Сверхчеловек или коммунист?

№ 2012 / 14, 23.02.2015

Ког­да в зна­ме­ни­том ро­ма­не И.А. Тур­ге­не­ва Ев­ге­ний Ба­за­ров уми­ра­ет, он уже в по­лу­бре­ду за­ме­ча­ет о се­бе: «Я ну­жен Рос­сии… Нет, вид­но, не ну­жен. Да и кто ну­жен? Са­пож­ник ну­жен, порт­ной ну­жен, мяс­ник… мя­со про­да­ёт… мяс­ник…».

К спорам о Базарове по поводу статьи С.Кучина



Когда в знаменитом романе И.А. Тургенева Евгений Базаров умирает, он уже в полубреду замечает о себе: «Я нужен России… Нет, видно, не нужен. Да и кто нужен? Сапожник нужен, портной нужен, мясник… мясо продаёт… мясник…». Да, мясников на Руси хватало всегда. И всегда они были нужны. А вот ещё что говорит о Базарове его полуразделённая любовь Одинцова: «…с вами говорить весело… точно по краю пропасти ходишь. Сперва робеешь, а потом откуда смелость возьмётся». Ходить по краю пропасти – это испытанная норма поведения всех «русских мальчиков». С одной стороны, – и доходились уже, а с другой стороны, всё продолжается, как ни в чём не бывало.


Крайне интересно, что «ЛР» задумала отметить юбилей не того или иного литератора, а литературного героя. Поистине Евгений Базаров куда как живее, чем многие его современники, а тем более и последователи. Помнится, в своём отклике на роман Писарев, буквально повторяя слова самого И.Тургенева, говорил, что время Базаровых ещё не пришло. Тогда не пришло. А вот сейчас – очень даже пришло, потому что Базаров – это не образ, а пророчество.


Уместно вспомнить некоторые замечания самого автора «Отцов и детей». В письме к М.Е. Салтыкову-Щедрину он признался, что Базаров – «это самая симпатичная из всех моих фигур». И в письме к К.К. Случевскому: «Мне мечталась фигура сумрачная, дикая, большая, до половины выросшая из почвы, сильная, злобная, честная», которая «всё-таки стоит ещё в преддверии будущего, – мне мечтался какой-то странный pendant (франц. дополнение. – Г.М.) c Пугачёвым». Тургенев писал: Базаров – это волк. Для стада волк и нужен. Кто же он, Базаров,– самозваный царь, народный герой, сверхчеловек или прообраз революционеров будущих времён? Ведь не случайно же появился на горизонте в не столь отдалённом будущем (по отношению к тургеневскому времени, естественно) богоискатель и богостроитель, неортодоксальный большевик Владимир Базаров (Руднев), один из близких друзей М.Горького, так же, как и многие другие «нацболы», погибший в период сталинской «перестройки» в 1939 году. А ведь и до тургеневского Базарова был французский социалист-утопист, ученик А.Сен-СимонаС.А. Базар. Не его ли именем воспользовался наш классик, избирая имя своего героя? (Это вам не базарная, – рыночная экономика.) Вопросов тут много, но все они не только не мельчат личность Евгения Базарова, а, напротив, укрупняют её.


Когда – 150 лет тому назад – появился роман Тургенева «Отцы и дети» – его публикацию отметили практически все более или менее известные писатели и критики того времени, а не только Д.Писарев и М.Антонович, как представляется С.Кучину. Тут сразу возникает много интересных вопросов и параллелей.


Первое – о романтизме. Несмотря на всё своё неодобрение «романтизма» Николая Петровича Кирсанова как романтика и романтизма вообще, Базаров – личность и образ поистине байроновского типа. Не случайно же и сам Тургенев признавался (в одном из писем): «…я предпочитаю Прометея, предпочитаю Сатану, образец возмущения и индивидуализма». Это вовсе не стремление изображать «типические характеры в типических обстоятельствах», что якобы, по мысли литературоведов советского времени, было свойственно классикам русской литературы. Да и кто назовёт «реалистическими», возможно, лучшие последние повести Тургенева – «Клара Милич» и «Песнь торжествующей любви»?


Всё это имеет самое прямое отношение к образу Евгения Базарова, который несёт в себе очень и очень много интимно-личного, «тургеневского», автобиографического,– но много и другого (так же как Сальери у Пушкина). Писатель не раз, и вполне справедливо, чуть ли не сравнивал самого себя с Базаровым, особенно когда писал о его смерти, которую он переживал в творческой работе едва ли не как свою собственную. Вот цитата: «Возможность пережить в самом себе смерть самого себя – есть, может быть, одно из самых несомненных доказательств бессмертия души. Вот – я умер – и всё-таки жив и даже, быть может, лучше стал и чище» (письмо к Е.Е. Ламберт по поводу этого романа).


«Отцам» в романе Базаров видится как «разрушитель» и «нигилист», да он и сам, эпатируя окружающих, так себя называет. У читателей на памяти Д.Пригов, В.Сорокин, В.Ерофеев, – последний из которых уж прямо тянется в государственную власть…


Полно, такой ли уж «нигилист» Базаров? Сами собой напрашиваются сравнения с его современниками. Если черпать сравнения по возрасту, то не его ли младшие братья Родион Раскольников, Иван Карамазов, Николай Ставрогин? Их всех могла бы родить одна мать. Хотя отцы у них были, конечно, разные. Все они тоже были «нигилистами» по отношению к существовавшей реальности – но и одновременно «русскими мальчиками», богоискателями. Ещё Христос учил: «не любите мира, ни того, что в мире» (Ин. 2, 15), одновременно говоря: «царствие моё не от мира сего» (Ин 18, 36).


Кучин полагает, что Базаров был груб и невоспитан, считая тургеневского героя чуть ли не хулиганом и «отморозком» тех времён, только и думающим, как бы поесть да выпить «на халяву»… Оставим это на совести нашего оппонента.


Уже современники увидели в образе Базарова романтические черты. П.В. Анненков прямо относил его «к героическому циклу, к родству с Оссианом наизнанку» (письмо Тургеневу). Н.Н. Страхов в то же время утверждал: «Базаров – это титан, восставший против своей матери земли; как ни велика его сила, она только свидетельствует о величии силы, его породившей». Несомненно, эти черты видел в Базарове Д.И. Писарев, который всё-таки трактовал этот образ как воплощение разночинца-естественника (из статьи «Реалисты») и предшественника «научного материализма». (Это стало банальностью в советское время.) Ну и, конечно, надо вспомнить отзыв Ф.М. Достоевского, увидевшего в этом герое «великое сердце» («Зимние заметки о летних впечатлениях»).


Вывод. Сейчас стало модно подыскивать слабые черты в героях-индивидуалистах ХIХ века: дескать, Чацкий начал «шампанское стаканами тянуть» в благочинном обществе, потом Печорин соблазнил – упаси боже!– девушку кавказской национальности, Базаров, хоть и любил Одинцову, но добился ли её (?)… А дальше… С.Кучин пишет, что «Базаровы» вроде как не «наши» люди.


В образе Базарова себя узнают многие наши современники. Это один из архетипов русского национального самосознания.

Геннадий МУРИКОВ,
г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *