ДОРОГА В ВЕЧНОСТЬ

№ 2007 / 12, 23.02.2015

Поэзия и глобализация

Культура – это волшебное зеркало, в котором навсегда запечатлевается облик человечества на разных этапах его развития. Заглянув в книги Проспера Мериме, увидишь лик Франции XIX века, прочитав романы Сервантеса, откроешь для себя образ Испании XVI века, перелистав стихи Фирдоуси, Хафиза или Саади, поймёшь душу Востока XVIII века, углубившись в прозу Чарльза Диккенса, увидишь Англию XIX столетия, а, полежав на кушетке с рассказами Пу Сунлина, словно бы побываешь в средневековом Китае. Классическая литература (и в особенности это касается поэзии) с необыкновенной яркостью концентрирует в себе черты национально-культурной самобытности каждого из народов, сохраняя для грядущих веков их неповторимо-уникальные портреты, характерные для той или иной исторической эпохи. Признаки совсем иной тенденции можно увидеть в литературе конца XX – начала XXI века, где всё сильнее и сильнее начинают проступать черты одного и того же, всё более стандартизирующегося и теряющего свои национально-этнические признаки, обличия. Откроем ли мы сегодня книги писателей Англии, Франции, Японии, Скандинавии, Австралии или России – и, если это не исторические романы, то практически повсюду мы увидим один и тот же, словно бы клонированный в лаборатории, персонаж, прихлёбывающий виски, жующий поп-корн или жвачку и решающий все возникающие на его пути проблемы исключительно с помощью кулака или пистолета. Отталкиваясь не от подлинной жизни, а от стереотипных сюжетов американского кинематографа с неизменными Арнольдом Шварценнегером или Клод Ван Даммом в главных ролях, современная литература не просто приобретает признаки вторичного искусства, но неотвратимо превращается в орудие всё сильнее обезличивающей нашу планету глобализации. Глобализация – это огромный асфальтовый каток, который едет по поляне с живой травой и душистыми цветами, оставляя за собой однообразно-безжизненную серую плоскость. По этой плоскости удобно мчаться на «мерседесе» в банк или на финансовую биржу, но она ничего не скажет проезжающему по ней человеку о той земле, которую она собой покрывает, не порадует его ни скатывающейся по изумрудному листику травинки сверкающей, словно алмаз, каплей утренней росы, ни кружащейся над цветами в поисках нектара пчелой, ни трепещущей цветными, точно узоры восточного ковра, крыльями бабочкой… Куда ни поглядишь – везде только серая, точно подошвы армейских ботинок, мёртвая гладь асфальта да вонючая бензиновая гарь вместо аромата экзотических цветов. Но глобализация – это не просто убийца художественной красоты и национального своеобразия, присущих литературе того или иного народа. Всё обстоит гораздо сложнее и серьёзнее. Подменяя стандартизованными, будто серийные роботы, однообразно-неотличимыми друг от друга шаблонами псевдоискусства глубину и неповторимость подлинно художественных образов, глобализация превращает весь многонациональный, поликультурный и разнообразно понимающий красоту и справедливость мир в потребителя фактически одного – общего для всех – искусственно созданного мировыми культурологами «блюда». Что можно противопоставить этому почти неостановимому, на первый взгляд, шествию глобализации через страны и континенты? Как защитить великие нации и народы от воздействия подтачивающей и разрушающей их глобалистской масскультуры? Наряду с организационно-административными мерами, выражающимися в запрете показа тех или иных вредных фильмов и распространении тех или иных кощунственных книг, допускающих надругательство над религиозными, духовными или культурными святынями нации, одним из самых сильных противоядий этой нравственной чуме является активизация своего собственного национального творчества и, особенно, такого её эффективного в силу его образного воздействия на читателя жанра, как поэзия. Если театр, живопись, кинематограф или проза – это, так сказать, стационарные фортификационные объекты на рубежах обороны национальной культуры, рассчитанные на выдерживание долгой идеологической осады и ведение продолжительных оборонительных сражений, то поэзия – это быстрая маневренная конница, способная молниеносно появляться там, где её не ожидали, и наносить мгновенные удары по врагу. Можно сказать, что стихи – это своего рода микрочипы или молекулы ДНК, несущие в себе формулу Красоты и Гармонии, и сохранить национальную поэзию – это значит гораздо больше, чем просто уберечь свою культуру от выхолащивания и размывания новомодными литературными течениями. Сохранить национальную поэзию – значит, сберечь саму душу народа, потому что именно в поэзии запечатлены бытовые и ритуальные традиции поколений, песни народа, героические сказания, мифы и многовековая мудрость предков. Но для успешного противостояния силам глобализации необходима не только популяризация древнего народного фольклора или произведений поэтов-предшественников, но также и активное присутствие живого поэтического слова на полях идеологических сражений сегодняшних дней, звучание стихов не одних только поэтов-классиков, но и тех, что пишутся нашими нынешними современниками. Глобализация учит человека, что весь мир – это не более как проходной двор, в котором он только случайный прохожий. Поэзия учит человека, что его родной двор – это необъятный мир, за который он в ответе перед своими грядущими потомками. Пусть же наши стихи защищают окружающий нас мир от превращения в проходной двор, где нет запаха цветов, не летают бабочки и только изредка проносятся в неизвестность чьи-то едва различимые тени. Глобализация – это путь в никуда. Поэзия – это дорога в Вечность. ДА ЗДРАВСТВУЕТ ПОЭЗИЯ!

 

Николай ПЕРЕЯСЛОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *