Суд да дело

№ 2009 / 49, 23.02.2015

Су­дя по прес­се и те­ле­пе­ре­да­чам, скан­да­лы во­круг Лит­фон­дов толь­ко на­би­ра­ют си­лу. В своё вре­мя и мы не­ма­ло стра­ниц уг­ро­би­ли под дан­ную про­бле­му, дав в со­от­вет­ст­вии с за­ко­ном о СМИ воз­мож­ность вы­ска­зать­ся

Скандалы вокруг Литфондов не утихают


Судя по прессе и телепередачам, скандалы вокруг Литфондов только набирают силу. В своё время и мы немало страниц угробили под данную проблему, дав в соответствии с законом о СМИ возможность высказаться без каких-либо цензурных купюр всем сторонам. Так, у нас в газете по нескольку раз о своём видении ситуации рассказывали Станислав Куняев и его яростный оппонент Феликс Кузнецов. Год назад специально по этому вопросу в редакцию приезжал и Иван Переверзин. Правда, он попросил нас опубликовать только одну часть своего интервью (вторую часть мы по его настоятельной просьбе не печатали, хотя диктофонная запись беседы до сих пор хранится в редакционном архиве).






Прощай, Переделкино?  Останутся ли писатели жить  на улице Роберта Рождественского?
Прощай, Переделкино?
Останутся ли писатели жить
на улице Роберта Рождественского?

И вот за строгое соблюдение действующего законодательства одна из сторон летом подала на нас (а также на Феликса Кузнецова) в суд. В своём исковом заявлении Иван Переверзин, занимающий сегодня сразу три руководящих должности – в Литфонде России, в Международном литфонде и в Международном сообществе писательских союзов, заявил, что Феликс Кузнецов 13 марта с.г. в статье «Заблудшей овце – Стасу Куняеву, борцу с незаконным обогащением писателей» распространил сведения, порочащие его честь и достоинство и деловую репутацию. В подтверждение были приведены пять фрагментов из публикации Кузнецова. Мы полностью процитируем эти фрагменты по исковому заявлению:


«…Ивана Переверзина, который за деньги (не знаю, за какие) продал А.С. Сартакову (кстати, вполне приличному человеку, но не писателю) билет члена Литературного фонда России»;


«…договоры аренды заключены Переверзиным со всеми нуворишами, которым он предоставлял дачи в Переделкино на основании членских билетов Литературного фонда России, приобретённых ими у И.И. Переверзина»;


«…истинных рыцарей наживы, к каковым относится и сам Переверзин, разграбивший писательское имущество в масштабах и размерах, которые трудно укладываются в голове»;


«Восемь дачных строений в дачном посёлке Внуково, действительно приватизированных, т.е. проданных И.Переверзиным писателям, причём проданных так, что деньги надлежащим образом не были оприходованы, а писатели до сих пор так и не стали собственниками этого жилья»;


«…живут «новые русские», за деньги купившие у И.Переверзина как председателя Литературного фонда России билеты членов Литфонда и оформляющие (или уже оформившие) долгосрочную аренду сроком до 25 или 49 лет».


Но вот спустя почти полгода, а именно 2 декабря с.г., в Мещанском суде Москвы нас познакомили с новым заявлением представителя И.Переверзина об уточнении исковых требований. В нём три фрагмента уже отсутствовали. Исчез, в частности, пункт о договорах аренды с нуворишами, которым были предоставлены «дачи в Переделкино на основании членских билетов Литературного фонда России, приобретённых ими у И.И. Переверзина». Не нашли мы в новом заявлении и подлежащей по первому иску опровержению фразы о «новых русских», «за деньги купившие у И.Переверзина, как председателя Литературного фонда России билеты членов Литфонда, и оформляющие (или уже оформившие) долгосрочную аренду сроком до 25 или 49 лет». Пропал и фрагмент о судьбе восьми дачных строений в дачном посёлке Внуково.


Надо ли это понимать так, что истец полностью признал справедливыми утверждения Феликса Кузнецова?


Зато в новом заявлении об уточнении исковых требований появились два новых пункта. Как мы поняли из этого заявления, у истца вызвала новые сомнения, в частности, следующая фраза из статьи Ф.Кузнецова: «Дом творчества Малеевка с огромной инфраструктурой, отремонтированными корпусами и коттеджами, 75 га писательской земли, проданными… И.Переверзиным за бесценок». Но правильно говорят, дьявол – в мелочах. Посмотрим, что оказалось скрытым за многоточием. А вот что. Там упоминалась ещё одна фамилия – предшественника Переверзина, а именно Кобенко. Кузнецов писал об имуществе, распроданном «покойным В.Кобенко и ныне здравствующим И.Переверзиным за бесценок – 900 000 долларов (500 000 – В.Кобенко, 400 000 – Переверзин)». Мы не поняли, что именно вызвало возражения у истца: упоминание Кобенко, приведённые цифры или что-то другое. Кузнецов (а в данном случае и вся наша редакция) действительно считает, что 400 тысяч долларов за такое имущество – это бесценок. Или в данном случае нужна филологическая экспертиза насчёт правильности употребления термина «бесценок».


Да и по второму пункту, касающемуся здания детского сада Литфонда в районе станции метро «Аэропорт», кто только уже не писал. Одни «Известия» этой теме посвятили, кажется, две публикации. Неужели Иван Переверзин считает, что общественность не вправе задать вопросы: за какую сумму было продано здание и куда были израсходованы вырученные средства?


По всем этим вопросам мы хотели получить комментарии от председателя Международного литфонда Станислава Куняева. Тем более он ранее, 20 февраля 2009 года, в своей статье «Пейзаж после битвы», также опубликованной в «Литературной России», очень сильно возмущался действиями целого ряда писателей, одного из них назвав даже сутягой, а другого (точнее – другую) лжесвидетельницей. При этом и он, и потом другой коллега Куняева – Юрий Коноплянников ввели нашу редакцию, мягко говоря, в заблуждение. Приведём только один пример. 20 марта с.г. Ю.Коноплянников, подписавшись экс-председателем ревизионной комиссии Международного Литературного фонда, заявил на страницах нашей газеты, что мы якобы напечатали «две фальшивки – две доверенности, якобы выданные И.Переверзиным». Однако мы ответственно заявляем, что никогда и никаких фальшивок не печатали. Выходит, Коноплянников нас оклеветал. А ведь, насколько известно, за клевету в Уголовном кодексе предусмотрена соответствующая статья.


Честно говоря, мы думали, что у председателя Международного литфонда С.Куняева есть приёмные дни и часы и что он в офисе Литфонда регулярно принимает членов этой организации, у которых накопилось много проблем. Но как бы не так. Во всяком случае, мы в Литфонде разыскать следы Станислава Куняева не смогли. Нас отправили в редакцию журнала «Наш современник». Но ведь зарплату, причём далеко не маленькую, Куняев получает в Литфонде. А за что? Этого мы тоже не поняли. (Да, некоторые остряки посоветовали нам поискать Куняева на одной из заимок в Смоленской области, где, по слухам, организована классная охота на кабанчиков).


На наш взгляд, необходимо срочно созвать новую конференцию международного Литфонда и избрать новое руководство, не отягощённое тяжелейшим грузом прошлых ошибок. И хватит нам совместителей. Что, в России перевелись честные писатели? Почему герои скандалов должны занимать по две, а то и три хлебные должности?

Редакция газеты «ЛР»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *