Тапёр не нужен

№ 2013 / 28, 23.02.2015

Скользя от литературы к реальному миру, мы всё чаще замечаем, что Поступок как таковой постепенно исчезает из будничного течения городской жизни.

Скользя от литературы к реальному миру, мы всё чаще замечаем, что Поступок как таковой постепенно исчезает из будничного течения городской жизни. В фабульных произведениях современных писателей герои по большей части мучаются, сомневаются в себе и окружающих, кидаются из крайности в крайность, увлекаются химерами и совершают разного рода глупости – все, кроме непосредственных поступков, определяющих жизненный выбор. Поступков, за которые потом приходится отвечать.

Маститый учёный, потомок старинного дворянского рода, эстет и коллекционер, решается на поступок, ломающий судьбу единственного близкого ему человека и делающий его преступником поневоле, заставляя хитрить, изворачиваться, интриговать, расставлять «ласковые сети». И всё во имя любви, насильственной, эгоистичной, но любви. Безнадёжно утратив привязанность взрослой дочери, занятой творческими исканиями, давно охладев к рано состарившейся жене балерине, он одержим мечтой о внуке или внучке и берёт на себя роль искусственного устроителя её и своего счастья. Казалось бы, триумф близок, но…

«…Намыленная петля шантажа… затягивается… пережимаются и рубятся на куски твои некогда великие замыслы… Самоотравление собственной фантазией – вот что с тобою, Пётр, произошло… Ну же, Пётр Валентиныч! Это ваше немое кино, вы досмотрели его до конца. До самого последнего титра. В зале вспыхнул свет, пора покинуть кресло и зал». Так обречённо размышляет профессор Ладейников, лихорадочно перебирая в уме варианты выхода из безнадёжной ситуации, в которую он сам же себя загнал.

Беллетризированная (но не становящаяся от этого менее серьёзной) проза известного кинорежиссёра и сценариста Святослава Тараховского настойчиво возводит Поступок и связанную с ним меру ответственности во главу угла повествования. Герои книг этого автора – как правило, люди действия, увы, не всегда приводящего их к желанной цели. Остросюжетность, событийность, органичное смешение ироничной мелодрамы и детектива служат писателю своеобразным средством для ненавязчивого проявления внутреннего смысла вещи. И профессор Ладыгин, и его дочь Дарья, и её юношеский возлюбленный не просто движутся в пространстве и времени по законам динамичного повествования, но ищут, порой мучительно, непростые ответы на извечные вопросы жизни, с которой нет-нет да и вступают в трагический конфликт («Победители жизни» – многозначное название предыдущей повести писателя).

Наверное, поэтому читать книги С.Тараховского и легко, и сложно, возьмём ли мы его дебютную вещь «Продаётся Рубенс», упоминавшихся «Победителей жизни», сборник рассказов «Цена близости» или недавно вышедший роман «Немое кино без тапёра».

Отыскать и тайно нанять за большие деньги (пусть даже придётся продать дорогие сердцу картины) неотразимого соблазнителя для заслонившейся от мужчин красавицы дочери, – вот что задумал в тиши кабинета авантюрист-биолог. И такой профессионал появляется. «Я из тех, кто живёт на стыке творчества, новых технологий и современной общественной мысли, – втолковывает он в машине ошарашенному его ценой и холодным цинизмом Ладыгину. – Я боец без правил… Есть суррогатные матери, я, можно сказать, суррогатный отец. Берусь только за сложные дела с мизерными шансами на успрех.»

История невзрачного, однако весьма преуспевшего в бизнесе друга юности героини, готового ради неё на всё, которого отец поначалу настойчиво прочил ей в мужья, и пронзительно трогательная линия подобранного профессором беззаветно преданного ему бездомного пса чётко замыкают внешне беспристрастное и внутренне эмоциональное повествование, дающее нам ещё один поучительный урок без помощи модератора, «тапёра». Герои книги сперва бегут от любви, а затем отчаянно ищут и не находят её в хитросплетениях авантюрной интриги. А мы, читатели, увлечённо следим за ними вплоть до непредсказуемого и неожиданного финала.

С.Тараховский предлагает нам на выбор разные варианты решения поставленных в романе проблем – эмоциональные, неоднозначные, провоцирующие. Будоражащие нашу мысль. Предоставляющие право соглашаться либо не соглашаться с автором.

Наверное, можно поставить в упрёк автору некоторую отрывистость интонации, поспешность, отдельные небрежности языка, идущие, впрочем, от исповедального характера его прозы, от искреннего стремления высказаться до конца и сразу. Это как раз тот случай, когда недостатки становятся продолжением достоинств. Открывая читателю пресловутый «свет в конце тоннеля» – свет надежды, которую не теряют герои книги, сочувствуя им и никого из них не осуждая, С.Тараховский умеет поделиться с нами не только своей щедрой фантазией рассказчика, но и немалым, далеко ещё не исчерпанным жизненным опытом, что сулит интересные встречи с его будущими произведениями.

Юрий ОСИПОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *