И волки целы, и овцы сыты

№ 2009 / 50, 23.02.2015

«Вол­ки и ов­цы» – од­на из са­мых со­вер­шен­ных пьес ве­ли­ко­го рус­ско­го дра­ма­тур­га, с изо­щ­рён­ным сю­же­том, по­ст­ро­ен­ным по кон­тра­пунк­ту. Од­но­вре­мен­но раз­ви­ва­ют­ся три сю­жет­ные ли­нии: не­удач­ная афе­ра ли­це­мер­ной ста­рой мо­шен­ни­цы Мур­за­вец­кой

Волки и овцы. А.Н. Островский. Театр-студия под руководством О.П. Табакова. Режиссёр-постановщик Константин Богомолов.






«Волки и овцы» – одна из самых совершенных пьес великого русского драматурга, с изощрённым сюжетом, построенным по контрапункту. Одновременно развиваются три сюжетные линии: неудачная афера лицемерной старой мошенницы Мурзавецкой, пытающейся с помощью подлога шантажировать богатую вдову Купавину и заставить её выйти замуж за Аполлона – племянника старухи, успешное сватовство Беркутова к той же Купавиной и, наконец, соблазнение Глафирой (племянницей Мурзавецкой) богача Лыняева.


По мере развития каждой интриги ярко и выразительно развиваются и характеры персонажей.


По жанру пьеса А.Островского – сатирическая комедия, и в некоторых постановках, например, в известном спектакле мастерской П.Фоменко, главный упор делается именно на внешних комедийных приёмах, что, на наш взгляд, снижает глубину и силу воздействия спектакля на зрителей.


К.Богомолов пошёл другим путём – максимально используя внутренний потенциал пьесы – как комедийный, так и драматический. При этом режиссёр преуспел в раскрытии актёрских возможностей ряда исполнителей.


Роли выписаны ярко, крупными мазками. Так, Аполлон Мурзавецкий – отчаянный и безалаберный фанфарон – воплощён предельно гротескно и в то же время жизненно: таких персонажей мы встречаем вокруг нас на каждом шагу.


В спектакле используются современные театральные приёмы. Музыкальное сопровождение контрастирует с содержанием. Если на сцене все христосуются по поводу православного праздника, то из динамиков звучат ретро-шлягеры на немецком языке. Это придаёт происходящему на сцене необходимое остранение и подчёркивает жёсткость содержания.


Эмоционально воплощены мужские роли: и грубоватый Павлин Савельевич (Ильяс Тамеев), и развязный наглец Горецкий (Андрей Фомин, запомнившийся ещё по роли Аркадия Кирсанова в «Отцах и детях» по Тургеневу), и особенно Василий Иванович Беркутов (Сергей Угрюмов). Постановщики почему-то подчеркнули в списке действующих лиц спектакля, что этот персонаж «из Петербурга».


Этот помещик, сосед Евлампии Николаевны Купавиной (Олеся Ленская) – человек новой формации: решительный, циничный, расчётливый.


Он умеет считаться с реалиями. Например, Мурзавецкая, хоть и села в калошу со своими аферами, продолжает оставаться одной из влиятельнейших персон в губернии, и поэтому Беркутов обращается с ней предельно тактично. Он никого не доводит до крайности, никому не мстит: наоборот, вознаграждает даже мошенников Чугунова и Горецкого – каждый может пригодиться в дальнейших делах.


Что касается Лыняева (Павел Ильин) – этот богач изображён уставшим от треволнений и ищущим покоя бывшим волком, а никак не овцой, как может показаться. Ему ничего не стоит вывезти молодую жену на зиму в Париж, а что ждёт эту пару в дальнейшем – покрыто мраком неизвестности.


Женские роли, наоборот, показались более пассивными, если не считать Глафиры Ивановны – процесс соблазнения ею Лыняева молодая актриса Анна Чиповская играет традиционно, предсказуемо и довольно энергично. Образ Меропы Давыдовны Мурзавецкой (Роза Хайруллина) получился довольно зловещим, лишённым юмора и всякой человечности. Старая ханжа как будто одной злобой питается. Чтобы разоблачить её лицемерную сущность, постановщикам пришлось сделать её любовником шестидесятилетнего стряпчего Вукола Чугунова (Александр Фисенко). По совместительству Чугунов оказывается и любовником скучающей Купавиной – без этого и богатая вдовушка оказалась бы совсем уж бездеятельной. А так видно, что скромность у неё показная, а в сущности героиня – такая же ханжа, как и Мурзавецкая с племянницей.


Любопытен образ верного пса Тамерлана (Яна Сексте). В этом персонаже синтезированы как бессловесная собака из текста А.Островского, так и не включённая в постановку бестолковая старуха, купавинская тётушка Анфуса Тихоновна. Собака сыграна талантливо и хорошо дополняет образ своего хозяина Аполлона.


Декораций почти никаких нет – только стулья в качестве мебели. Они и вместо икон висят, и довольно искусно подменяют и иконы, и подсвечники. И в театральном смысле это хороший символ – намёк на знаменитую пьесу Э.Ионеско.


Странное дело – в конце спектакля по-хорошему радуешься за Беркутова – как он умом и выдержкой всё обделал ко всеобщему благополучию. Как и за режиссёра – тоже ведь искусно свёл все концы с концами. И спектакль нескучный получился, и актёры мастерством блеснули, и жизненное содержание ощущается, особенно в образах Беркутова и Мурзавецкой: порой кажется, что оба антагонистических персонажа наиболее трагичны в этом спектакле: в погоне за богатством и влиянием они утратили человеческое в своих душах.

Ильдар САФУАНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *