Соловей- манипулятор

№ 2010 / 49, 23.02.2015

«Вспоминаю своё первое интервью с Михаилом Саакашвили. Это произошло вскоре после его избрания президентом Грузии, но ещё до инаугурации. Меня удивило, что уже в 12 дня у него на столе стоял коньяк

«Вспоминаю своё первое интервью с Михаилом Саакашвили. Это произошло вскоре после его избрания президентом Грузии, но ещё до инаугурации. Меня удивило, что уже в 12 дня у него на столе стоял коньяк, а вокруг бегали барышни со странным выражением лиц, однако суть не в этом. Господин Саакашвили – человек высокого роста, в тот момент он как раз собрался с визитом в Москву, и я позволил себе дать ему совет: рекомендовал во время беседы не подходить слишком близко к Владимиру Владимировичу Путину, так как это может вызвать некий дискомфорт. Саакашвили, естественно, к этому не прислушался, хотя я всё же не думаю, что ухудшение отношений между Россией и Грузией связано именно с этим фактором». Это отрывок из новой книги Владимира Соловьёва «Манипуляции: атакуй и защищайся».


Презентация книги оказалась весьма интересной.






– Книгу я писал недолго и с радостью. Книгу написал в результате того, что я прочитал какое-то странное произведение американских авторов о том, как распознать лжеца. Я прочитал и думаю: «фигня полная». Если так легко распознать лжеца, то что ж его никто распознать и найти не может? И подумал я, что, исходя из моего большого опыта общения с разнообразными людьми, которые в стране считаются выдающимися манипуляторами, надо всё это систематизировать. И так как в это время я очень много и активно занимался отдыхом в хорошей стране Италии, то там также было большое количество литературы, которую я с большим удовольствием переработал. А главное, посмотрел на речь Муссолини – не только на сам текст, но и на документы, повествующие о том, как и что он говорил. Я понял, что надо поделиться с народом. Поэтому я написал книгу, которая является и практическим пособием, и кратким историческим экскурсом. У меня получается всё, кроме одного – не умею писать скучно. Я разослал книгу своим друзьям и понял, что это была большая ошибка, потому что некоторые дамы после прочтения перестали со мной общаться. Ну а остальным понравилось. Хотя, некоторые говорили: «Старичок, как-то всё это слишком откровенно, могут быть проблемы». Я описываю в книге, в том числе, разнообразные техники, которые могут применять мужчины в общении с женщинами, женщины с мужчинами, политики с избирателями… Я писал про всех – и про Гая Юлия Цезаря, и про Наполеона, и про Гитлера, и про Муссолини. Книгу я в продаже найти не смог – хотел для себя купить несколько экземпляров – не вышло. Поэтому понимаю, что вопросы могут быть только теоретические. Вот, девушка в розовой кофточке хочет задать вопрос. Я, наверное, сейчас должен почувствовать себя Филиппом Бедросовичем. Пожалуйста!


– Среди ваших знакомых есть психологи? Как они оценивают эту книгу?


– Среди моей жены есть психолог. Мало того, что у нас в семье есть действующий психолог, у него к тому же есть постоянная практика в моём лице. Отвечу так: вы знаете хоть одного выдающегося манипулятора – психолога по профессии? Хоть одного выдающегося политика-психолога? Это и есть ответ. Психологи – это хорошие ребята. Как говорит одна моя знакомая, счастье – это правильно подобранные антидепрессанты. В последнее время что психологи, что психиатры, что психотерапевты разбились на две группы людей: первые, которые всерьёз занимаются медикаментозной практикой, а вторая – это несостоявшиеся домохозяйки, которые решили, что кухонные беседы можно перевести в зарплату. Пользы маловато! Поэтому отношусь к ним с умилением, но не совсем понимаю, зачем к ним люди ходят. Есть, конечно, серьёзные психологи, но, опять же, это вопрос медикаментозный.


– А как же люди, которые тратят по пять лет, учась на психологов?


– Я не представляю, чему их там учат. Ровно как и не представляю, чему могут научить на журфаке. «Я закончил журфак!» – Круто! Вау! «Я знаю историю журналистики!» – И что дальше? Если ты пишешь о политике – нужно в политических вопросах разбираться, если об экономике – то в экономических. То же и про психологов. Я просто не видел, чтобы в нашей стране психологи реально что-то делали. Я знаю выдающихся психологов, которые практикуют, и практикуют успешно – в Институте Сербского, например. Но таких единицы.


– Как обстоят дела с цензурой на нашем телевидении?


– Недавно ко мне на передачу приходил главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов и всё переживал: «Мне вообще нельзя на телеканал «Россия», всё равно всё вырежут». Потом очень удивлялся, что ничего не вырезали. Я много лет работаю на телевидении, и знаю, что степень свободы в России определяется не формой собственности, а умом главного редактора. Получается удивительная вещь: я много лет работал на «Серебряном дожде», и после каждого эфира у меня было предынфарктное состояние, потому что тут же звонили, наезжали, угрожали… а здесь всё по-другому. Я специально на министра Голикову наехал недавно, мне позвонили. Сказали: «Ну ты молодец!» – и всё. То есть, нет никакого давления – ну наехал, и наехал.


– Так, может, всем просто наплевать?


– Нет, это позиция руководства. Знаете, это один из самых тонких способов манипулировать людьми – дать им ощущение полной свободы.


– А зачем нужно было раскрывать профессиональные тайны журналистов и писать такую книгу, делая их доступными для всех?


– Я не понимаю, вы сейчас спрашиваете, почему я у вас отнимаю кусок хлеба? Потому что я мечтаю, чтобы вы похудели!


– Но вы ведь и себя таким образом делаете безоружным.


– Себя? Нет, что вы. Ведь можно писать огромное количество самых разных учебников «Как правильно играть в футбол», а потом появляется Марадона, который ни одного учебника не читал. Дело в том, что каждый человек может говорить, но лишь единицы способны быть истинными ораторами. Любого человека можно научить бегать. Но вот пробежать 100 метров за 10 секунд – удел немногих. Это как спросили олигарха: «Вы за сколько пробежите 100 метров?» Он отвечает: «Долларов за 500». Все по-разному. Я это рассказываю людям, чтоб они осознали, чего они хотят. Самый простой способ противостоять манипуляциям – это понять, чего на самом деле ты хочешь и где заканчиваются границы твоей воли, и начинаются границы чужой. Ведь самый талантливый манипулятор – это не самый сладкоголосый. Кто лучший в мире Дон Жуан? Тот, кто лучше всех умеет слушать.


– Расскажите, почему вы ушли с «Серебряного дождя»? И ваши передачи на «Вести ФМ» и на телеканале «Россия» уже не такие острые, как были раньше?


– Наверное, это говорят те люди, которые ни разу не слышали моих передач на «Вести ФМ». Потому что обычно за четыре часа эфира на «Вестях» я высказываю столько критики, сколько на «Дожде» я не высказывал за месяц. А если кто-то считает, что на ТНТ передачи более острые, то пускай они включат «Поединок» и оценят – например, последняя передача получилась крайне острая, острее не бывает. Я обожаю любые слухи касательно меня, но голову необходимо включать. Может это объясняется тем, что всегда кажется, что в прошлом девчонки были моложе, мальчишки более щедрыми, трава зеленее, небо голубее, и так далее. А что касается первого вопроса, меня позвали на канал ВГТРК и предложили работу, которая была по всем параметрам гораздо более интересной. Плюс – это телевидение, плюс – колоссальные новостные возможности. «Серебряный дождь» – замечательная радиостанция, но мне гораздо интереснее заниматься политикой. У меня за месяц работы на «Вестях» было в гостях гораздо больше спикеров – значимых политиков, чем за год на «Дожде». Это не хорошо и не плохо.


– Вас часто приглашают вести тренинги в крупных компаниях. Чему у вас хотят научиться топ-менеджеры? Ведь в крупных компаниях и без вас дела идут хорошо.


– Жизни я их учу, чему же ещё. Ведь это только у Газпрома мечты сбываются. Представляете, ребятам так хорошо, что они готовы кричать об этом на весь мир: «У нас все мечты сбываются!» – это моя самая любимая реклама.


– А вы не боитесь, что после выхода вашей книги мы получим нового Гитлера и нового Муссолини?


– Тогда почему после прочтения философских трактатов не появляются новые Платоны, а каждый, прочитавший учебник по математике, не становится Лобачевским? Не смешите меня. Все мы в детстве читали сказки. Но никто из нас Андерсеном не стал. Я надеюсь, что, прочитав мою книгу, люди смогут ориентироваться – когда ими манипулируют, а когда – нет.


– Почему у вас на программе постоянно мелькают одни и те же лица?


– О, это очень популярный вопрос. Ещё мне часто говорят: «Вот ты поставь меня против Путина, я соберу рейтинг». Милый мой, да если ты встанешь против Путина, я сам тебе дам рейтинг! Отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что, к сожалению, если я поставлю двух никому не известных людей друг против друга, программу смотреть никто не будет. Поэтому я могу добавлять новые лица очень дозированно. Ведь Мишу Веллера я раскрутил, Колю Злобина я раскрутил, Андрея Воробьёва… много кого ещё. Дальше они пошли по другим программам. Но я их находил через разные форумы и проталкивал. И если вы внимательно посмотрите, у меня уже появились люди, которых совсем недавно никто не знал. В каждой передаче у меня постоянно появляется кто-то новый. Тоже часто спрашивают – почему так часто приглашаете Жириновского? И тут же другие спрашивают: «Когда уже, наконец, будет Жириновский?». Зрители, они как те ёжики – будут плакать, плеваться, но продолжать есть кактус.


– Вы – известный теле- и радиоведущий, а ещё читаете лекции, пишете книги, и много чем ещё занимаетесь. Скажите, какая из этих ролей вам ближе?


– У меня есть всего одна роль, которую я никогда не скрываю – эта роль Соловьёва. Это то, что очень нравится телевизионным критикессам. Есть целая плеяда людей, совершенно бездарных, которые почему-то пишут о телевидении. Я даже планирую о них как-нибудь сделать передачу. Это пик бездарности. Называется – не стала телеведущей, не стала журналистом, значит, буду писать о тех, кто стали! Всю правду напишу, как я им завидую!


Я делаю то, что мне нравится. Пишу ли я книги, статьи – в блоге, твиттере, прикалываюсь ли я, выступаю на радио – я всегда остаюсь одним и тем же человеком. И от этого никуда не деться. Что касается ЖЖ, кстати, жанр блога подразумевает, что нужно немножко стебнуться – это форма ЖЖ-сообщества. Но для меня все эти приколы, говоря языком ЖЖ – это УГ. Причём полное. Потому что набор приёмов мизерный. Что может прыщавый юнец противопоставить мастодонту? Поэтому в этом жанре мне скучно.


– На странице 245 в вашей книге написано: «Если человек живёт нормальной полноценной сексуальной жизнью, то им практически невозможно манипулировать».


– Да, я такой! (Гладит себя по голове.)


– Может, в этом и есть секрет – как стать неуязвимым? А как же Валерия Ильинична Новодворская или Игорь Губерман?


– Кстати, с Валерией Ильиничной Новодворской у меня был весёлый случай. Пришла на передачу и говорит: «Ну я сейчас им всё скажу». (Пародирует голос Новодворской.) Я говорю: «Валерия Ильинична, пожалуйста, говорите, всю правду в глаза». Прошла передача – она ни одного слова не сказала. Я у неё спрашиваю – в чём же дело. А она говорит – «Если я всё буду говорить, меня больше не позовут!»


– Я знаю, что вы много читаете, кого из писателей можете отметить?


– Нас немного (лукаво улыбается). Я читаю Серёжу Лукьяненко, реально нравится, очень прикольно он пишет, жаль, что редко. Мне очень нравятся японцы, причём от Фудзияры до наших современников, которые бесконечно пишут – фамилии одинаковые, имена разные. Не очень мне в последнее время нравится Акунин. Такое ощущение складывается, что ему писать по-прежнему надо, но не о чем. Та же проблема с Пелевиным, который, очевидно, потрясающего таланта человек, но который добирает объём и на одном и то же приёме педалирует, но это уже неинтересно. Неожиданно выстрелил новым романом Сорокин. А так мне нравятся разные писатели – не так давно я увлёкся Джоном Гришамом. Я обычно читаю на двух языках – на русском или английском. Сейчас ещё пытаюсь читать на итальянском – получается не очень хорошо. Потом отрываюсь от книги и вспоминаю, на каком языке нужно разговаривать.


– Вы знакомы с творчеством вашего тестя и постоянного автора «ЛР» Виктора Коклюшкина?


– Да, я знаком с ним, естественно, он мне нравится, и творчество его тоже. Одно его произведение мне особенно близко.


– Какое, если не секрет?


– Его дочь.

Любовь ГОРДЕЕВА
Фото: Наталья ТОРМАКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *