Нужен общеписательский референдум о выражении недоверия Ивану Переверзину и Валерию Ганичеву

№ 2011 / 25, 23.02.2015

ВО­ПРОС В ЛОБ
Знаете ли вы о существовании сегодня Литфондов?
Если да, то удовлетворены ли их работой?

Почему в Литфондах и Союзе писателей России надо срочно менять руководство






ВОПРОС В ЛОБ



Знаете ли вы о существовании сегодня Литфондов?


Если да, то удовлетворены ли их работой?




Ольга НОВИКОВА, прозаик, критик, член редколлегии журнала «Новый мир»






Я регулярно плачу взносы в Московский литфонд на Гоголевском бульваре. Пользуюсь поликлиникой, к которой этот Литфонд меня прикрепил. Лет десять назад мы с мужем по совету коллеги написали заявление на «дачное помещение», с тех пор – ни ответа, ни привета.
















Капитолина КОКШЕНЁВА, критик, член редколлегии журнала «Москва»






Я знаю о существовании ЛИТФОНДА, членом которого я являюсь. Но я не понимаю, что такое «литфонды», почему их несколько, чем они отличаются в содержательном плане.


О работе Литфонда я тоже ничего не знаю. Разве есть какая-то работа, кроме скандальных судов? Я ни разу не была приглашена ни на какое собрание (хотя взносы плачу), мне ни разу не приходили какие-либо письма, извещающие о том, что происходит в Литфонде и в чём я, как член Литфонда, могу поучаствовать или что-то бы мне предлагалось. За все эти годы – с 1993-го, я раза три отдыхала по нескольку дней в Переделкино.













Анна БЕРСЕНЕВА, писатель, преподаватель Литинститута






С Литфондом связаны лучшие воспоминания молодости. И прежде всего – с поездками в Дома творчества, с чудесным общением, которое там происходило. Мы начали туда ездить, когда мой муж, писатель Владимир Сотников, был студентом, а я аспиранткой Литинститута – это было бесплатно. И потом, когда мы вступили в Союз писателей и в Литфонд, то продолжали ездить каждый год, уже за деньги, разумеется, но за меньшие, чем стоила бы поездка в обычный дом отдыха. И это была нормальная, не идейно-советская преференция Литфонда – он ведь и создавался ещё до революции для помощи литераторам. Литфонд помог нам войти в писательский круг, и за это я ему очень благодарна.


Что происходит в нём сейчас, я примерно представляю. И происходящее вызывает у меня омерзение. Кучка функционеров воспользовалась тем, что писатели – не большие мастера заниматься общественной работой, и уничтожила эту организацию. Недавно я была в Коктебеле – страшное зрелище: угробленный волошинский парк, проданный Дом творчества. Проданная и уничтоженная Малеевка. Дышащее на ладан Переделкино. Проданная поликлиника. Проданный детский сад.


Что и говорить, имущество было немалое, и карманы в связи с его распродажей явно набились неплохо. И, повторяю, всё это произошло не потому, что кончилась советская власть, а потому что руководители Литфонда оказались либо людьми ничтожного масштаба, либо стяжателями и ворами.


Ничего не сохранено, принципы, на которых когда-то основывался Литфонд, забыты и преданы. Может быть, когда-нибудь и найдутся среди литераторов люди, которые сумеют возродить эту организацию. Но нынешняя ситуация не позволяет на это надеяться.




Валерий ВОСКОБОЙНИКОВ, детский писатель






О существовании Литфондов знаю, так как сам был только что председателем Петербургского отделения Литфонда.


Работу Литфонда оцениваю отрицательно. Этому есть несколько причин. Прежде Литфонд был процветающей организацией, так как ему шли отчисления от каждой изданной художественной книги. В рамках нынешних условий Литфонд обречён на агонию. Агонию эту, к сожалению, ускоряет бездарное (если не преступное) управление Литфондом России И.И. Переверзиным.



г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ














Диана БОШ, писатель



То, что Литфонды до сих пор существуют, для меня открытие. Мне казалось, что они канули в Лету вместе с распадом СССР. Но, судя по тому, что до меня не доходили никакие слухи о их деятельности, они ведут её подпольно.














Игорь КОХАНОВСКИЙ, поэт






Ничего не знаю. Раньше, когда была Малеевка, я её очень любил и где-то с 70-го года каждое лето туда ездил. А после того, как её не стало, Литфонды меня уже никак не касаются, и я даже не знаю, что там происходит.















Владимир БЕРЯЗЕВ, главный редактор журнала «Сибирские огни»






Я состою в Литфонде России и в Международном Литфонде. Зимой 2008-го года недели две жил в Переделкино в старом корпусе, за это время была написана поэма «Ганлин». Это единственный случай, когда я за невеликие деньги воспользовался возможностью пожить вблизи столицы, решая свои творческие и издательские дела.


Всю эту сегодняшнюю историю тяжб, склок и дрязг вокруг Литфондов считаю грязью в самой крайней степени и не имею ни чести, ни желания становиться на чью-либо сторону. Ибо знаком со всеми, может быть, за исключением лишь главного кукловода-землячка из алмазодобывающей провинции происходящего.


Конечно, возможность иметь угол в Москве за символические деньги – для литераторов из коренной России (коей я числю и Сибирь с Дальним Востоком), Беларуси, Казахстана, Украины, да и других, не забывших русский язык стран – есть вещь неоценимая. Хотя бы ради этого стоило деятельность оных фондов поддержать.


Но, насколько я понимаю, задача – как в 90-е – растащить, обанкротить, поделить…







Владимир БУШИН, критик






Я знаю, что они есть, но никакого общения с ними я не имею. Знаю, что во главе Литфонда стоит Куняев. А чем они занимаются, не знаю. Читал в газетах, что были там какие-то свары из-за дач, но я в их дачах никогда не жил, обхожусь своей. Я уже в таком возрасте, что не имею ни возможности, ни желания, ни времени разобраться, кто там прав, кто виноват…
















Кирилл АНКУДИНОВ, преподаватель Адыгейского государственного университета






О существовании Литфонда знаю, конечно. Он был основан ещё в XIX веке. Но никаких связей с этой структурой у меня нет. Я член Союза писателей России, вроде бы автоматически и Литфонда… Но утверждать не могу. По крайней мере, мне никогда никаких предложений от него не поступало и я ничего не просил.



г. МАЙКОП














Юрий КОЗЛОВ, главный редактор «Роман-газеты»






Я, к сожалению или к счастью, с Литфондами ни в каких формах не соприкасаюсь. Ни один из Литфондов ко мне ни как к писателю, ни как к главному редактору «Роман-газеты», насколько я знаю, никогда никакого интереса не проявлял. Так что говорить, по сути, не о чем.


















Олег ПАВЛОВ, лауреат премии «Русский Букер»



Я состою в Московском литфонде. Это профсоюз московских литераторов, от всех былых возможностей которого, в общем, мало что осталось. Что всё-таки сделали, договорившись с московским правительством: это обеспечили для всех достойное медицинское страхование. Что и для кого делает Литфонд России во главе с Переверзиным – мне совершенно в этом смысле непонятно. Делят что-то общее те, кто хочет что-то получить только для себя.















Виктор ЛИХОНОСОВ, главный редактор журнала «Родная Кубань»






Меня уже теребили по этому поводу. Я только вчера читал заметку в газете об этом. И думаю, что всё погибло. Я сам член Литфонда. Но могу сказать, что Литфондами всегда пользовались москвичи. Не отказывали совсем, конечно, остальным, но в основном преимущественно всё получали москвичи. Они там всегда всё делили. При советской власти ещё что-то доставалось провинции, а сейчас она никому не нужна, мы брошены, как сироты. Сейчас, когда распался Союз, всё погибло. Всё. Как можно было отдать все дома творчества, поликлинику, отдать Малеевку, отдать музей, не обращать внимания на землю Константина Леонтьева и т.д., и т.д.! Мне непонятно, почему писатели сначала отдали всё, а потом на остатках, на костях устроили грызню!



г. КРАСНОДАР









Наталья ИВАНОВА, первый заместитель главного редактора журнала «Знамя»






Не хочу даже отвечать на этот вопрос. Я знаю о работе Московского литфонда, поскольку плачу туда взносы, и он, слава богу, договорился о бесплатном обслуживании писателей в поликлинике. Не хочется говорить на эту тему, встревать в эти споры, примыкать к той или другой стороне, говорить об их дачах и тому подобное. Давайте лучше о литературе поговорим?















Леонид БОРОДИН, главный редактор журнала «Москва»








Членом ни одного из Литфондов я не являюсь, за их деятельностью не слежу. Ни в Переделкине, ни в других литфондовских местах никогда не отдыхал. У меня есть домик за Сергиевым Посадом, там я отдыхаю и пишу.














Владимир МИСЮК, поэт



О существовании Литературного фонда России знаю, так как являюсь его членом с 2000 года (членский билет №1797).


Удовлетворённым работой этой структуры быть не могу, потому как ничего не знаю о её работе. И эта самая «работа» наверняка ничего не знает обо мне… Думаю, что «скромными» благами сей организации пользуются те, кто ближе, у кого ручки дотягиваются, то есть руководство и близкие к нему столичные писатели. Вот у них, видимо, и нужно спрашивать.



г. ТОЛЬЯТТИ










Екатерина ОСТРОВСКАЯ, писатель






Литературный фонд в советские времена был величайшим достижением. Практически любой член Союза писателей СССР, долгое время не издающийся и не имеющий средств к существованию, но продолжающий заниматься литературным трудом, мог получить в Литфонде материальную помощь. Даже государственные дачи, которые, правда, закреплялись за мэтрами, тоже хорошее дело, потому что писательские дачные посёлки были, в первую очередь, местом встреч, общения и дискуссий творческой интеллигенции. А писательские Дома творчества – в Абхазии, на Рижском взморье и т.д., куда мог поехать любой член Союза писателей с семьёй или самостоятельно, чтобы поработать в тишине, ведь в каждом номере предполагалось наличие пишущей машинки? И за всё это платил Литературный фонд СССР. В настоящее время, когда талантливые писатели не имеют возможности выхода на большие тиражи, а, соответственно, обеспечить себе достойное существование или хотя бы прокормить семью, при наличии подобной организации, помогающей талантам, могли бы не заниматься подёнщиной или разгрузкой вагонов. Но, к сожалению, Литературного фонда, в таком виде, как он существовал в СССР, сейчас нет. Мне известны молодые и даже не очень молодые талантливые писатели, которые, чтобы элементарно выжить, нанимаются литературными неграми и идут работать на плантации, прекрасно понимая, что там их талант сгорит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *