Сатира или трагедия?

№ 2011 / 21, 23.02.2015

В Ма­ри­ин­ском опер­ном те­а­т­ре Санкт-Пе­тер­бур­га со­сто­ял­ся пре­мьер­ный по­каз опе­ры Ро­ди­о­на Ще­д­ри­на «Мёрт­вые ду­ши». Впро­чем, в про­грам­ме жанр этой по­ста­нов­ки был оп­ре­де­лён как «опер­ные сце­ны». Это и пра­виль­но, и не­пра­виль­но од­но­вре­мен­но.

В Мариинском оперном театре Санкт-Петербурга состоялся премьерный показ оперы Родиона Щедрина «Мёртвые души». Впрочем, в программе жанр этой постановки был определён как «оперные сцены». Это и правильно, и неправильно одновременно. Родион Щедрин известен зрителю и слушателю с разных сторон. Его «Поэтория» на стихи А.Вознесенского привлекла к нему внимание как к ярко выраженному «шестидесятнику», а «Очарованный странник» по Лескову мог навести на мысль о том, что композитор вступил в ряды модных ныне «православных» деятелей культуры… И вот – новая премьера – и снова всё обновилось.


Разумеется, не нужно лишний раз повторять, что о творчестве Р.Щедрина имеются самые противоположные мнения. Одним не нравится его склонность к атональной музыке; другим – балансирование между авангардом и традицией на потребу публике. Говорят и об отрицательном будто бы влиянии его супруги Майи Плисецкой…


Но нужно сразу сказать – «Мёртвые души» (либретто композитора) удались именно как опера, а не как отдельные сцены. Дело в том, что пути современной музыки, не говоря уже об оперной драматургии, не просто прихотливы, но и порой прямо противоречат друг другу. «Модернистская» постановка вагнеровской оперы «Тристан и Изольда» в том же Мариинском вряд ли может вызвать иные чувства, кроме недоумения. Всё дело в уровне художественного вкуса.


«Мёртвые души» в трактовке Р.Щедрина, – это может показаться слишком преувеличенным, – предстают как великая трагедия русского народа, а подчёркнуто атональная музыка это подтверждает с огромной убедительной силой. О Гоголе совсем недавно в связи с его юбилеем было произнесено немало громких слов, но не было сказано, может быть, самого важного: Гоголь – это атональность русской жизни. Вспомним потрясающий «Нос» С.Прокофьева, который также входит в репертуар Мариинского театра, но крайне редко идёт на сцене. А в других театрах раньше его вообще не ставили по причинам несоответствия канонам «соцреализма», а теперь? Может, силёнок не хватает?


«Мёртвые души» в постановке представлены достаточно тщательно и в меру «модерново». Режиссёр – Василий Бархатов; художник-постановщик – Зиновий Марголин; художник по костюмам – Мария Данилова. Некоторые сцены просто потрясают – встреча Чичикова с Ноздрёвым (актёры Владимир Мороз и Виктор Луцюк), эпизод с Собакевичем (Олег Сычёв) и сцены на балу у губернатора (Александр Морозов). Можно смело сказать, что трагический надрыв атонального стиля здесь не просто уместен, но и необходим. Чичиков и его окружение в умелой сценической драматургии выглядят не просто персонажами некоей исторической постановки, но буквально нашими современниками… А может, этого и хотел добиться Гоголь, если он понимал свою «поэму» как анти-Илиаду русской жизни, сейчас скажем – российской?


Ясно одно – перед нами большая удача и композитора, и постановщиков, и актёров, но всё же следует сказать и то, что не обошлось и без определённых просчётов. Почему Манилов и его супруга были наряжены в какие-то скафандры, якобы для защиты от пчёл? Почему так шумлив и бестолков последний эпизод на балу у губернатора? Плюшкина весьма остроумно играет женщина (актриса Елена Соммер). В общем контексте это выглядит нетрадиционно и талантливо, но… Впрочем, может, это прерогатива постановщиков. Спектакль впечатляет. Зрители – а их было немного (такого рода музыку и постановку любят далеко не все) многократно вызывали актёров и дирижёра – Павла Петренко. Трудно сказать, как сложится дальнейшая сценическая судьба оперы – она слишком необычна для нашей сцены, – но в ней есть немало такого, о чём стоит задуматься.

Геннадий МУРИКОВ,
г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *