ЭТО ЗАЛОЖЕНО РЕЧЬЮ. ФИЛОЛОГИЕЙ – РАЗРЕШЕНО.

№ 2015 / 7, 23.02.2015

О поэтическом слухе и о трёх молодых поэтах

 

Поэзия развивается всесторонне: и вглубь, и вширь, и по диагонали, и задом наперёд. От этого её рамки раздвигаются всё дальше и дальше. Если раньше это происходило взрывными толчками, будь то появление символистов и акмеистов или проявление первой советской неподцензурной поэзии, то сегодня поэты пытаются не придумать нечто новое, а синтезировать накопленный опыт.

Такой исход дела заставляет маргинализироваться и вечных экспериментаторов, оседающих в своих журналах, и традиционалистов, оседающих в писательских союзах.И только лучшие из первых и вторых умудряются находить общий язык и создавать вялотекущий литературный процесс.

У них хватает времени, чтобы с утра пораньше начистить гуталином нехитрого вдохновения свою словесную походку, а вечером похвалить своего собрата-ровесника, который живёт по такому же принципу. Ни у кого не хватает времени, чтобы оглядеться вокруг. Общаются с уже сложившимся кругом знакомых.

Где истории о «теплопожатии»? О мэтрах, благословляющих молодых? Кого кроме Полозковой (да и по стечении обстоятельств) благословил Евтушенко? А Лимонов? А Рейн? Нет ничего этого. Или существует в тех же маргинализированных кругах, вне рамок которых всё превращается в пыль.

Если молодым и случается испробовать известности, то приходится её добиваться с боем. Как пример – та же Вера Полозкова, которую «профессионалы» признали не так давно. А сколько таких молодых сейчас активно пишет?

Хочу поговорить о трёх таких поэтах – о Дмитрии Ларионове, Александре Костареве и Владимире Кочневе. Каждый из них синтезирует накопленный опыт по-своему, но в то же время каждый имеет дело с необъяснимым и волшебным веществом поэзии. Можно сколько угодно спорить о манерах письма, о поэтике, о выбранных ориентирах, но в итоге у всех должно оставаться одно – по-э-зи-я.

Поэзия – это не стихосложение. Тургенев не отметился ни одним значимым полноценным стихотворением, но разве он не поэт? Точно также – Гоголь, Леонов, Шукшин, Проханов, Рубанов. Суровые прозаики, но и у них тексты полны чудом, и чудо это зовётся поэзией.

Что же это? В первую голову – удачно поставленные друг с другом слова, их выигрышная комбинация, которая не столько привносит «красивость» в строку, сколько обозначает новые смыслы. Если для музыканта категорически важно иметь отменный слух, то для поэта важно уметь слышать это сочетание слов.

 Слово подогнано к другому столь плотно, что почти сливается в одно и порождает кантату коннотаций и приятную колкость на языке.

И Ларионов, и Костарев, и Кочнев умеет обращаться со словом и ловко, и на загляденье выделывают головокружительные кульбиты в своих стихах.

 


 

Дмитрий Ларионов «Словоловие»

(Нижний Новгород: «Литера», 2014)

 

Это первый сборник стихов молодого поэта.

Известен Ларионов в первую очередь как журналист. Стихи активно публиковались на литературных интернет-порталах, в газетах и толстых журналах и получили одобрение старших собратьев по перу.

Уже в названии сборника «Словоловие» содержится эта удивительная игра слов. Первое стихотворение, открывающее книгу, тоже сразу преподносит сюрприз:

На дорогах, где мы росли,

умывались подсолнечным утром,

теперь – пепельные кустарники слив… 

 

Сразу – и «подсолнечное утро», и «пепельные кустарники слив». Такие примеры можно множить и множить: «ночи июня / лежат накануне / любви», «Июльским полем омочил свои глаза / и от жары залубенел», «… акварелью / плакала весна» и т.д.

Если говорить об истоках его поэзии, то необходимо назвать в первую очередь имажинистов (Есенин и Мариенгоф), у которых этот самый подбор слов чётко отлажен. Помимо них – ленинградских поэтов (Бродский, Кушнер, Найман, Рейн – два последних особенно сильно повлияли). А также и современников (Алик Якубович, иногда проскакивает кабановская игра со случайными словами). И всё вместе -ничто иное, как уникальный коктейль поэтик, которые и синтезирует Ларионов.

Не обходится и без апологетов рок-поэзии (Гребенщиков, Шевчук). Помимо этого очень сильное начало в стихах имеет нежность – даже так: Нежность – к миру, к слову, к городу, к людям, к любимой. Это вообще характерно для нижегородских поэтов – будь то Дмитрий Зернов и Эдуард Лимонов или Вадим Демидов и Сергей Чиграков.

Последнее, что знал, когда прикасался

и целовал запястья,

Так это имя. Твоё имя, Настя.

 


 

Александр Костарев

«Верные. Смешные. Немногие»

(Москва: «Воймега», 2014)

 

Дебютная книга молодого уральского поэта. Состоялась она благодаря победе на Волошинском конкурсе, где Костарев опередил таких серьёзных соперников, как Анну Русс, Романа Рубанова иЛюбовь Глотову. Но если бы этого и не случилось, то книге определённо пора было бы состояться.

Костарев активно публикуется. Чуть ли не ежегодно его печатают толстые журналы. Пьёт «лонги» литературных премий. Известность в родном Екатеринбурге в наличии. Да и самое главное – стихи – на должном уровне.

В его поэзии происходит расщепление слов на атомы и последующая их сборка, которая и выявляет искомое вещество поэзии.

Писать про Петербург, писать благоговейно,

в лирический бульон добавив матерка,

что, мол, я здесь гулял и даже видел Рейна…

Как будто он – река.

 

Есть у него что-то от Пастернака и Евтушенко одновременно («Февраль в России дольше, чем июнь, / июль и август, но не нужно плакать…»).Что-то от того же Дмитрия Зернова («Всё о тебе и о тебе, / и не могу переучиться. / Наверно, мне пора лечиться. / Всё о тебе да о тебе»). Улавливаются и ленинградские поэты, как в выше приведённом примере. И вновь получается ещё один уникальный синтез нескольких столь разных, но чутких к слову поэтик.

В отличие от Ларионова и Кочнева, Костарев меньше внимания уделяет свободному стиху, больше – традиционному. В такой, казалось бы, беспросветной и заезженной манере он умудряется создавать нечто магически притягательное:

Мне здесь жить и работать на ощупь,

худо-бедно скучать по тебе,

то и дело бежать на всеобщий

ежедневный турнир по ходьбе.

 


 

Владимир Кочнев «Маленькие волки»

(Москва: «Воймега», 2013)

 

У этого молодого поэта поиски идут иным путём. Он приходит к поэзии через свободных стих: на волне условностей он обрабатывает не слово, как Ларионов и Костарев, а саму жизнь. Его стихи довольно прозаически в том плане, что анекдотически пересказывают какие-то бытийные эпизоды.

иди говорит

в процедурную

ждёт тебя

молодая

красивая

хочет видеть

прихожу

молодая но не красивая

рот прикрыт повязкой

сколько лет спрашивает

шесть

снимай говорит штаны

снимаю

ложись говорит

ложусь

трёт ваткой

колет…

 

вот она

первая боль

первый обман и

первая неудача любви

У него уже главную роль играет не состыковка слов (хотя и она есть и достаточно крепка), которая создаёт красоты и новые смыслы. У Кочнева происходит уже состыковка образов. Как в выше приведённом стихотворении: молодая и красивая медсестра (как в известных снах и миражах) и опять же медсестра, но некрасивая и холодная. Попутно обманывается ожидание не только лирического героя, но и читателя. В этих-то обманах и кроется неуловимое и волшебное вещество поэзии.

Если лирический герой рад обманываться (посмотрите на тысячи примеров современных поэтов, которые упражняются в верлибрах), то очень сложно обмануться читателю – это крайне сложная задача для поэта. Но Кочнев с ней справляется превосходно.

А состыковка слов тоже заставляет о себе говорить:

пепельная трава

разноцветные кусочки стекла

среди которых дети играли мусором

а взрослые куда-то спешили по горло в дерьме

и окна домов горели грязным уютным светом

Или ещё: «в детстве отец говорил мне, / что я кишмиш», «и пока музыка бьётся / новоселье должно продолжаться», «предчувствие смерти, / как предчувствие ангела за стеной».

 

Все три поэта – Ларионов, Костарев и Кочнев – обладают удивительным даром – чуткостью к слову. Этот поэтический слух даёт их творчеству сильный заряд, благодаря которому каждый любитель поэзии обязательно найдёт хотя бы пару любопытных ему стихотворений.

И как итог – ларионовские строчки – о природе такой поэзии, о том, где стоит искать и развивать поэтический слух:

Это заложено речью.

Филологией – разрешено

 

Олег ДЕМИДОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *