Очернитель или провидец?

№ 2013 / 4, 23.02.2015

В Москве на 93-м году жизни умер ветеран советско-финской, Великой Отечественной и советско-японской войн, писатель,
автор знаменитого романа-памфлета «Тля» Иван Михайлович Шевцов.

В Москве на 93-м году жизни умер ветеран советско-финской,

Великой Отечественной и советско-японской войн, писатель,

автор знаменитого романа-памфлета «Тля» Иван Михайлович Шевцов.

Он родился 9 сентября 1920 года в белорусской деревне Никитиничи в многодетной семье. Ещё школьником активно сотрудничал в Шкловской районной газете. По окончании седьмого класса был приглашён на штатную должность спецкора, затем сотрудничал в городской газете Орши. В 1938 году Шевцов поступил в Саратовское военное училище погранвойск, и после ускоренного обучения, в звании лейтенанта, был направлен на финский фронт. По окончании войны с Финляндией он стал начальником погранзаставы в Карелии, а затем на новой советско-румынской границе. Весной 1941 года Шевцов был назначен начальником участка.

22 июня будущий писатель встретил на одной из застав. Пограничники отбили первую атаку гитлеровцев, а потом с боями отступали вглубь страны. Шевцов участвовал в обороне Москвы, был награждён медалью «За отвагу».

После войны Шевцов работал в журнале «Пограничник», газетах «Красная звезда», «Советский флот», собственным корреспондентом газеты «Известия» в Болгарии, в журнале «Москва».

В 1944 году на страницах «Красной звезды» была напечатана его статья «Против антипатриотов в батальной живописи», а конце 1940 — начале 1950-х (если верить автору) написан первый роман «Тля», который не удавалось издать на протяжении десяти с лишним лет. За эти годы Шевцов публикует романы «Свет не без добрых людей», «Семя грядущего», «На краю света», который позже стал первой частью «Любви и ненависти», книги о Сергееве-Ценском и Вучетиче.

Публикацию «Тли» спровацировало посещение Никитой Хрущёвым выставки в Манеже в 1963 году. На авангардных художников после гневных слов советского руководителя полились потоки критики. На этом фоне, при содействии скульптора Вучетича, роман-памфлет, действие которого происходит в среде художников, в том числе и «модерняг», «космополитов», «эстетов и формалистов всех мастей», преодолел цензурные препоны и увидел свет.

«Тля» вызвала шквал откликов в прессе, причём в подавляющем большинстве резко отрицательных. В общем-то, можно с полным правом сказать, что началась травля Шевцова. Хотя некоторые критики, например, Андрей Синявский в рецензии «Памфлет или пасквиль?», достаточно взвешенно разобрали это произведение.

Кстати сказать, Синявский, на мой взгляд, ещё тогда, в 1964-м, объяснил причину того, что после «Тли» Шевцова перестали печатать (на целых шесть лет), он стал изгоем не только для «модерняг», что понятно, но и для охранителей и поднимающих тогда голову сталинистов. Вот цитата из рецензии Синявского: «Ослеплённый ненавистью к людям, которые, по его понятию, чернят действительность, снижают уровень советского искусства, автор настолько увлёкся и сгустил краски, что – по всей вероятности невольно, сам того не желая, – выступил в роли очернителя нашей жизни и культуры. Уголовные типы, дельцы, прохвосты составляют в романе «Тля» мощную организацию, этакую всесильную мафию, гласно или негласно управляющую эстетической жизнью страны. <…> Разорвать их сети трудно, почти невозможно».

Действительно, весь роман населён «поджигателями» и «космополитами», а вот настоящих советских людей в среде художников очень мало, да и ведут они себя вяло, и, по мысли автора, в конце концов проиграют: «…они, упрямцы, остаются верными самим себе и своим зрителям – миллионам простых смертных тружеников, которые ещё не научились понимать «новое» искусство. Но ничего, это вопрос времени: Винокуров и Иванов-Петренко их научат и воспитают. Они уже выпустили по нескольку книг о современном западном искусстве, о новых тенденциях в современной живописи».

Тему «Тли» Иван Шевцов продолжил в романе «Любовь и ненависть», опубликованном в 1970 году…

Написал он ещё немало, правда, читать его произведения сложно, художественной составляющей в шевцовских романах, по-моему, очень мало. Наверное, самые сильные куски у него получились о раннем утре 22 июня 1941 года – о боях на границе.

Одним из первых на смерть Шевцова откликнулся журналист, автор повести-памфлета «Роисся вперде» Олег Кашин. Кстати, он несколько лет назад написал на основе своей беседы с автором «Тли» любопытнейший очерк «Один против мирового сионизма». А в статье, посвящённой смерти Шевцова, Кашин высказал такую интересную мысль:

«Советский Союз, как известно, был тоталитарным государством. Пропаганда не чета нынешней, партия не чета «Единой России» и промышленность не чета «Уралвагонзаводу». И при всём при этом — антиинтеллигентские истерики Шевцова никогда не выходили за пределы текстов самого Шевцова. Их не подхватывала газета «Правда» и советское радио, их не повторяли с трибун седоусые рабочие, более того — единственной официальной реакцией на его романы была единственная строчка, даже полстрочки, в знаменитой статье замзавотделом пропаганды ЦК Александра Яковлева «Против антиисторизма», который вскользь, перечисляя чуждые советской морали тенденции, назвал и «истерические писания» Ивана Шевцова. От Шевцова шарахались даже радикальные охранители – тот же Всеволод Кочетов, не говоря уж о Михаиле Алексееве, но это полбеды – его даже с десятком опубликованных романов не принимали в Союз писателей! И если даже некорректно называть его диссидентом, то лояльным системе человеком он тем более не был – он действительно противостоял официальной идеологической линии и имел в связи с этим гораздо больше проблем, чем условный Евтушенко».

Впрочем, заключение статьи Олега Кашина, которая называется «Умер, но дожил» (опубликована на сайте «Colta») ещё более интересно:

«И, чёрт подери, дожил <…> до регулярных ремейков «Тли» по телевизору и с трибун, до старых рабочих, готовых разогнать «этих козлов с Болотной», до буквальной цитаты из романа «Во имя отца и сына» про расчленителя из «креативного класса». Если бы кто-то сорок лет назад написал, что всё будет так, никто бы не поверил, даже Иван Шевцов. А всё именно так и вышло».

Что-то от такого вывода поползло меж лопаток. То ли тля, то ли мурашки.

Роман СЕНЧИН

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *