Почему пассивна академическая наука?

№ 2013 / 13, 23.02.2015

Издательство «Алгоритм» выпускает научно-популярную историческую серию «Наша Русь». Её особенностью является сугубо патриотический взгляд на истоки Руси и русского народа

Прорусская историография не доходит до школы

Издательство «Алгоритм» выпускает научно-популярную историческую серию «Наша Русь». Её особенностью является сугубо патриотический взгляд на истоки Руси и русского народа: каждая из работ так или иначе отстаивает древность (не ограниченную, естественно, тысячью с небольшим лет) и самобытность русского народа, русской цивилизации. Большое внимание уделяется опровержению так называемой норманнской теории возникновения российской государственности. Здесь есть и книга одиозного Михаила Задорного, но есть и строго научные исследования. Пожалуй, одной из самых убедительных и научно бесспорных книг этого направления, с непреложностью доказывающих славяно-русскую аутентичность самого названия «Русь», обосновывающих глубокую древность русского народа, существование у нас оригинальной докириллической письменности, является труд доктора исторических наук, профессора Юрия Дмитриевича Акашева «История народа Рос: от ариев до варягов».

Юрий АКАШЕВ
Юрий АКАШЕВ

– Я, – рассказывает Юрий Акашев, – нахожу упоминания о росах, наших предках, и в Ветхом Завете (Книга Бытия) и даже в Коране. Эти священные книги запечатлели в себе древнейший пласт знаний древнейших народов. Конечно, там только упоминается о народе Рос, но само упоминание говорит о том, что он уже был в те времена известен и играл определённую роль в истории даже древнего мира. А потом в эпоху Раннего Средневековья до нас донесли какие-то известия уже и византийские источники, и западноевропейские. Так что, я думаю, сейчас уже накоплен достаточный материал, который позволяет приступить к воссозданию древнейшей истории русского народа, между тем у нас она начинается пока что только со времён Киевской Руси, как будто до этого русского народа в истории не было. Это не верно, это надо преодолевать. Обо всём этом моя книжка и написана.

– Всё-таки каков ваш взгляд на роль викингов в ранней истории Руси?

– Наверное, надо говорить скорее не о викингах, а о варягах. Это вопрос, который уже, конечно, набил оскомину. Я с глубоким сожалением констатирую, что и школьные наши учебники по истории, и вузовские по-прежнему – иного слова не подберёшь – навязывают версию о том, что знаменитые Рюрик, Синеус и Трувор, приглашённые на княжеский престол в Новгородскую землю, были не просто варяги, а, как нам упорно говорят, – шведы, скандинавы. Так вот, сами-то шведы об этом ничего не знают и удивляются, откуда у нас такое взялось. Ну, откуда взялось – понятно. Эта мысль внедрена германскими историками (ведь шведы, норвежцы, датчане – тоже германцы), которых в 18-м веке было просто засилье – они возглавляли Академию Наук. Несмотря на то, что в своё время члены Академии эту версию отвергли, она всё-таки протиснулась в нашу историографию, потому что авторитет иностранцев в постпетровскую эпоху был колоссален. И, к сожалению, эту версию восприняли такие светила нашей исторической науки XIX века, как Ключевский, Соловьёв. Но уже в те времена очень многим была понятна абсурдность этой версии. Ломоносов впервые взял на себя задачу показать её антинаучность и нелогичность. Он изучил источники и написал довольно логичный труд (хотя кое-что, конечно, сейчас в нём уже устарело), но тогда его голос никто не захотел услышать, поскольку было засилье немцев, какое-то низкопоклонничество перед всем иностранным. Тем более, что и наука тогда ещё не созрела для этого, не было методов подходящих, чтобы с научных позиций произвести критику норманнской теории. Но уже советские учёные очень много сделали для её опровержения, показали её антиисторичность, нелогичность, однако не до конца это довели, застряли как бы на полпути. Есть ещё такая нелепая версия, что летописный рассказ о привлечении варягов и упоминание братьев Рюрика – это плод неправильного перевода шведских источников на русский язык. Якобы там должно было читаться, что Рюрик пришёл со своей верной дружиной («трувор» – «верная дружина»), и не с Синеусом, а «со своим домом», потому что по-шведски, якобы, «синеус» – этой «свой дом». Я детально вник во всё это, обложился словарями шведскими, сам был в Швеции, консультировался со шведскими филологами: и всё-таки пришёл к мнению о том, что имена Рюрик, Синеус и Трувор – чисто русские, славянские имена, и никакой ошибки здесь нет. Летописец пользовался русскими источниками. Ему не было нужды пользоваться шведскими, знать шведский язык – он был русский человек и говорил по-русски. Тем более, что шведских источников вовсе не было. Спросите у любого шведского историка – они пожимают плечами и с недоумением говорят: откуда ваши историки это взяли? Нет шведских источников о Рюрике, Синеусе и Труворе! С другой стороны, эти имена очень легко объясняются этимологически с позиций нашего русского языка. Но нам навязывают норманнскую теорию, не обращая внимания на её нелепость. Кто нам её насаждает, я не знаю. Подумайте сами.

Теперь о варягах. Всеми уже принята точка зрения, что такого народа, этнонима – варяги – не существовало. Это название собирательное. Варягами называли прибрежных жителей Балтийского, Белого морей, жителей близлежащих островов. Тех, кто соединялся в дружины, бороздил моря и океаны. Даже наш русский летописец, перечисляя варягов, говорит, что это были англяне, готы, нурманне и, в том числе, росы (русские). Так что, когда он говорит о приглашённых на Русь варягах, он имеет в виду русских варягов, своих русских людей. Советские историки, как я сказал, остановились на полпути, потому что они не верно трактовали этот вопрос. Они считали тоже, что варяги – это только скандинавы, и гадали, почему нет следов этих скандинавов ни в русской культуре, ни в языке, ни в религии. Ведь если предположить, что эти варяги-шведы захватили Русь (хотя такого в истории не было, и сами шведы об этом ничего не знают, не пишут), то народ-захватчик должен был дать свой язык, свою культуру народу захваченному. А шведы не могли оставить следов на Руси ни в религии, ни в языке, ни в строительном деле, потому что русские варяги пришли к русским же людям – с таким же языком, с такими же обычаями и культурой. Но почему всё-таки к варягам обратились? Под 859 годом в летописи рассказывается о том, что новгородцы (ильменские словене) вместе с чудью и другими этносами изгнали от себя варягов, а в 862 году пригласили варягов. Вроде бы нелепость. Но дело в том, что они прогнали-то чужих варягов, а пригласили к себе варягов русских. Об этом очень ясно написано в так называемой Иоакимовской летописи, которую у нас никак не хотят признать, не пропагандируют, считая, что в XVIII веке Татищев сам всё придумал, сочинил эту летопись. Но это неверно. Рассказы, которые в этой летописи приводятся, подтверждаются и другими источниками, в том числе и зарубежными. В 90-е гг. в Петербурге была даже защищена диссертация по Иоакимовской летописи, где доказывается, что это правомерный источник, незаменимый, особенно в той части древнейшей истории, по которой источников очень мало или вообще нет, доказывается, что это источник, заслуживающий доверия. Так вот, в этой летописи рассказывается о том, кто такой был Рюрик и почему на него пал выбор. Гостомысл был преклонного возраста и когда он встал перед проблемой передачи власти, сыновей у него уже не было, было три дочери. По обычаям того времени надо было власть передать в руки старшей дочери, но старшая дочь была замужем за иностранцем. А Русь уже соприкоснулась с тем, что с собой приносит иностранное владычество (уже изгоняли чужеземных варягов, познали хазарское «иго»). Поэтому Гостомысл не хотел передавать власть в руки старшей дочери. Средняя же дочь Умила была замужем за славянином, и вот сыном её и был этот самый Рюрик, а Рюрик в то время собирал дань на берегу Балтики, поэтому к нему нужно было отправлять послов. Камнем преткновения для многих исследователей является фраза о том, что послы отправились «за море». Советские историки тоже однозначно толковали «за море», как – «в Швецию», в Скандинавию. Но если мы представим карту Балтийского моря и то, как на ней расположена новгородская земля, то увидим: чтобы попасть из новогородской земли на Балтику, нужно пройти очень извилистый путь, и в представлении людей тех времён, это, конечно, был путь – «за море». Летописец так и пишет «за море», но нигде не пишет, что в Швецию, и нигде не пишет, что они переплыли на другой берег моря. Они просто совершили такой загиб «за море» и пригласили этого самого Рюрика с его братьями. Вот такая вот история с этими варягами. Я, кстати, предлагаю и свою версию происхождения названия «варяги». Я считаю, что это слово не было ниоткуда заимствовано, а входило в состав лексики древнерусского языка. В санскрите есть слово «вар», которое означает «вода». В русском языке глагол «варить» имеет то же происхождение. Есть санскритское слово «варинг» – отложительный падеж от слова «вар»: «от воды». Если мы сообразим, как на древнерусском языке писался «варяг» (через «юс малый»), то мы поймём, что это практически идентично санскритскому «варинг». Так что слово «варяги» возникло в очень давнюю эпоху и означало людей , живущих у воды – «поморов».

– А как вы относитесь к историческим изысканиям Юрия Бегунова? Он вам по каким-то основным позициям вроде бы должен быть близок?

– Он близок мне лишь в том, что тоже отстаивает древность славян, росов. В этом – да, но, насколько мне известно, он по образованию не историк, он всё-таки ближе к филологии. Однако пишет работы по истории, я об этом знаю. Но я студентам своим его работы не рекомендую. Не запрещаю, но и в списке литературы никогда не указываю, потому что там очень много фантазии. А моя книга написана на основе докторской диссертации, которую я в 2000 году защищал, и меня на защите все поддержали. Я там каждое слово, каждую фразу подтверждаю источниками – за каждое слово отвечаю. В 1990-е же годы и уже в наши дни появилось много книг по истории русского народа, где очень много фантазии и выдумок. То, что не может позволить себе историк, позволяют литераторы. И у них там большая доля художественного вымысла. Пишут и математики, и биологи – кто только не пишет. Дело в том, что у нашего народа сейчас острая потребность воссоздать свою древнейшую историю. Официальная, академическая наука молчит, боится за эту работу, за эту тему браться, поэтому берутся за неё все, кто ни попадя. Я их не критикую: понятно их стремление доказать то, что для нас очевидно, но всё-таки далеко не все из них владеют навыками исторического исследования, не все могут работать с историческими источниками, и много там просто таких выдумок, которые их авторы никак не объясняют.

– И «Велесову книгу» вы наверняка не признаёте?

– Если бы было доказано, что она является достоверным источником, я бы был обеими руками и ногами за неё. Но там есть много нюансов, которые пока что не могут быть прослежены по другим источникам. Например, там проводится такая мысль, что русы пришли с Востока. Когда я только брался за эту тему – набирал материал для диссертации (а я над ней начал работу ещё с 1980-х годов), – я пытался разработать и эту версию. Я искал следы славяно-росов где-то там в Средней Азии, на Иссык-Куле, заглядывал в подводную археологию, пытался разобраться в кочевых маршрутах… Но ничего не подтвердилось! К счастью, я ни одной публикации об этом тогда не сделал. Пока я во всём не убедился, я публикаций избегал. Но я не считаю, что это были потерянные годы, потому что я для себя понял, что точка зрения о том, что русы пришли в Европу с Востока, из Азии, не имеет под собой почвы. Я стал разбираться с коренной прародиной росов – Европой – и тут всё встало на свои места, всё логично, всё обосновано, всё подтверждается и археологией, и мифологией и т. д., и т. д. Или другой момент: в «Велесовой книге» встречается название «Киевская Русь». Но ведь Киевская Русь – термин, изобретённый историками, и вошёл в обиход лишь благодаря самой же науке.

– Может быть, в тексте перемешались фрагменты из разных времён?

– Понимаете, ко мне часто приходят студенты, дипломники и просят дать им темы по «Велесовой книге». Я говорю: ради бога, если вы так интересуетесь – беритесь, но только разбирайте все аргументы: за и против. А включать эту книгу в список литературы и опираться на неё, как на достоверный источник, пока ещё рано. Пока ещё ничего не доказано. Я понимаю, что Асов, например, глубоко убеждён в её достоверности. И не только он. Но к этому надо подходить очень и очень осторожно. Я, кстати, считаю, что даже если это была подделка, всё равно надо изучать её. Надо посмотреть, кто мог бы быть автором этого текста. Ведь, вообще говоря, талантливо написано. Кто этот человек, который обладал такой огромной эрудицией, язык так хорошо воссоздал древний? С этим надо разбираться. Но беда ещё в том, что ничего не сохранилось от неё. Ведь дощечки, на которые ссылаются, где они? Нет их. Была прислана в Академию наук всего лишь фотография одной дощечки. Когда специалисты палеографы стали эту фотографию изучать, они пришли к выводу, что эта фотография сделана не с дощечки, а тоже с написанного текста. Потому что если бы были прорези в дощечке, то они бы дали какие-то тени (при скрупулёзном изучении это можно увидеть), но этого не было. Значит, это уже была фотография не с дощечки, а с прорисовки. А где сами дощечки? Миролюбов об этом очень много и интересно писал, но он тоже литератор и очень много писал такого, что историки просто не имеют права писать.

– Тогда вопрос ещё про одного «литератора». К трудам Вадима Кожинова как вы относитесь? Тоже его не рекомендуете студентам?

– Студентам, конечно, не рекомендую. Но, в принципе… Понимаете, надо различать идеи, мысли и собственно исторические исследования. Ведь Кожинов тоже не историк по образованию. Но идеи его я, конечно, приветствую.

Я считаю, что нужно пропагандировать идею древности, самобытности русского народа. И кто бы за это ни брался – осуждать никак нельзя. Наоборот надо только поддерживать. Раз уж наша официальная, академическая наука никак не хочет за это взяться, берутся те, кто считает себя готовыми к этому. И, что делать, далеко не все они историки.

– Вроде Михаила Задорнова?

– Михаил Задорнов – тоже молодец, конечно. Я его очень приветствую. Он, правда, высказал свою гипотезу происхождения названия русского народа. Я не берусь её критиковать, потому что у меня своя точка зрения и я считаю, что она логичная, достоверная, подтверждённая массой аргументов. А в остальном – в идейном плане – мы с ним смыкаемся. На свои же фантазии он имеет право – он же не официальный историк. Они от нас отличаются тем, что имеют на это право, а мы – не имеем. Я ведь тоже далеко не всё написал в своей книге из того, о чём я думаю. Но если я не могу свои соображения подтвердить какими-то источниками, аргументами, подкрепить историческими методами исследования, я об этом не пишу. А на исторические романы у меня времени просто не хватает, я же ещё преподаю в университете.

Но когда я говорю, что академическая наука наша пассивна, это не означает, что самого меня, мои работы не признают. Когда была защита моей докторской диссертации (это было тринадцать лет назад), я готовился воевать, думал, что меня сейчас начнут забивать всякими вопросами с подковырками. Вопросов было много, но они были нормальные, связанные с заинтересованностью людей, и я на них на все ответил, и, к удивлению своему, встретил единодушную поддержку! Потом, когда высшая аттестационная комиссия подводила итоги за пять лет, мою защиту даже назвали в числе лучших. То есть официальная наука вроде бы поддерживает меня, но вот взять на себя ответственность – написать учебник нормальный – не хотят. Андрей Николаевич Сахаров, который много лет был директором Института российской истории, тоже меня поддерживает, мы с ним нередко встречаемся на конференциях. В Петербурге проходит конференция «Начала Русского мира», где он председательствует, а я там делал свои доклады, где всё вышесказанное излагал. И у нас там есть целая группа единомышленников. Но тем не менее, хоть он и директор Института истории, дальше это не идёт…

– Что же нужно сделать, чтобы это утвердилось в образовательной системе?

– Ох, не знаю. Думайте сами…

Беседу вёл Евгений БОГАЧКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *