БОРЗОСТЬ БРЕЖНЕВСКОГО МИНИСТРА

Двойные стандарты привели советский режим к краху

Рубрика в газете: Кремлёвские интриги, № 2019 / 29, 02.08.2019, автор: Вячеслав ОГРЫЗКО

Когда наши министры стали терять скромность и барствовать? Думаете, это началось при Ельцине? Нет. Часть министров привыкла с неприличным размахом отдыхать и роскошествовать ещё при Брежневе. Вспомним, к примеру, министра путей сообщения СССР Б.Бещева.

Летом 1970 года важный правительственный чиновник получил от немецкого коллеги приглашение провести отпуск вместе с супругой в Германской Демократической Республике. Но тогда любой министр на каждый чих должен был получить разрешение в ЦК КПСС. А тут шла речь не о простом чихе, а о поездке за границу, пусть и в социалистическую страну. Бещев вынужден был обратиться за санкцией в отдел оргпартработы ЦК. Но там ему напомнили, что партийное руководство признало поездки министров на отдых в соцстраны по чьим-либо персональным приглашениям нецелесообразными. Выход был один: оформить посещение ГДР как участие в межпартийном обмене.

Бещев решил отправиться в Берлин 3 августа. По неписанным правилам сотрудник готовившего эту поездку отдела ЦК КПСС позвонил второму человеку в советское посольство в ГДР – советнику-посланнику К.Кузнецову, предупредив, что наши дипломаты должны будут уделить Бещеву и его супруге максимум внимания. Однако в реальности в Берлин прибыли не два, а восемь человек. Это советника-посланника возмутило, и он пожаловался в Москву.

4 августа 1970 года об этой скандальной ситуации узнал член Политбюро ЦК Андрей Кириленко. Он тут же поручил выяснить все обстоятельства по организации зарубежного отпуска Бещева заместителю отдела ЦК по связям с соцстранами Олегу Рахманину и первому заместителю отдела оргпартработы ЦК Николаю Петровичеву.

Первым делом два партфункционера сразу подняли в архивах все материалы по Бещеву. Выяснилось, что министр путей сообщения и раньше не отличался скромностью. Как оказалось, ещё 14 августа 1965 года заместитель заведующего отделом транспорта и связи ЦК Т.Гуженко докладывал, что Бещев утратил чувство реальности и начал зазнаваться и барствовать.

 

«В ЦК КПСС, – рассказывал Гуженко, – поступают письма, в которых сообщается, что министр путей сообщения т. Бещев необъективно оценивает работу железных дорог, замазывает имеющиеся недостатки в работе, неправильно относится к выдвижению молодых кадров, окружил себя угодниками и подхалимами, чрезмерно увлекается заграничными поездками, в поведении допускает нескромность и излишества за счёт государства.

Докладываем, что часть изложенных в письмах фактов соответствует действительности.

Работая более семнадцати лет министром путей сообщения, т. Бещев сделал много для подъёма работы железнодорожного транспорта. Однако за последнее время в руководстве работой железных дорог допускаются большие недостатки, вследствие которых огромные средства, выделяемые на техническую реконструкцию железнодорожного транспорта, не дают народному хозяйству должного экономического эффекта. Из года в год снижается эффективность использования основных фондов. В прошлом году на один рубль основных фондов выполнено на 0,3 тонно-километра грузооборота меньше, чем в 1963 году. Имеют место факты, когда МПС добивается от Госплана и Правительства заниженных планов по ряду важнейших качественных показателей, а затем докладывает об успешном их выполнении, хотя уровень предыдущего года не достигается. Как показывает анализ, за последние четыре года в планах систематически завышалась норма расхода топлива и электроэнергии, а докладывалось о значительной экономии. Из отчётов министерства за прошлый год следует, что себестоимость на перевозках снижена на 1,8 процента, однако в сравнении с 1963 годом она возросла на электрической тяге на 0,25, тепловозной – 0,24 и паровозной – 5,8 процента, а потери из-за плохого использования подвижного состава увеличились, по учтённым данным, на 8 млн. руб. или на 30,1 процента.

В прошлом году на железных дорогах допущено 32,7 млн. часов сверхурочных работ, на оплату которых затрачено около 13 млн. рублей. Одновременно простои рабочих составили 14,2 млн. часов, что вызвало необходимость дополнительно содержать в штате около 7 тыс. человек.

Руководство Министерства путей сообщения узковедомственно подходит к выполнению некоторых решений Правительства, имеющих большое народнохозяйственное значение. Постановлением Совета Министров СССР № 478 от 26 мая 1962 года подъездные пути необщего пользования, не связанные с технологическими перевозками, должны быть переданы в 1962–1963 годах в ведение железных дорог, однако из 60,6 тыс. км. указанных подъездных путей широкой колеи и более 46 тыс. км.узкой колеи министерство приняло только 15 тысяч километров.

Министерством допускается формализм и крупные недостатки в хозяйственно-организаторской работе по внедрению передовых методов труда. Практика передовых коллективов железнодорожников и моряков подтвердила высокую эффективность передачи грузов с одного вида транспорта на другой по прямому варианту. В середине прошлого года в Новороссийске было проведено всесоюзное совещание по обмену опытом, был издан совместный приказ двух министерств, однако переработка экспортно-импортных грузов этим способом в текущем году сократилась.

Руководство Министерства путей сообщения ослабило работу по укреплению кадрами решающих участков, плохо осуществляет сочетание молодых способных специалистов со старыми, опытными работниками.

Много сигналов поступает о недостатках в работе т.Бещева как Председателя Комиссии Президиума Совета Министров СССР по координации работы транспорта. Сообщается, что он проявляет ведомственность при решении ряда вопросов, нерешительность и волокиту.

За границу т. Бещев выезжает часто. В прошлом году он ездил в Японию, Польшу, Болгарию, Китай, а в этом году – Германскую Демократическую Республику, Швейцарию, Вьетнам, Швецию и Чехословакию. Выезды за границу с официальными визитами по существующему положению сопровождаются вручением подарков за счёт государства и получением ответных, которые он использует лично и для членов семьи. В ЦК КПСС были отклонены необоснованные предложения о командировании т. Бещева в Канаду, а его жены, сотрудника научно-исследовательского института Министерства путей сообщения, в Италию и Ирландию, однако из этого он не сделал должных выводов.

За последние пять лет т. Бещев с семьёй отдыхал четыре раза за границей в Чехословакии, Болгарии и Румынии. В августе с.г. он поехал отдыхать с женой, дочерью и зятем в Чехословакию. До станции Брест они в сопровождении помощника министра и двух проводников ехали в отдельном специальном вагоне. В Бресте был подан польский вагон, в котором т. Бещев с семьёй проследовал в Чехословакию.

Отдел считает необходимым указать т. Бещеву на недостатки в работе и личном поведении» (РГАНИ, ф. 4, оп. 20, д. 762, лл. 15–16).

Но в 1965 году Бещеву всё сошло с рук. Только что пришедшему к власти Брежневу надо было любой ценой удержаться на первых позициях, поэтому он министру путей сообщения оказался готов всё простить – лишь бы железные дороги работали без перебоев, а министр не артачился.

Однако с тех пор минуло пять лет. Брежнев добился стабильности в стране и никакого министра он уже больше не опасался. Как посчитали партфункционеры, пришло время серьёзно одёрнуть зарвавшегося Бещева.

11 августа 1970 года Петровичев и Рахманов написали в ЦК:

 

«Считаем необходимым доложить о грубом нарушении т. Бещевым Б.П. порядка выезда на отдых в зарубежные страны и проявленной им при этом личной нескромности.

В июне с.г. т. Бещев Б.П. обратился в ЦК КПСС с просьбой разрешить ему принять приглашение министра транспорта ГДР т. Крамера и вместе с супругой поехать на отдых в Германскую Демократическую Республику.

Учитывая, что постановлением ЦК КПСС непосредственный обмен отдыхающими между министерствами и ведомствами Советского Союза и социалистических стран по персональным приглашениям признан нецелесообразным, т. Бещев с супругой был включён в группу министров СССР, выезжающих отдыхать в социалистические страны по межпартийному обмену, и получил на это согласие ЦК КПСС.

В соответствии с решением ЦК партии, Комиссия по выездам за границу при ЦК КПСС оформила т. Бещеву и его супруге визы на выезд в ГДР. Однако, вместе с т. Бещевым в его личном салон-вагоне, кроме супруги, поехали на отдых в ГДР его дочь, зять, внучка, личный переводчик с женой и дочерью – всего 8 человек. Как выяснилось, члены семьи его дочери и переводчика – 6 человек – получили визы на выезд в ГДР в отделе виз и регистраций Мосгорисполкома, как якобы приглашённые в частном порядке знакомыми из ГДР некими Куртом и Мартином.

По приезде в Берлин 3 августа с.г. для семьи т. Бещева и его спутников были предоставлены три номера в правительственной гостинице и закреплены три автомашины. Затем все они в салон-вагоне т. Бещева со специально выделенным локомотивом выехали на отдых в Оберхоф.

В настояще время т. Бещев, его супруга, дочь, зять и внучка (5 человек) размещены в Оберхофе в гостинице Совета Министров ГДР, где обычно останавливаются члены Политбюро ЦК СЕПГ, а семья его переводчика (3 человека) – там же, в Оберхофе, в доме отдыха железнодорожников.

Следует отметить, что за последние 12 лет т. Бещев выезжал на отдых в социалистические страны восемь раз. При этом случаи личной нескромности допускались и в прошлые выезды. Так, например, при поездке на отдых в Чехословакию в 1965 году т. Бещев вместе с женой, дочерью и зятем ехал до ст. Брест в отдельном специальном вагоне. В Бресте ему был подан специальный польский вагон, в котором он и проследовал в ЧССР.

Просим рассмотреть» (РГАНИ, ф. 4, оп. 20, д. 762, лл. 5–6).

 

Получив 12 августа эту записку, член Политбюро Кириленко дал указание: «Разослать по секрет<ариату> ЦК». Другими словами, Кириленко собирался вопрос о Бещеве вынести на обсуждение секретариата ЦК.

Готовясь к этому секретариату, партаппаратчики составили список вопросов к Бещеву. Их, в частности, интересовало:

 

«1. Кто разрешил поездку, кроме Вас, также и семьи Вашей замужней дочери (живущей самостоятельно), переводчику и его семьи в ГДР на отдых.

2. Каков был порядок оплаты сопровождающих Вас лиц за жильё, питание, транспортные расходы, имея в виду, что им предоставлялись условия на уровне Ваших: отдельные машины, номера люкс в гостиницах и т.д.

3. Кто разрешил Вам пропуск специального вагона через всю Польшу и ГДР.

4. Каков был порядок оплаты за проезд Москва–Берлин и обратно сопровождающих Вас лиц. Даже, если они железнодорожники (что очень сомнительно), то и в этом случае работники наших железных дорог имеют право бесплатного проезда только по территории Советского Союза» (РГАНИ, ф. 4, оп. 20, д. 762, л. 10).

 

Заготовили партфункционеры и несколько вариантов постановления Секретариата. В одном из проектов было записано:

 

«1. Отметить, что министр путей сообщения т. Бещев проявил нескромность и зазнайство, в нарушение установленного порядка прибыл на отдых в ГДР в служебном вагоне министерства в сопровождении родственников и подчинённых ему лиц. За недостойное поведение объявить члену КПСС т. Бещеву Б.П…

2. Поручить Комитету народного контроля СССР проверить финансовую сторону поездки т. Бещева Б.П. и сопровождающих его лиц на отдых в ГДР, имея в виду произвести денежные начёты за незаконные расходы» (РГАНИ, ф. 4, оп. 20, д. 762, л. 8).

Однако у Бещева нашлись влиятельные заступники. Они начали давить на ближайшее окружение Брежнева с тем, чтобы генсек простил оплошавшего министра. Это возмутило одного из помощников генсека – Виктора Голикова. Догадавшись, откуда росли ноги, он решил главному заступнику Бещева – другому помощнику генсека Александрову-Агентову – послать поступившую в ЦК выразительную анонимку на министра.

В анонимке сообщалось:

 

«Мы видим какие огромные перемены происходят в стране после Октябрьского пленума. И тем обиднее, что есть очень крупные руководители, которые это не понимают. Бещев – это сверхкульт у нас в Министерстве Путей сообщения. Работать он давно перестал, только представительствует да ездит по заграницам. Около 20 лет он министр, до этого ряд лет заместитель, потерял совершенно чувство нового. Все его речи, как одна на другую совершенно схожи, всё это так надоело. Молодёжь не пускают. На работе держит стариков. В Министерстве подхалимаж. Бещеву 62 года, Гундобину 61, – да тот 20 лет работает заместителем. Как нужна новая струя в МПС!!!» (РГАНИ, ф. 4, оп. 20, д. 762, л. 18).

 

Тем не менее серые кардиналы, окружавшие Брежнева, всё-таки решили Бещева в обиду не давать. Они даже не захотели включить вопрос об одиозном министре в официальную повестку ближайшего заседания Секретариата ЦК. Разговор о Бещеве был обсуждён на Секретариате лишь 15 сентября 1970 года, но уже за повесткой дня. При этом заступники министра заранее позаботились о том, чтобы на Секретариате не оказался главный противник Бещева – Кириленко.

На заседание пришли Демичев, Капитонов, Катушев, Кулаков, Соломенцев и Устинов. Председательствовал Суслов.

Сохранилась протокольная запись заседания. Вот она.

 

«СУСЛОВ. В ЦК КПСС поступили материалы, которые говорят о нескромности, проявленной т. Бещевым при его поездке на отдых в ГДР. Тов. Бещев, имея приглашение поехать на отдых с женой, повёз с собой в ГДР дочь, зятя, внучку и переводчика с женой. Для этого использовал своё право министра СССР пользоваться специальным вагоном. По приезде в ГДР т. Бещеву с семьёй были отведены три номера и выделены три машины, для следования по территории ГДР были выделены специальные вагон и тепловоз.

Тов. Бещев нарушил общее положение. Даже члены Политбюро, когда выезжают в заграничные командировки, этого не делают.

О нескромности т. Бещева были сигналы в ЦК КПСС и раньше.

БЕЩЕВ. Я поехал в ГДР по приглашению министра путей сообщения. Дочь с мужем и внучка ехали вместе со мной. Что касается переводчика и его жены, то они ехали в другом вагоне. Я всегда проявлял скромность в этих делах. Не знаю, о каких сигналах может идти речь относительно меня. Мне предложили поселиться в доме отдыха. В этом доме отдыха поселилась и моя семья. Что касается локомотива, то это была автодрезина.

УСТИНОВ. Что это за переводчик, который ехал с Вами?

БЕЩЕВ. Он ехал отдельно. Но этот переводчик в ГДР был взят мною.

СОЛОМЕНЦЕВ. Где живут туристы?

БЕЩЕВ. Они живут там, где им отведут место. Что касается моего переводчика, то он хотя и ехал как турист, по туристской путёвке, но жил вместе со мной в доме отдыха. Я не знал, куда меня поместят.

КАТУШЕВ. Вас принимали как министра. А Вы, как министр, пригласили и своих родственников. В этом Ваше неправильное поведение.

СУСЛОВ. Таким поведением Вы роняете авторитет советского министра. Сколько времени Вы находились в ГДР?

БЕЩЕВ. 20 дней.

СУСЛОВ. Вам нужно учесть замечания, высказанные на Секретариате. Недопустимо так вести себя министру.

БЕЩЕВ. Я всё это учту. Больше таких поступков с моей стороны не будет» (РГАНИ, ф. 4, оп. 44, д. 6, лл. 126–127).

Казалось бы, Бещев должен был за своё барство получить на том заседании минимум выговор. А вообще-то его следовало уволить. Но под давлением Суслова секретариат ограничился лишь обменом мнениями. Секретари ЦК даже не посчитали нужным рассмотренные ими материалы о Бещеве включить в протокол заседания (РГАНИ, ф. 4, оп. 20, д. 762, л. 4).

 

О чём это свидетельствовало? Что в руководстве партии существовали двойные стандарты. От рядовых коммунистов продолжали требовать соблюдения всех законов. А отдельным министра власть позволяла всё. И после этого Кремль хотел, чтобы народ безоговорочно верил ему?!

Двойные стандарты в конце концов и подкосили режим.

3 комментария на «“БОРЗОСТЬ БРЕЖНЕВСКОГО МИНИСТРА”»

  1. На секретариате.ЦК КПСС. И поведение Бещева- было исключением из правил.
    Смог бы Андропов своего сынка сделать министром , например, сельского хозяйства ? А ?
    Ругать СССР- удобно.Поругал Мантурова- и тут же услуга Нонешней власти- критика тоталитарного прошлого. Которое было в разы лучше коррупционного настоящего…

  2. Я тут отдыхал в санатории Воробьёво и читал о Некрасове. Как он, великий журналист и поэт не ниже Пушкина, всё делал, чтобы и Власти угодить, и ознакомить Россию с литературой.
    Но от Дворянства не отказался. И как ругал вельмож. Например, в стихе » У порадного подъезда «.И как был рад, когда вельможа в чине министра внутренних дел выбегал в подъезд к нему , получив от слуги карточку вельможи Н.А. Некрасова…
    …Потом -не чёрный Крест самодержавью,
    Но мысль — Россия рабская страна.
    Прозрел её в стихе другой Поэт,
    Некрасов мысль развил ему вослед.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *