент ЕГПУ Н.Г. Валеева отметила, что духовная причастность к ценностям прошлого очевидна. Однако в процессе постижения художественного наследия огромную роль играло индивидуальное творческое начало М.И. Цветаевой. Переосмысление и переработка наследия прошлого явилось поиском цветаевской концепции мира, что вызывает и поныне устойчивый научный интерес у российских и зарубежных исследователей.
Все дни работы научной конференции отличались редкостной несуетностью, атмосферой духовного братства всех её участников. Научные доклады учёных московских вузов, елабужского госпедуниверситета, чередовались с воспоминаниями о семье Цветаевых, их окружением, с обзорами книг, журнальных публикаций, интернет-ресурсов. С глубочайшим внутренним трепетом слушала аудитория эссе о заслуженном художнике России Файтеле Лазаревиче Мулляре, отправившем в Елабугу на конкурс поэтический цикл, включающий два посвящения М.Цветаевой, с портретами «Видение» и «Легенда»; переписку Рафаэля Ахметовича Мустафина с Ариадной Сергеевной Эфрон о «елабужских делах», месте захоронения и увековечения памяти поэта; о встречах Елены Аветовны Назарбекян с Мариной Ивановной Цветаевой в подмосковном Голицыно в 1940 году и в августе 1941 года в Чистополе. Тёплые минуты общения были подарены Людмилой Владимировной Голубкиной, кинодраматургом, редактором. Таких людей узнаёшь в людской толпе по глазам. Ею был представлен фильм об отце Владимире Александровиче Луговском, который в годы войны находился в эвакуации в Ташкенте, жил по соседству с Анной Андреевной Ахматовой. Сестра же Людмилы Владимировны Мария Владимировна Груберт-Луговская жила в это время в Чистополе. Долго не расходилась аудитория с поэтических концертов Лилии Газизовой и музыкальных вечеров Виктора Леонидова.
При подведении промежуточных итогов научной конференции было сказано об очень важной наметившейся тенденции к укреплению и развитию научных контактов с музеями, государственными архивами страны, общественными организациями дальнего зарубежья; о расширении географии её участников; о широком представительстве вузовской науки; о «рождении» новых форм научных сообщений и др. Научную ценность докладов призваны обеспечить глубокая историография по заявленной проблематике, с чётко изложенной концептосферой исследователя.
За бортом теплохода оставались города с богатой историей – Углич, Ярославль, поразивший нас экспозициями музея «Слова», среди которых видим знаменитые берестяные грамоты, волнующие письма из прошлого. Академик РАН Валентин Лаврентьевич Янин вот уже более полувека раскапывает древний Новгород, удивляя мир уникальными археологическими находками. Совсем недавно посетил он и Елабугу, чтоб поклониться М.И. Цветаевой, чей поэтический голос не может оставить равнодушным духовно одарённого человека. В Ярославской губернии в конце ХIХ века родился художник Александр Павлович Плигин, который создавал живописные полотна в ставшую легендарной эпоху Серебряного века, участвовал в выставках обществ «Мир искусства» и «Бубновый валет» в Москве, Петербурге, Киеве вместе с М.Добужинским, Л.Бакстом, Р.Фальком, П.Кончаловским. Его полотна хранятся в Третьяковской галерее, Ярославском художественном музее, в частных коллекциях. В 1941 году А.П. Плигин был эвакуирован с писателями и деятелями искусств в Чистополь, где и погиб. Ещё одна скорбная страница истории культуры.
Многие, и я в их числе, заново открыли для себя Чебоксары. Приятно удивила коллекция художественного музея, в числе которой картина В.Г. Перова 1876 года «Портрет Петра Ивановича Николаева», председателя земской управы Владимирской губернии. Чебоксарская земля – родина Геннадия Айги, поэта, который общался с Борисом Леонидовичем Пастернаком. Айги, писавший верлибром, автор-составитель антологии французской поэзии, переведённой на чувашский язык. Позднее об этом при встрече в Москве мне расскажет Ирина Ивановна Емельянова, дочь Ольги Всеволодовны Ивинской, и подарит монографию профессора Парижского института восточных языков Леона Робеля о талантливом чувашском мыслителе, крупнейшем художнике слова минувшего столетия.
С щемящей тоской и нежностью вспоминали участники Чтений Л.Б. Либединскую. Захотелось заново перечитать «Зелёную лампу», услышать её ровный и мягкий голос, побеседовать, послушать удивительные рассказы о М.Светлове, Э.Кротком, В.Инбер, А.Фадееве, А.Кручёных и о многих других её друзьях и современниках.
На седьмой день нашего плаванья, ранним воскресным утром 14 августа, из-за Крутой горы показался Чистополь. Почтенное научное собрание у причала встречал глава муниципального образования В.М. Козлов. В 1941 – 1943 годы Чистополь приютил более ста семей писателей, деятелей искусств, немецких антифашистов. «Дальний Чистополь на Каме…», так называется новая книга талантливой писательницы Н.А. Громовой, представленная общественности города в Доме учителя, который в годы войны являлся литературным и театральным клубом, местом проведения заседаний президиума Союза писателей СССР. Стены этого Дома слышали голоса Пастернака и Сельвинского, Асеева и Петровых, Исаковского, Инбер и многих других. Документальное повествование в книге Н.А. Громовой основано на совокупности новых исторических источников: личных архивов М.И. Белкиной, Л.В. Голубкиной, государственных архивов Москвы и Санкт-Петербурга. Широкий исторический контекст, обилие новых фактов и имён, отсутствие произвола автора дают возможность читателю поразмыслить над тем, что значила эвакуация в жизни писателей. Возможно, здесь, в глубокой провинции, они обрели внутреннюю независимость, путь к созданию поэтических шедевров, великой прозы, избежали цензурного идеологического пресса. Об этом тоже должны задумываться современные читатели. Книга тепло была встречена чистопольцами. Кстати, следует отметить, что её выпуск явился началом творческого сотрудничества Московского дома-музея Марины Цветаевой и Елабужского государственного педагогического университета. Представление книги плавно перешло в пешеходную экскурсию по цветаевским местам города Чистополя, которую с вдохновением провела неутомимая Нина Степановна Харитонова, известный краевед, заслуженный учитель школы Республики Татарстан.
Поздним вечером того же воскресного дня проплыли Берсут, где размещался летний лагерь детей писателей. Постепенно нарастала душевная вибрация, участники Чтений приближались к городу, ставшему развязкой жизненного узла Марины Ивановны Цветаевой. Ранним утром 15 августа сквозь рассеивающийся туман показались маковки елабужских церквей. Розы, хризантемы, астры были возложены к подножию памятника поэту. А из далёкого крымского Коктебеля Эсфирь Семеновна Красовская, директор Московского дома-музея Марины Цветаевой, она же член Международного Попечительского совета заповедника «Киммерия», привезла сплетённый из кермека венок, словно заново соединив Волошина и Цветаеву. Образ волошинского Коктебеля на пленарном заседании конференции в ЕГПУ будет воссоздан профессором московского университета Т.Ф. Каратыгиной. Научные сообщения профессоров из Стерлитамака и Воронежа органично вписались в заявленную тему научной конференции. Ещё в 1919 году Цветаева, обращаясь к людям, писала: «Друзья, не цените меня, во что бы вы меня ни оценили – я оценю себя точнее. Но любите меня, ибо так нежно любить себя, как бы я хотела, мне не даёте вы, которых я люблю!». Лишь глубокой любовью к памяти поэта продиктованы благородные поступки жителей республики по увековечению памяти поэта. Вспоминается 2002 год, открытие памятника поэту на площади и проникновенная речь Зили Рахимьяновны Валеевой, заместителя председателя правительства Республики Татарстан, завершившаяся стихотворением «Литературным прокурорам». Этот вызов, брошенный молодой Цветаевой литературному сообществу, ставший поэтическим кредо, определил её дальнейшую жизненную позицию:

Быть в грядущем лишь горсточкой пыли
Под могильным крестом? Не хочу!

Руководство Республики Татарстан много содействовало осуществлению этого харизматического замысла – проведению научной конференции на борту теплохода, по водному пути писателей в эвакуацию, в города нашей республики.
Постскриптум. Завершила работу очередная международная научная конференция в Елабуге, уже ставшая страницей цветаевской летописи. Но не отступает желание поклониться праху ещё одной эвакуированной – Вере Яковлевне Эфрон, которая с 1942 по 1945 год жила в Уржумском районе Кировской области, где я побывала в сентябрьские дни 2006 года. По свидетельствам старожилов, она была похоронена 1 мая 1945 года на сельском Лапьяльском кладбище. Высокий могильный холм с крестом, вокруг вековые деревья, живые свидетели ушедшего времени: «О чем шумите вы, разливы лиственные?». Сельский библиотекарь Г.А. Константинова вот уже более двадцати лет приносит цветы на могилу, поддерживает память о человеке со столь необычной для здешних мест фамилией Эфрон. Волею судеб Марина Ивановна Цветаева и Вера Яковлевна Эфрон оказались невдалеке… Елабугу от Уржума отделяют лишь 300 километров.
Надежда ВАЛЕЕВА
г. ЕЛАБУГА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *