ПОЭТ ОТ МИРА СЕГО

№ 2008 / 1, 23.02.2015


Пути Господни неисповедимы. Истина проста. Но на примере конкретной человеческой судьбы с особенной ясностью звучат эти слова. Действительно, что может связывать две подмосковные местности, на несколько сотен километров отстоящих друг от друга, – Балашиху и Рузу, а точнее, село Архангельское в Рузском районе.
Чья же судьба на этот раз стала подтверждением искомой истины?
Николай Дмитриев – талантливейший поэт последней четверти прошлого века и первой пятилетки этого, двадцать первого, подтверждает своё место в анналах русской литературы.
В Балашихе Дмитриев прожил с семьёй четверть века, а в Рузском районе поэт родился и вырос, начал писать первые стихи, сюда он мысленно возвращался всю жизнь, здесь, на сельском кладбище, рядом с родителями хотел быть похоронен…
Неужели объединяет всё это жизнь лишь одного человека, пусть это даже Поэт с большой буквы? И да, и нет…

Совсем недавно, в самом начале ноября, в городе Балашихе состоялся областной литературный праздник «Мне было всё дано Творцом…», посвящённый творчеству Николая Дмитриева. В этот же день была открыта памятная доска в его честь, на которой можно не только увидеть портрет писателя, но и прочесть строки из его стихотворения: «Оставить бы людям простым и весёлым / Заветную песню свою. / Как нужное что-то, как дом у просёлка / В сосновом отцовском краю». Заслуженный художник России Николай Любимов воспроизвёл в камне мемориальной доски портрет писателя. Образ Николая Дмитриева получился у него сурово смотрящим на своих современников и потомков, хотя при жизни поэт запомнился всем как добрый, скромный и открыто улыбающийся человек. Место под памятный знак было выбрано не случайно. В школе № 2 поэт работал учителем и вёл детскую литературную студию «Первоцвет», здесь учились его дети. А после скоропостижной смерти летом 2005 года именно в этой школе была создана первая в России музейная экспозиция, посвящённая его жизни и творчеству.
Казалось бы, лишь стечение обстоятельств привело Дмитриева, тогда молодого учителя, с семьёй в Балашиху.
Так что же всё-таки объёдиняет родное село Дмитриева и этот город?
А объединяет – история России!
Вот мы и подошли к означенной в начале статьи теме единения двух мест на карте Подмосковья.
Когда-то, в начале XIX века, село Архангельское принадлежало известному архитектору – Осипу Бове, прославившему своё имя восстановлением Москвы после разрушений наполеоновского нашествия. Дмитриев, писавший в стихотворении «Церковь»: «Ей хорошо среди покоя, / На рыжей ласковой траве. / Её один француз построил / С чудной фамилией – Бове…», и не знал даже, что Осип Иванович урождённый россиянин, построивший за свою жизнь сотни зданий и архитектурных сооружений, среди которых на особицу стоят: Московский Кремль и Красная площадь, Большой театр, Больница Склифосовского, Триумфальная арка, мемориал «Бородинское поле», проект и постройка ротонды церкви Богоматери Всех скорбящих Радости на Большой Ордынке, в которой венчался А.С. Пушкин.
А ещё он построил, конечно же, по собственному проекту храм Михаила Архангела в своём Архангельском, спустя всего несколько лет после вступления в права имением. Вот что писали в начале XX века про эту церковь: «По своим архитектурным качествам храм села Архангельского принадлежит к кругу выдающихся произведений своего времени».
Как ни странно, именно в Балашихе, в тогдашнем селе Пехра-Покровское, нашлись умельцы, которые спустя несколько лет после окончания строительства в Архангельском воспроизвели такое же строение по специально повторенным для них чертежам.
Думаю, становится понятным, что не случайно всё это произошло в жизни Николая Дмитриева, написавшего множество строк о храме своего села, до сих пор действующего, но разрушающегося с такой же стремительностью, как и дом поэта. Вслушаемся в трепет строк:Я – от мира сего –
Мне не надо иного,
Я от мира всего
И села небольшого.
Там, где церковь вросла
Аж по самые брови,
Там, где юность была
Не пропащая вроде.
Вот об этом странном судьбоносном сближении мне и хотелось рассказать. Потому что начатое в Балашихе сохранение памяти одного из лучших поэтов России уже подхвачено энтузиастами в городе Покрове, в котором волею судьбы похоронен Николай Фёдорович (в краеведческом музее г. Покрова существует комната поэта), и, наконец, в Рузе – в «Дневнике школьника» Рузского района на одной из январских страниц отведено место добрым словам о поэте.
А 25 января 2008 года в Центральном Доме литераторов (Москва) в честь Дмитриева пройдёт вечер. В этот день ему исполнилось бы 55 лет. Гостей ожидает приятный сюрприз – новая уникальная книга избранных стихотворений Николая Дмитриева «Зимний Никола», дополненная его прозой, статьями о нём и обширной библиографической справкой.
Будет в новой книге и рассказ «Дорогие мои земляки…», отрывком из которого я и завершу своё повествование: «Служить он пошёл, поработав учителем и обзаведясь семьёй… Николай прижился на караульной службе… Караулил он склад с солдатскими ботинками и, прохаживаясь вдоль длинного дощатого сарая, полюбил припоминать тропинку от автобусной остановки до родной деревни. Он «проходил» её медленно, всю, метр за метром.
В небе сияли крупные звёзды казахстанской полупустыни, терпко пахли заросли лоха, а он в тысячный раз сходил на подмосковной остановке «Таруска». «Игорь спит, Игорь бдит, Игорь мыслью поля мерит» – как он понимал теперь эти слова!
Вот кончится сейчас слева дремотный, уютный еловый лес и потянется заброшенный песчаный карьер с выглядывающими из-за бугров ольхами. А дальше – поле, усеянное камнями (и откуда только берутся?), а за полем – деревня Алексино в четырнадцать дворов.
За Алексино белая от пыли дорога поднималась к берёзовой роще с можжевеловым подлеском. Вот тут-то и было самое дорогое… Николай и себе-то никак не мог объяснить (а другим и не собирался), почему он всегда останавливался здесь, у можжевельника, как будто что-то забыл и вспомнить может только возле этих серых искривлённых стволов, возле плоского камня, под углом вросшего в землю. Стоило отойти десять шагов в сторону – и это чувство пропадало. «Уж не мать ли с отцом здесь целовались?» – однажды подумал он…
Николаю казалось, что он в чьей-то огромной горсти, которая, покачиваясь, поднимает его медленно-медленно…».
Борис ЛУКИН,
сопредседатель комиссии по творческому наследию
поэта Николая Фёдоровича Дмитриева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *