У врат небесного спокойствия

№ 2010 / 37, 23.02.2015

2011 год – год сто­лет­не­го юби­лея Синь­хай­ской ре­во­лю­ции Сунь Ят­се­на. Эту да­ту уже на­чи­на­ют с раз­ма­хом от­ме­чать в Ки­тай­ской ре­с­пуб­ли­ке на Тай­ва­не и в кон­ти­нен­таль­ном Ки­тае. Ки­не­ма­то­гра­фи­с­ты сни­ма­ют филь­мы о Ре­во­лю­ции

2011 год – год столетнего юбилея Синьхайской революции Сунь Ятсена. Эту дату уже начинают с размахом отмечать в Китайской республике на Тайване и в континентальном Китае. Кинематографисты снимают фильмы о Революции («Телохранители и убийцы»), поэты сочиняют стихи, писатели издают новеллы, художники рисуют посвящённые событиям 1911 года картины. Китайская революция стоит в одном ряду с Великой французской революцией и революцией Мэйдзи в Японии. У Франции был Наполеон (даже два), у Японии коллегия милитаристов, у Китая – Мао Цзэдун. Как Франция со второй половины XIX века и Япония с 1945 года, Китай с 1979 года развивается по пути буржуазной модернизации, а именно – городской уклад становится доминирующим в культуре, страна включается в международное разделение труда и подвергается всем общемировым кризисам, сотрясающим время от времени фондовые биржи. Модель Китайской республики на Тайване, кажется, выигрывает историческое соревнование с континентом. Ибо и там победил капитализм, а компартия уже практически готова передать бразды правления Гоминьдану. Для китайца главное – сохранить лицо, поэтому смена формата будет мягкой и незаметной. Не исключено, что уже сейчас руководство Тайваня контролирует континентальный Китай в большей степени, чем правительство в Пекине. Люди из партии Гоминьдан входили на самом деле и в правительство Мао Цзэдуна, об этом просто мало кто знает. Советские публицисты с конца 1960-х и все 1970-е яростно разоблачали диктатуру Мао, обвиняя его в милитаризме, в отступлении от марксизма-ленинизма и в блокировании с Гоминьданом и спецслужбами США. Критика Китая была связана с политикой КПСС и с разрывом между двумя странами. В течение 1970-х советская пропаганда изощрялась в антикитайских измышлениях, создавая в мозгах своих подданных очередного монстра. Даже США отошли на второй план. Между тем уже Мао протянул руку США и Японии, а Дэн Сяопин в 1979-м предложил создать единый с Западной Европой, Японией и США «фронт» борьбы с СССР и Варшавским пактом. Формально этот проект глобального Атлантико-Тихоокеанского оборонительного союза не состоялся, но некоторые факты говорят о том, что отдельные соглашения были достигнуты. В частности, Китай поставлял вооружение афганским партизанам в 1980-е годы.






Нынешний экономический бум Китая ещё в начале 1980-х годов казался невероятным, но тогда же и расцвет стран юго-восточной Азии многими авторитетными экспертами не предусматривался. Справедливо забытый сейчас Пол Кеннеди в тех же 1980-х настаивал на скором всемирном доминировании Японии. Обложки американских журналов тогда были украшены заголовками типа «Япония в Америке». Фондовый крах 1987 года и последующий кризис недвижимости не оставил и следа от этих претензий. Но японцы их и не имели! Великую Японию придумали журналисты, как позже Великий Китай, Великую Индию и Великую Бразилию. Так идёт пропагандистская подготовка к новой войне. Логично, что Третья мировая начнётся в Тихоокеанском регионе. И косвенных свидетельств этому множество.


Так, Бхарат Верма, главный редактор журнала Indian Defence Review, эксперт по военным вопросам, писал в 2009 году о неизбежности агрессии Китая против Индии. По его словам, глобальная рецессия приведёт к прекращению китайского экспорта, что повлечёт за собой беспрецедентные социальные проблемы. Индийский эксперт не исключает возможности восстания внутри самой КНР. «Пекин, прежде всего, обеспокоен тем, что Дели стал союзником Соединённых Штатов и Запада, данный факт может привести к возникновению технологически продвинутого противовеса в регионе», – отмечает Верма. Логическим следствием может стать агрессия против Индии. Эксперт приводит даже сроки этой агрессии – 2012 год. В марте 2009 года Индия провела сверхсекретные учения с целью отработки действий на случай вторжения со стороны неудобного соседа.



В 1959 году между Китаем и Индией происходили военные столкновения. Китай претендовал на плато Аксайчин в штате Джамму и Кашмир, которое и захватил в 1962 году. Позже Китай признал эту спорную территорию за Пакистаном, а тот передал её под суверенитет КНР. На восточной части «линии Мак-Магона» между Бутаном и Бирмой также было неспокойно. Таким образом, ссылки официальных китайских лиц на миролюбие не выдерживают критики. Но не забудем, что в XXI веке Китай как никогда ранее зависит от международной конъюнктуры.



Яркая иллюстрация была опубликована в январе 2007 года в газете «The Independent». В статье «Китай как британская свалка» описывалась утилизация использованных упаковочных материалов. Британия ежегодно отправляет в Китай около 2 млн. тонн отходов, включая пластиковые бутылки из-под минеральной воды. По данным китайской статистики, импорт мусора из-за границы в последнее десятилетие устойчиво растёт, и 70% токсичного пластика, производимого в мире ежегодно, теперь незаконно попадает в страну. А Китай становится самой большой британской свалкой. Горы отвратительно пахнущих отходов гниют на открытом воздухе. Коробки от сэндвичей с логотипами сетей британских супермаркетов выглядывают из мусорных куч; скомканные обёртки от пиццы и пластиковые пакеты устилают улицы. Посреди всего этого работают дети, даже четырёхлетние, разгребающие отходы голыми руками.


Такова обратная сторона китайской мощи и промышленного развития.


В апреле 2008 года наш источник в аналитическом отделе одного европейского «think tank» подтвердил факт размещения ядерного оружия на Тибетском плато. Он сообщил, что определённые районы Тибета уже несколько десятилетий являются базой вооружённых сил США, ракеты с ядерными боезарядами размещены там в течение всего этого времени. Если это так, то эскалация напряжённости вокруг Тибета выглядит довольно угрожающей. И Китай по этой версии (по всей видимости, созданной сотрудниками консервативного издания Brussels Journal) состоит в военном альянсе с США.


Китай стал американской экономической периферией, в нём как нигде ещё продвигается миф сверхдержавности («Великий Китай»), а вовне транслируется «военная угроза».


Китай подавил вооружённым путём демонстрации монахов в Тибете в марте 2008 года, но данные эксцессы относятся к китайской территории. Официальный Пекин придавал особое значение отношениям с США, а США закрывали глаза на положение тибетцев. Ось Вашингтон – Пекин существует, так как Китай один из основных держателей долларов, а данные по размерам эмиссии в США в течение нескольких последних лет засекречены. Так что Китай, образно выражаясь, является задним двором американской фермерской усадьбы.


Внимание к Тибету было привлечено. Правда, официальные лица предпочитали столицу КНР.


Вспомним о нешумном визите Гордона Брауна в Пекин 18–20 января 2008 года. Тогда официальные лица двух стран подписали девять экономических соглашений. До 10 марта, даты начала волнений в Лхасе, остаётся 49 дней. Срок вполне приемлемый для подготовки операции. Со времени так называемых опиумных войн ситуация изменилась только в технических аспектах. Тогда, например, в Тибете не было ядерного оружия. Но уже были эмиссары британской разведки, позже вытесненные американской спецурой. И вернувшиеся позднее. В конце девятнадцатого века Гонконг был арендован Великобританией у китайского правительства на 99 лет. Аренда действовала и после Синьхайской революции 1911 года, и при Мао. В 1997 году срок аренды истёк, Лондон не стал продлевать его, перейдя к другим формам экономического взаимодействия. Опиумные войны XIX века, аренда части территории в двадцатом… Но при чём здесь Тибет и его борьба за независимость?


В 1950-е Китай оккупировал Тибет, в 1970-е США и Китай лучшие друзья. Никсон устанавливает тесные контакты с Мао, послом в Китай назначается Буш-отец. Тема Тибета возникает только в середине 1980-х. Буддистами вдруг становятся Роберт Турман, Ричард Гир, Стивен Сигал и прочие актёры. Буддийским ламой провозглашает себя датчанин по происхождению Оле Нидал.



В 1989 происходит расстрел студентов на площади Тяньаньмэнь. Косвенно это был удар и по Советскому Союзу, в то время горбачёвскому. Во время своего визита в Китай ранее в 1989-м он ставил политически активное студенчество Пекина в пример советским гражданам, явно симпатизируя молодым китайским прогрессистам. После расстрела реакция Кремля была шоковой, не такой, как, например, в США или Франции. Горбачёв промолчал.



Далай-лама получает Нобелевскую премию мира за 1989 год. Тибетский буддизм получает на Западе (особенно в США) второе дыхание (после первого в 60-х). Одновременно связи между США и Китаем продолжают активно развиваться. США никогда не выступали на официальном уровне против оккупации Тибета китайским коммунистическим режимом. А размещённые в Тибете тактические ядерные ракеты позволяли контролировать весь регион Южной Азии и часть Советского Союза. Под ядерным зонтиком оказалась значительная часть Азии. Информация о ракетах в Тибете никогда не поднималась, даже в фантастических боевиках. А ведь здесь и нет никакой фантастики. Чисто технически разместить ракетную базу в горах нетрудно. Особенно для США.


Итак, примерно с конца 1980-х (1989 год – 30-я годовщина восстания в Лхасе) движение за независимость Тибета растёт. Буддизм популяризируется в Голливуде. В 2001 году талибы взрывают изваяния Будды в Афганистане!


Китай на протяжении десятилетий поддерживал Пакистан в противостоянии с Индией, с которой сам имел нерешённые территориальные вопросы (по линии Мак-Магона, например). Талибы подготовлены в Пакистане, а буддизм – религия и образ жизни Тибета, подавляемого Китаем. Крайние революционные движения в самом Китае всегда были даосскими, но не буддийскими. Буддизм в своё время совершил экспансию в Китай и занял там прочное место, потеснив традиционный даосизм.


После победы партии Гоминьдан на Тайване он стал неявно, но настойчиво претендовать на политическую конкуренцию с КПК, отстаивая политику «одного Китая» – Республики Китай. А в экономическом плане Гоминьдан – одна из самых богатых организаций мира.


23.05.2008 состоялся визит Далай-ламы в Британию. Гордон Браун приветствует лидера тибетских буддистов лично, но он же подписывал соглашения об экономическом сотрудничестве с китайскими властями 18 января того же года. А 15 апреля на британо-китайском экономическом форуме в Пекине присутствовал член кабинета Брауна министр финансов Алистер Дарлинг. Джордж Буш принимает Далай-ламу и наносит визит в Китай на открытие Олимпиады. А тибетский буддизм – ну пусть будет и такая скромная аномалия.


28.05.2008 к власти в Непале пришла партия маоистов. Китай использовал внутренний политический кризис в этой стране для укрепления своих позиций и организации форпоста против Индии. Тот факт, что маоисты формально пришли к власти посредством выборов, не должен обманывать: обстановка запугивания и шантажа с их стороны создала благоприятную почву для изменения государственного строя. Формально в пользу Китая. Партийные активисты с цитатниками Мао под красными флагами ввергли страну в перманентный парламентский кризис. Королевская власть Непала не давала покоя красным с 2001 года – тогда 1 июня они организовали убийство королевской семьи. Трон, который с этого года занимал Гьянендра, был весьма шатким. И вот он сокрушён. Пример Непала окончательно стёр границу между военным переворотом и демократическими выборами. Пиночет, пришедший к власти в результате переворота (хотя и при поддержке самых широких масс и по призыву парламента), являлся более демократом, чем диктатором. В Непале так называемые выборы стали дубиной начинающегося там маоистского террора. В культурной буддийской стране к власти свободно, на выборах, приходят комми-маоисты? Ненаучная фантастика. Но кого это смущает?



Пекинский режим требует от международного сообщества признания Тайваня частью КНР. Здесь есть существенное противоречие – между административным принуждением и культурным единством. Культурное влияние китайской цивилизации распространяется и на Сингапур, и на Индонезию, и на Филиппины; а Тайвань органическая часть китайской цивилизации. И признать культурное и цивилизационное единство «всемирного Чайна-тауна» должен каждый разумный человек.



Но при чём здесь административное единство под эгидой клики ЦК КПК? А ведь именно на этом положении настаивает китайский официальный агитпроп. На административном и политическом единстве с КПК! Единстве по принуждению. А добиваются такого единства методами, продемонстрированными в 1989 году на площади Тяньаньмэнь. Административный диктат КПК не имеет ничего общего с единством китайской культуры и цивилизации. «Один Китай» – это вовсе не «одна КПК». И более того – КПК – это не китайское образование. Это составная часть Международного коммунистического движения, следовательно, по сути своей антикитайское формирование. Нынешние вожди Китая любят апеллировать к традиции конфуцианства, тиражируют легенду о первом императоре Хань. Это очень похоже на апелляцию советских коммунистов к православию с конца 1980-х. Так они этим православием размахивают до сего дня. Продолжатели дела Сталина. С иконой в одной руке и портретом в другой. Но это квазиправославие. Так же нельзя размахивать портретом Мао и учением дао одновременно. И Мао постепенно убирают с китайских банкнот. Реальное перерождение КПК уже близко, интенсифицировавшиеся контакты между Гоминьданом (Китайская республика на Тайване) и пекинским руководством внушают серьёзную надежду на трансформацию всего Китая в демократическое прозападное общество. И тогда проблема Тибета автоматически снимается.

Сергей РЮТИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *