Да не осилит дорога идущего

№ 2010 / 45, 23.02.2015

Баира Ду­га­ро­ва я знаю дав­но, ещё с 70-х го­дов про­шло­го сто­ле­тия, ког­да он учил­ся в ас­пи­ран­ту­ре Ин­сти­ту­та вос­то­ко­ве­де­ния в Моск­ве и пи­сал не­гром­кие, про­ник­ну­тые ощу­ще­ни­ем веч­но­с­ти сти­хи, от­ли­чав­шие его от су­ет­ных сто­лич­ных сти­хо­твор­цев.

Баира Дугарова я знаю давно, ещё с 70-х годов прошлого столетия, когда он учился в аспирантуре Института востоковедения в Москве и писал негромкие, проникнутые ощущением вечности стихи, отличавшие его от суетных столичных стихотворцев. Эпоха минувшая в России была благосклонна к избранникам муз и вместе с тем строга и взыскательна к ним. Баир Дугаров из Бурятии, пожалуй, в числе первых из национальных поэтов, пишущих на русском языке, сумел достойно обозначить свой поэтический мир на всероссийском и всесоюзном уровне. Об этом свидетельствуют три сборника его стихов «Дикая акация», «Всадник» и «Лунная лань», увидевшие свет в Москве в издательствах «Современник» (1980 и 1989) и «Советская Россия» (1989), публикации в «Дне поэзии» и столичных «толстых» журналах. А прежде было успешное «освоение» байкальской Сибири изданием первых сборников в Иркутске и родном Улан-Удэ.


Баир Дугаров по его творчеству принадлежит к литературному поколению, в котором уже угасали имена кумиров «оттепели» и расправляла трепетные крылья «тихая поэзия». При всей органической сопричастности к пушкинской поэтической традиции Б.Дугаров остаётся в своих стихах сыном степного Востока, что ещё раз подтверждает духовный феномен России, объединившей под знаком гармонии поэтическое многоголосье Евразии. В качестве примера привожу ниже дугаровское по духу и мировосприятию стихотворение.







Звезда кочевника



Мужчине – путь, а женщине – очаг.


И чтобы род мой древний не зачах,


роди – молю и заклинаю – сына.


Стрела летит, покуда жив мужчина.



Мужчине – дым, а женщине – огонь.


И чтоб в бою мой не споткнулся конь,


я должен знать, что юрту греет пламя,


как предками завещанное знамя.



В мужчине – дух, а в женщине – душа.


Травинка держит небо, трепеща.


Без очага, без сына, без любимой,


как одинокий смерч, развеюсь над равниной.



После несколько затяжного молчания, вызванного известными событиями в стране на рубеже веков, муза Б.Дугарова вновь напоминает о себе в постсоветском литературном пространстве. В последние годы он активно печатается в журналах «Сибирские огни», «Простор» и «Байкал», издана книга стихов с символическим названием «Струна земли и неба».


У себя на родине Б.Дугаров человек известный. Он народный поэт Бурятии, лауреат Государственной премии Республики Бурятия в области литературы и искусства. Занимается переводами бурятских и монгольских поэтов на русский язык. Помимо того, Б.Дугаров проявил себя и как учёный: он доктор филологических наук, автор трёх монографий по мифологии эпоса «Гэсэр» и бурят-монгольскому тэнгрианству. Сочетание подобного рода качеств в одном человеке, надо сказать, явление, характерное для восточной традиции. Таких примеров можно привести множество, начиная с Ли Бо, Омара Хайяма и Тагора. Баир – автор более ста научных работ.


Конечно же, Баир Дугаров – прежде всего поэт по своему призванию. Именно поэзия, как мне думается, определяет его человеческую суть в этом бушующем море земной сансары и ведёт поэта по начертанному ему сверху пути. Или как он сам об этом сказал:







Как возвыситься глазу до ока,


Потемневшей реке до истока?


Глас минувшего, голос грядущего.


Да не осилит дорога идущего…

Пётр КОШЕЛЬ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *