Весёлые картинки

№ 2010 / 1, 23.02.2015

Го­во­рят, где на­чи­на­ет­ся ци­ви­ли­за­ция, за­кан­чи­ва­ет­ся куль­ту­ра. Я так по­ни­маю, речь идёт имен­но о со­зда­нии и за­креп­ле­нии оп­ре­де­лён­ной дог­ма­ти­ки, по­ня­тий­но­го ап­па­ра­та, штам­пов

Говорят, где начинается цивилизация, заканчивается культура. Я так понимаю, речь идёт именно о создании и закреплении определённой догматики, понятийного аппарата, штампов, которые настолько глубоко закрепляются в сознании человека, что он не подвергает критике порой шокирующие факты действительности.





Колизей забивался людьми, жаждущими хлеба и зрелищ. Продажа и купля рабов и рабынь были обыкновенным делом американских плантаторов, в светских кругах России часто поднимался вопрос, а может ли крестьянин понять (!) художественную литературу.


Мы тоже живём в рамках цивилизации, но у нас есть пока возможность за эти рамки выходить. Это происходит потому, что мы родились на стыке культур – культуры советского времени и современной культуры жажды потребления. И хотя последняя всё более меняет общество в соответствии со своими законами, первая позволяет эти законы увидеть.


И если в одном мгновении можно увидеть вечность, а единый мир – в зерне песка (У.Блэйк), то законы культуры потребления проявятся в любом элементе такой культуры. Как они проявляются в вышедшем недавно на экраны блокбастере «Чёрная молния».


Фильм вышел на экраны 31-го декабря, хотя есть сведения, что некоторые кинотеатры начали показывать его уже 26-го. Продюсировал картину Тимур Бекмамбетов, известный российским зрителям двумя «Дозорами», продолжением любимой новогодней истории «Иронии судьбы», а также боевиком «Особо опасен». В 2009 году Бекмамбетов выступил как продюсер не только «Чёрной молнии», но полнометражного мультфильма «9».


Со временем у гениального художника вырабатывается свой стиль. Если говорить о Бекмамбетове как о художнике, то приписывать ему собственный стиль как минимум преждевременно. Но надо признать, что у него сформировался свой почерк, который проявляется не только в картинах, созданным им как режиссёром, но и в тех, которые он продюсировал.


Тимур Бекмамбетов использует в своих поздних картинах спецэффекты, связанные с замедлением времени и/или со смещением реальности. Это ему удаётся вполне убедительно, и, вероятно, это самая сильная сторона его работ. К слабым же сторонам можно отнести поверхностную, неубедительную игру актёров, динамичный и нелогичный сюжет, замысловатую на первый взгляд, но на самом деле простую фабулу. Но и слабые, и сильные стороны работ Бекмамбетова показывают тенденцию. А она такова, что автор стремится к американизации кино. Конечно, в Голливуде снято множество лент, и не стоит одним росчерком пера их все подводить под одну черту. Но есть жанр американского кино – кинокомикс. По всем показателям именно к нему стремится Бекмамбетов. В комиксе самое невероятное и нелогичное воспринимается взаправду, потому что он клиповый и яркий. Он воздействует на людей, как новогодняя гирлянда – гипнотически. Но когда выходишь из кино, так и не понимаешь, зачем потратил два часа своей жизни на фильм.


«Чёрная молния» – только подтверждает эту тенденцию. О фильме с гордостью говорят как о первом российском кинокомиксе. Но стоит ли этим гордиться?


Фабула такова. Скромный студент – Дмитрий Майков – из простой российской семьи влюбляется в однокурсницу. Конкуренцию ему составляет его друг – Макс – из достаточно обеспеченной семьи. Девушка из провинции больше симпатизирует парню с «Мерседесом» и ай-подом, чем главному герою. Юноша тоскует. Он думает, что если бы у него была машина… И машина чудесным образом появляется – главному герою родители делают подарок на день рождения. Теперь у героя – старенькая «Волга», но «Волга» не простая, а с нанодвигателем, шедевр советской техники. За «Волгой» охотится коварный бизнесмен Купцов, собирающийся с помощью нанодвигателя достать алмазы, являющиеся фундаментом Москвы. Наш герой об этом не подозревает – он на супермашине цветы развозит, надеясь заработать денег. На такой блестящий вид заработка главного героя подвигла лекция Купцова, а также на мысль – никому не помогать (как студенты могли смирно и внимательно слушать эту чушь – просто удивительно). И всё так и было до тех самых пор, пока на улице не погибает от ножевого ранения мужчина, которому главный герой не оказывает помощи. А как выясняется позже – это его отец. И тут происходит рождения героя – Чёрной молнии.


И далее герой, не щадя себя, борется со злом, и в финальной схватке ему предстоит столкнуться с кровожадным Купцовым…


Конечно, упрекать авторов картины в отсутствии оригинальности – по меньшей мере несправедливо, как и любого автора. Мировая литература так или иначе зиждется на бродячих сюжетах. И только от автора зависит, станет ли его произведение в один ряд с похожими или выйдет за рамки всего ранее написанного. «Маленькие трагедии» Пушкина подарили русской литературе бродячие сюжеты Средневековой Европы. Знала русская литература и преобразования своих собственных бродячих сюжетов. Тот же Пушкин создал «Капитанскую дочку» и менее известную «Историю Пугачёва» по многочисленным устным источникам и документальным сведениям. А пародия на повести Марлинского о странствиях русского офицера на Кавказе превратилась в литературный памятник, в повесть, которая и по сей день не даёт покоя исследователям – в «Героя нашего времени» Лермонтова.


Но штамп и заимствование – разные вещи.


Современная массовая киноиндустрия работает, руководствуясь набором клише. Этот набор вполне конкретен и ограничен. Выходить за его рамки – нет смысла и желания. Вопрос о «приращении» смысла не ставится в принципе. Штампы нравятся людям. Они им близки. Люди к ним привыкли, потому что растёт поколение, воспитанное на плоских однотипных героях, живущих во вселенной Marvel1. Подобная узнаваемость даёт зрителю – представителю современной цивилизации – уверенность и спокойствие, что ничего не меняется, всё по-прежнему просто. Добро с кулаками и в маске, злодеи легко узнаваемы, финал – предопределён. Остаётся расслабиться, пить колу, жевать попкорн…


Главный герой открывает в себе невероятные способности и зарабатывает на этом деньги – «Человек-паук». Герой меняется, когда погибает кто-нибудь из его близких (родители, дядя) – «Человек-паук», «Бэтмен». А сюжетов, где приходится спасать подругу главного героя от неминуемой смерти, предостаточно не только во вселенной комиксов.


Именно на женском образе стоит остановиться чуть подробнее, так как образы других героев настолько типичны, что не заслуживают внимания. Явление главной героини – Насти Светловой – провоцирует двух друзей на спор. На что спорят – понятно. Разговор героев болезненно напоминает беседу Гринёва со Швабриным (а по фильму это спор друзей, а не врагов!), когда последний предлагает купить Маше Мироновой серебряные серёжки и тем дело уладить. Помнится и реакция Гринёва, его презрение к услышанному, помнится и поведение Маши… Какие там серёжки! Перед лицом смерти она не отказывается от своих убеждений. Кстати говоря, не принимает дары и черкесская княжна… Женские образы великой русской литературы раскрывают перед нами величие человеческого духа.


А что делает современная героиня? С лукавой улыбкой садится в белый «Мерседес». На главного героя обращает внимание только тогда, когда у того появляется ай-под. Легко, без малейшего зазрения совести (!), встречаясь с одним молодым человеком, идёт на свидание с его другом. И почему она это делает? Ответ находится сам собой – она из провинции, если не сдаст экзамены, придётся уехать… Вот, оказывается, каков портрет современной героини!


Можно сказать – а чего ещё ждать от комикса?



Анна МАРКОВА



1 «marvel» (англ.) – чудо, диво, предмет удивления, нечто удивительное или удивляющее, неожиданное, необычное, нечто.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *