Generation против человека в футляре

№ 2013 / 9, 23.02.2015

Главное опасение Беликова – «как бы чего не вышло», актуально и для нашей системы образования. Новый федеральный стандарт по русскому языку и литературе

Главное опасение Беликова – «как бы чего не вышло», актуально и для нашей системы образования. Новый федеральный стандарт по русскому языку и литературе впервые не оперирует конкретным наполнением обязательной «программы», его заменили ориентирами для составления оной. Такими ориентирами являются широкие и красочные понятия, такие, как «патриотизм», «гуманизм»… Патриотизм и гуманизм – это, конечно, хорошо, но проблема в том, как они трактуются коллективом Российской Академии Образования. Их эти понятия вдохновляют на создание довольно сомнительного списка обязательной литературы для школьников.

Авторы посчитали вовсе не необходимыми, и, наверное, менее патриотичными, произведения Лескова, «Тихий Дон» Шолохова, «Медный всадник» Пушкина, чем, например, «Generation П» Пелевина и «Казус Кукоцкого» Улицкой (хотя там поднимается тема абортов). Из этого списка исчезли «Петербургские повести» Николая Васильевича – и, мы поражаемся, как вообще можно было их изъять – ведь это «Нос», «Шинель», «Портрет», «Невский Проспект»… «Нос», который стал предвестником появления общемирового течения в культуре, сюрреализма, который включён в «Тысячу лучших произведений мировой(!) художественной литературы»– в нашей стране будет выброшен из школьной программы… И это так господа авторы понимают патриотизм?

Также нет в этом списке чеховских рассказов «Студент», «Дама с собачкой», «Человек в футляре»; отсутствуют «Одесские рассказы» Исаака Бабеля. И ведь вычеркнуты именно те авторы, которые наиболее глубоко раскрывают русскую национальную идею, сознание русского человека – Алексей Толстой, Николай Семёнович Лесков, Николай Рубцов, Василий Белов. Зато значительно расширен список авторов второй половины XX века, включая современных.

Раньше учитель сам выбирал нескольких современных авторов. Теперь школьникам рекомендуется прочтение Сергея Лукьяненко и Асара Эппеля, Юрия Домбровского, Анатолия Рыбакова, Владимира Маканина, Фазиля Искандера, Юрия Рытхэу и др. Не имея ничего против этих авторов, всё же задаёмся вопросом, разве оправданы эти замены – Пушкина на Пелевина? Ведь речь идёт не о наших читательских предпочтениях, которые у каждого свои, а о культурном и духовном достоянии. О классике, которая развивает ученика, воспитывает в нём нерушимые, вечные ценности, формирует внутренний стержень и честь. И ведь традиционно эта миссия лежала, в основном, на литературе, в силу её специфики, а потом уже на всех остальных изучаемых предметах. У школьников может потеряться представление об иерархии, о том, что выше, а что ниже. И разве такие замены соответствуют положениям образовательного стандарта о воспитании выпускника, уважающего «свой народ, его культуру и духовные традиции»?

Сократят не только классических авторов, но и часы преподавания (в 10-11-х классах – с 210 до 140 часов), кроме того русский язык и литературу соединят в один предмет, который так и будет называться «Русский язык и литература». При этом возникает некоторое противоречие, ведь обязательным ЕГЭ является только по языку. Поэтому учителя будут для успешной сдачи ЕГЭ логично отдавать предпочтение русскому языку. Отчего, кажется, литература занимает некое подчинённое положение. Но, что более важно, это сулит очередные сложности и неразбериху для детей.

А что Министерство образования? Оно решило, вероятно, уйти от ответственности разработки чётких программ, заменив их чем-то сладко звучащим и расплывчатым. В Министерстве после скандала, разгоревшегося вокруг методички – только открещиваются – они , якобы, и знать не знали, какие списки там составляют в Российской Академии Образования, и вообще к этому отношения не имеют… Иными словами, минобрнауки, делегирует разработку программы по литературе РАО – и не несёт за это ответственность? Как мы видим, без особого контроля ведомства, представители РАО вольны видоизменять и кроить программу литературы на свой лад. И Министерство, конечно, не при чём…

Стоит подчеркнуть, что опубликованная РАО методичка (Львова С.И., Ланин Б.А. и др. Русский язык и литература. Примерные программы среднего (полного) общего образования. – М.: Вентана-граф, 2013) является примерной, не общеобязательной программой. Это, скорее, некий образец, на который можно опираться; но не официальный документ. Но ведь других ориентиров для составления школьных программ и учебников – нет. И о каких тенденциях можно говорить, если первой, после изменения образовательных стандартов, выходит такая программа?

Новый стандарт во всех образовательных учреждениях начнёт реализовываться с 2020 года, а в этом году начнётся его тестирование в ряде школ. Пока же в основной и старшей школе действует стандарт 2004 года.

В связи с развернувшимися дискуссиями сотрудники Министерства решили пообещать, что «ни одна предметная программа, разрабатываемая под новый стандарт, не будет принята без широкого общественно-профессионального обсуждения» (опубликовано на официальном сайте министерства). Стоит надеяться, что к этому заявлению министерство отнесётся ответственно. И на ориентиры ориентироваться всё же не станут…

Наталья ГОРБУНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *