ПАУК В ДУПЛЕ СПЛЁЛ ПАУТИНУ

№ 2015 / 10, 23.02.2015

Уважаемая редакция!

Многие тысячи любителей литературы связаны с соответствующими сайтами и порталами. Будучи пользователем одного из них, столкнулся с такой демократией и свободой слова, что решил на эту тему написать критическое эссе и поделиться с вами.

 

Эдуард МОРОЗ


 

– Вы говорите, что все поэтические сайты – храмы слова, подлинной свободы творчества? Ничего подобного, эти частные образования таковыми лишь представляются. Типичные производные рынка с его невидимой рукой, они созданы для проникновения в кошельки ахматовско-есенинских сиротинушек.

Робко проклёвываться эти сайты начали ещё в конце девяностых, Но, когда оказалось, что электронные страницы интернета могут вместить всех страждущих промчаться на белокрылом Пегасе, стихопроизводящая Россия взбурлила. Сайты, а затем и порталы стали буквально штамповаться не только в губернских центрах, но и в озабоченных поэзией городах.

 

Тихо прозябающие в нищенских условиях региональные Союзы писателей ещё более скукожились и стали терять символы маяков российской литературы. Их знамя, их бренд «Союз писателей» был бесцеремонно перетащен предпринимателями в названия своих организаций. И, заметьте, без всяких юридических оснований. Даже за торговую марку «Три толстяка», «Простоквашино» надо вносить определённую плату, а здесь…

– Но ведь именно на символ «Союз писателей» и хорошо клевали сочинители, желающие открыть свою нишу в многострадальной литературе. Опубликоваться в журнале под такой короной было мечтой многих, считающих себя неоткрытыми гениями.

– Простите, коллега, но Владимир Вольфович вас бы поправил. Выступая на Госсовете накануне 2015-го, года литературы, он заметил, что вместо иностранного слова «гений» следует употреблять русское «талант». В ответ прозвучала реплика Владимира Владимировича о подлинной этимологии слова «талант».

– Слышал, слышал, батенька, но вернёмся к основной теме нашего разговора.

– Как вы знаете, современный мир рассматривается как скопище самых разнообразных организаций. Естественно, в условиях рынка большинство из них коммерческие, и их основная цель – прибыль.

Исследователи особо выделяют среди них интеллектуальные образования. Понятно, что к их числу относятся и литературные сайты и порталы с брендом «Союз писателей».

Учёные отмечают, что интеллектуальные организации, кующие прибыль, по своей природе должны быть скорее «свободными» нежели «тоталитарными». Коммерческая эффективность их деятельности на рынке пропорциональна свободе слова и общения независимо от ранга участников созидающего процесса.

– Но, уважаемый, на первом этапе всё так и происходило! Предприниматель за счёт прямых продаж страниц журналов, права участия в конкурсах получал свою достойную прибыль, авторы – журналы, альманахи со своими творениями, победители конкурсов – право издать за счёт портала книги со своими стихами.

При этом наплыв желающих опубликоваться был таким мощным, что рецензенты отбирали самые достойные для публикации в журналах под гордым названием «Союз писателей». Стихи послабее шли в журналы попроще, их нередко называли литогранками.

– Да, был период сладкого бизнеса, как у того паучка:

 

Паук в дупле сплёл паутину:

И дождь не капает и клиентура прёт.

Сиди и пой под мандолину,

Ведь бизнес сам к тебе идёт.

– Всё верно, однако не забывайте, мой друг, о жизненном цикле рыночной организации. На первом этапе при удачно выбранной нише, высоком спросе на вашу продукцию дела у предпринимателя идут успешно. Но далее всё меняется, набегают конкуренты, насыщается спрос, доходы падают.

Ощущая, что пчёлки несут всё меньше мёда, бенефициары от литературы пытаются удержать сладкий бизнес. На порталах открываются интернет-магазины для продажи журнально-книжной продукции, на страницы пользователей выносятся их кошельки со скромными гонорарами, появляются аудиожурналы с озвученными стихами.

– А что! Сидите компанией за праздничным столом, и вдруг… И восхищённые возгласы: «Так вы ещё и поэт! А мы и не знали!»

Стихотворцев, прозаиков пытаются привлечь, закрепить организацией дискуссионных клубов, выступлений по телевидению, созданием личных библиотек. Открывают VIP-клубы литераторов, устраивают марш-парады победителей конкурсов. Создаются интернациональные Союзы писателей с приличным входным взносом и надеждой выдвижения на международную премию и получения международного ордена в области литературы.

На одном из порталов с эмблемой «Союз писателей» сконструировали литературную паперть: выставили фотографии около полусотни своих пользователей с копилками в руках в виде розовых свинок с прорезями для монет. Мол, добрые спонсоры, подайте нам на сборник стихов!

– Но, коллега, это и есть эффективный рыночный подход, продвижение литературы, как товара, в народ!

– Безусловно, мой друг, если бы частные порталы со временем не стали приобретать контуры небольших островных государств, описанных ещё Михаилом Булгаковым в его ранней прозе. На них, помимо их создателей и владельцев под скромным именем ИП (индивидуальный предприниматель), появились литкнязьки, глашатаи, аборигены, акулы пера и их лоцманы. Все они раскрашивались в разные цвета, получали образные кликухи: Дочка Пегаса, Мисс Марпл, Милочка П, Корсар, Ясноглазый, Айболит.

Все они, как островные аборигены, активно пользовались официальным жестовым языком – смайликами. С его помощью, даже не задумываясь, выражали восторг по поводу появления на конкурсной странице творения назначенной для победы персоны. Для поэтесс выставлялся смайлик с розочкой, для творцов мужского пола – смайлик с двумя растопыренными пальцами.

Из наиболее пронырливых и шустрых пользователей сформировались базарного типа шумные компашки, дружно изгоняющие чужаков с хлебного литературного поля. На страницах этих литодеев гирляндами развешены цветные фантики наград, показаны баснословной величины рейтинги, репутации и даже кармы.

Самые проворные из них привлекаются работодателем для организационной деятельности в качестве модераторов, координаторов, рецензентов и даже членов этических комиссий.

Всем им по очереди гарантируются победы в бонусных конкурсах. Действуют они с администрацией по известному либерально-демократическому принципу: «Возьмёмся за руки, друзья, чтоб процветать поодиночке!».

– Странно,– возразил собеседник,– но ведь налицо типичный рыночный монополизм, нарушение прав и свобод, заслон творчеству и таланту. И это в перенасыщенной интеллектом организации?

– Конечно, коллега, но кто-то же должен выполнять черновую работу!

– Однако получается какая-то дедовщина!

– Скорее бабовщина, мой друг. По выражению оскорблённого на одном поэтическом портале Сына Льва, всем здесь верховодят эзотерички бальзаковского возраста.

– О, это страшная сила! Даже великий Фрейд не мог определить основные желания у стопроцентно адекватных женщин.

– Ошибаетесь, однако. Все литпортальные наседки строго придерживаются сложившихся здесь понятия: смирись, поддакивай старшим, жди своей очереди на славу. А вякнешь в комментарии, что конкурсные стихи назначенного победителем некого Вити-модератора – нескладуха-неладуха, станешь красной чайкой. На твою страницу ворвётся какая-нибудь «Милочка» в ранге координатора, сорвёт с неё кошелёк с твоим виртуальным гонораром, все твой наградные фантики, пройдёт шпильками туфель по репутации, забанит, уроет и отправит в Лизо.

– Что ещё за Лизо?

– Литературный изолятор. В нём ты будешь навсегда лишён права голоса, общения со своим любимым порталом даже при помощи смайликов. В ответ на все твои клики будет появляться тщательно отработанный и утверждённый хозяином слоган: «Вы входите в группу пользователей, которой запрещено совершать данное действие».

– Но это же прямое нарушение 29-й статьи Конституции, которая гарантирует свободу мысли и слова! И такое допустимо в интеллектуальном обществе?

– Допустимо, допустимо: уже группами парятся.

– Для чего же тогда создаются этические комиссии? Можно же, восстанавливая справедливость, попросить, наконец, скриншот странички конкурса с вашим комментарием.

– Пробовали. Всегда получали один ответ: «Скриншот, скриншот, какой такой коше… простите, скриншот. Другого от этой комиссии и не жди, ведь в неё включены самые матёрые модераторы, выполняющие роль литературных приставов.

– А что это за красная чайка? Обычно людей, в одиночку отстаивающих справедливость, называют белыми воронами.

– Мне довелось быть в рыболовецкой экспедиции в Беринговом море и видеть, что происходит с пойманной на линь с минтаем чайкой. Освободив её от заглоченной добычи, рыбаки-затейники, красят птицу суриком в красный цвет и выпускают на волю. Белые собратья по перу налетают на неё стаей и разрывают на части. Лучше не видеть эту жуткую картину.

Эдуард МОРОЗ,
г. СМОЛЕНСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *