Трудности перевода

№ 2009 / 20, 23.02.2015

Уди­ви­тель­ный у Юрия Ты­ня­но­ва рас­сказ «Под­по­ру­чик Ки­же». До­воль­но ко­рот­кий – на трид­цать стра­ниц. Ни­че­го лиш­не­го. Са­ти­ри­че­с­ки дан срез всей бю­ро­кра­ти­че­с­кой мо­нар­хи­че­с­кой Рос­сии

или Монарх в России немножко Гамлет




Киже. Ю.Тынянов. МХТ имени А.П. Чехова (малая сцена). Инсценировка, постановка, сценография и костюмы Кирилла Серебренникова. Музыка Алексея Сюмака.








Удивительный у Юрия Тынянова рассказ «Подпоручик Киже». Довольно короткий – на тридцать страниц. Ничего лишнего. Сатирически дан срез всей бюрократической монархической России, передана абсурдность и бессмысленность бытия в этом государстве. Контрапунктная композиция (параллельно с историей мнимой жизни Киже происходит история мнимой смерти поручика Синюхаева) усиливает и художественное, и обличительное воздействие.


Режиссёр К.Серебренников взялся перевести прозаический шедевр на язык сцены. Трудно сказать, чем было вызвано такое желание. Вроде бы спектакль «Киже» родился от простоя, во время вынужденного перерыва в репетициях другого спектакля.


По словам самого режиссёра, текст пьесы появился из импровизаций в репетиционном процессе, т.е. к репетициям театр приступил, не имея готовой пьесы. Прямо как во времена Шекспира, что ли…


Что же в результате получилось в спектакле без драматурга?


В рассказе писарь допустил ошибки в случаях с Киже и Синюхаевым из-за того, что в более ответственном донесении исправлял ошибки: вопреки распоряжению вступившего на трон императора, в текст вкрались старые варианты написания: «Выполнить» вместо исполнить, «обозреть» вместо «осмотреть» и т.п. Так, экономными средствами Ю.Тынянов дал комическую характеристику оторванных от жизни реформ Павла Первого.


В спектакле Павел (Сергей Медведев) вышел на первый план: хотя грязно-снежное поле в декорациях вроде бы обещает воплощение бытия на просторах России, действие всё же сосредоточено в основном в рамках и вокруг царских покоев. Здесь Павел не просто нелепый курносый человек на троне, а страдательная фигура, не лишённая даже некоего величия – неудавшийся реформатор, гонитель чиновничества, этакий Хрущёв своего времени. И интонации, и мимика у него имитирует скорее современных мировых политиков, чем людей XVIII века.


«Подпоручик Киже» потому и рассказ, а не роман, как «Смерть Вазир-Мухтара», что здесь анекдотического сюжета ровно на рассказ. С другой стороны, «Ревизор» Гоголя тоже основан на анекдоте, но развит в грандиозную пятиактную комедию.


Чем же заполняет двухчасовую протяжённость Серебренников? Над сценой, а иногда и на сцене, играет оркестр. В Россию приезжает философ Иммануил Кант (Павел Ващилин), чтобы поведать о своих убеждениях по поводу государственного устройства и внутренней политики, а заодно удостовериться в отсутствии в Сибири людей с пёсьими головами. Старательно прослежены линии и Синюхаева, и Киже – его в Сибирь сопровождают конвойные, неотличимые от отца и сына Синюхаевых (впрочем, и тех и других играют одни и те же исполнители – Василий Ющенко и Александр Усов).


Наконец, режиссёру было где развернуться в дворцовых сценах – выдачи замуж фрейлины (Кристина Бабушкина) за Киже: упоминание в рассказе о том, что фрейлина не тужила от бестелесности мужа и крутила романы с его подчинёнными, воплотилось в спектакле в виде не лишённой изящества, но, по сути, банальной метафоры: у дамы в руках ножны, к которым по очереди подходят офицеры и вонзают туда свои сабли.


Ну а в сцене похорон Киже (уже генерала) по сцене дюжину раз проходит хоровод офицеров с орденами покойного на подушечках – можно подумать, что он был награждён ими сотни раз. Вероятно, это намёк на дурную бесконечность российского бюрократизма.


Режиссёр не преминул возможностью вставить и беседу Павла с черепом на краю могилы.


Наконец, старательно инсценирована версия убийства Павла Первого в собственной спальне (а вовсе не кончины от апоплексического удара, о которой, пожалуй, с иронией говорится в рассказе Ю.Тынянова).


В целом получилось представление с элементами глубокомыслия, раздумий о судьбах России исторической и сегодняшней, образы тыняновской новеллы стали трёхмерными, – говорят и двигаются (кроме главного героя, разумеется). Но во всём этом есть некая «умышленность» (говоря словами Достоевского о городе Петербурге), и получается многое ожидаемо, тяжеловесно, а в результате неувлекательно.


Хотя внешне всё на уровне, похоже на зарубежные образцы (такого стиля много спектаклей и в Париже, и в Берлине) – можно вывозить за границу, на фестивали.

Ильдар САФУАНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *