Писатель печали: Виктор Лихоносов

№ 2010 / 18, 23.02.2015

– О чём мож­но ду­мать в эти май­ские дни? – пе­респрашивает Вик­тор Лихо­носо­в. – Мы скло­ня­ем го­ло­ву пе­ред те­ми, кто во­е­вал за на­шу Ро­ди­ну, и бла­го­да­рим тех, кто ещё жив. Мы от­да­ём им по­че­с­ти, лю­бим и жа­ле­ем на­шим ве­те­ра­нов.






Два друга: актёр Юрий НАЗАРОВ и Виктор ЛИХОНОСОВ
Два друга: актёр Юрий НАЗАРОВ и Виктор ЛИХОНОСОВ

– О чём можно думать в эти майские дни? – переспрашивает Виктор Лихоносов. – Мы склоняем голову перед теми, кто воевал за нашу Родину, и благодарим тех, кто ещё жив. Мы отдаём им почести, любим и жалеем нашим ветеранов. Многое с тех пор в русском человеке переродилось.


Я вот уже какой год бьюсь на Кубани за дом Корнилова. Боюсь, что богатые люди захватят его и установят там «стеклянные чемоданы». А между тем в этом доме не просто погиб сам Корнилов, в нём свершалась история.


Вспоминаю в эти дни я и своего отца, который погиб в 1943 году в Запорожье. Я рос без него. Никогда не забуду, как он говорил нам с матерью: «Вот война закончится, и я увезу вас отсюда – на юг». В память об этом я сам и переехал. Хочу написать воспоминания об отце, о матери. Помню, как матушка меня разбудила 9 мая тем, что в открытые ставни кричала, что война кончилась.


Сейчас становится очень горько оттого, что с нашей страной происходит. Мы вспоминаем тех, кто сложил жизни за Родину. Но если наши правители так легко отдадут Россию, то как смотреть в глаза тем ветеранам, кто ещё жив сегодня?


Рекомендую всем почаще вспоминать рассказ Евгения Носова «Фагот», главный герой которого претерпел много неприятностей, в том числе – коллективизацию. Носов был большим художником, нежели Астафьев. Он показал русского человека в его судьбе. Евгений Иванович – один из самых русских писателей.


Ещё хочу вспомнить о поздних романах Толстого. Сейчас ведь никто никого не жалеет, а вспомните, как жалел Толстой? Об этом я буду говорить на сессии (Толстовские чтения).


Всё это, на первый взгляд, мало связано между собой, но связано в моей душе: война старая и Великая Отечественная, мать, отец…


– Как в Краснодаре отпраздновали День Победы?


– Наконец фронтовикам дали квартиры. Но всем или нет, точно не знаю. Хотя вряд ли кто-то ещё остался без квартиры. Губернатор у нас на Кубани исполнительный: если приказ сверху спустили, то он обязательно выполнит. Непонятно только, почему этого не сделали раньше.


– Смотрите ли вы телевизор? Что вас радует, что огорчает?


– Телевизор я не смотрю. В последнее время я стал жить вообще какой-то другой жизнью. Тяжело всё видеть, что по телевизору показывают. Потрясает даже не то, что о политике говорят, а бесчеловечность. Бесчеловечность – даже в интонации телеведущих. Даже если показывают какую-то хорошую передачу, то всё равно в ней нет ничего сокровенного, евангельского. После телевизора, как и после компьютера, я чувствую, что мною словно бы злой дух овладевает, даже со сном проблемы начинаются.


– Над чем сейчас работаете?


– Сейчас дорабатываю «Одинокие вечера в Пересыпи» – о Тамани и о Сибири… Затем планирую написать даже не дополнения, а приставочку к роману «Наш маленький Париж», который оканчивался 1972 годом. Пишу о том, что было уже после – обо всём понемногу. Поскольку я оставил своих героев тридцатилетними, жалко ставить точку. Получается, что одна и та же тема одним стержнем прошла через всю мою жизнь. Не потому, что не было ничего другого, а потому что самое ранее становится со временем самым сокровенным, будто прощальным. Это не значит, что я с кем-то прощаюсь. Это такое элегическое восторженное чувство, которое возвращает меня к своей жизни, к своей молодости.


Воспоминания живы во мне до сих пор. Как сейчас вижу паровоз с телячьими вагонами, которые везут наших солдат в мае-июне 1945 года. А ведь тогда не было телевидения! Но эта память никогда не сотрётся.


Сейчас я переживаю тревогу за нашу страну, за наш народ. Зачем пускать английских и американских солдат на Красную площадь? С особой благодарностью хочется вспомнить наших солдат, которые победили «коричневую чуму». А сейчас так много клеветы стало, Победу присваивают себе все кому не лень. Вот отчего обидно. А наши отцы и братья воевали, их косточки в земле теперь лежат. Как и кости моего отца, погибшего на фронте.


– Открыли ли вы для себя в последнее время новых писателей?


– Времени, к сожалению, нет. Но в библиотеку я хожу, хотя там особо не почитаешь. Сейчас ведь журналов нет! Раньше я брал свежий литературный журнал и по дороге домой прямо на ходу его читал. А сейчас даже когда в Москву приезжаю – нет ни одного приличного журнала. Имена современных писателей мне знакомы, но произведений я их никаких не читал, разве что критику.

Записала Любовь ГОРДЕЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *