Айда на рынок труда!

№ 2013 / 31, 23.02.2015

В вузах завершился приём документов, но опять возникло много проблем. Главная из них – наличие перспективы. Есть ли она у нынешних студентов?

ВОПРОС В ЛОБ

«В вузах завершился приём документов, но опять возникло много проблем. Главная из них – наличие перспективы. Есть ли она у нынешних студентов? Или опять получим перепроизводство юристов, экономистов, филологов и писателей вместо жизненно необходимых стране инженеров и агрономов?

Что же всё-таки нам делать с сегодняшним высшим образованием, не дающим порою даже элементарных азов для понимания современного мира?»


Зульфия АЛЬКАЕВА, поэт и журналист

Эта проблема не нова. Уже несколько лет как моя знакомая, преподаватель факультета журналистики МГУ, говорит о слабых студентах, которые приходят сейчас на факультет. Уверена, что аналогичная ситуация и в других вузах. Так что поднимать стоит сначала уровень среднего образования, ведь подтянуть слабых студентов уже никаких сил профессорам не хватит, слишком велики пробелы в знаниях. По-моему, разрушено главное – престиж образованности как таковой. Нынешним молодым людям уже не стыдно не знать основные исторические даты, имена и биографии классиков и учёных. Единственное преимущество мало читающего поколения – компьютерная грамотность.


Валерий ДУДАРЕВ,

поэт, главный редактор журнала «Юность»

Настоящих филологов днём с огнём не сыскать. Не чувствуется атмосферы, в которой могут вызревать новые Виноградовы, Лотманы, Аверинцевы… Скорее всего – перепроизводство юристов и экономистов, причём чаще липовых. Тут вопрос статуса в обществе той или иной профессии. Сегодня время лавочников, страна торгует… В книжных магазинах – всё для лавочника. Появись там, к примеру, новый Пильняк или новый Лавренёв – их просто не заметят, я не говорю уж про Осипа Дымова. Главное: как ни меняй систему образования, отменяй экзамены, вводи спецегэ или подобное что-то – не поможет! Вуз выучит агронома, а в жизнь пойдёт лавочник, подготовит инженера – но через год после выпуска перед нами – опять лавочник! Филолога хотите? Нет уж! Получите лавочника! Да и не писатели вокруг вовсе, а люди с «премиальным» сознанием! Не Словом живущие! Жажда премий, жажда наживы! Есть и исключения, но это другая история…


Анна МИХАЛЬСКАЯ,

профессор Литературного института

Образование и наука кончились. Работать учёным негде. Специалистов готовить только для обслуги бизнеса никто не захочет. Колония есть колония. Пожили при социализме и забудем.


Марина РУСИНОВА,

выпускница Литературного института,

член Союза писателей Москвы, ИТ-предприниматель.

Слишком серьёзный вопрос вы поднимаете, так просто на него с наскоку не ответишь. Что делать с нашим высшим образованием? Видимо, полностью менять подход к профориентации, вернее не менять, а выстраивать заново.


Дмитрий ПЕТРОВ, прозаик

Важно чётко различать причину и следствие. Не система высшего образования повинна в нехватке агрономов и инженеров, а то, что эти профессии, к сожалению, не престижны и непопулярны. Хотя порой неплохо оплачиваются в успешных хозяйствах и крупных компаниях. Но эта ситуация небезнадёжна – если на эти профессии появится реальный спрос – появится и предложение. Что же касается перспектив, то они, безусловно, есть, но зависят исключительно от самих студентов – от их успеваемости, творческой энергии, упорства и конкурентоспособности. В обществе, движущей силой которого является соревнование – это норма. Рынок труда поставит каждого на его место. Так что, думаю, перепроизводство филологов, и тем более – писателей нам не грозит.


Римма ЛАВОЧКИНА,

выпускница Литературного института,

редактор журнала «Ахдут вэ яхад» (г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ)

Перспектив особых нет, но филологическое образование не помешает. Его можно рассматривать как путь самосовершенствования. Если человек начнёт лучше разбираться в языковых, исторических или литературных явлениях – это никому не помешает (кроме правительства, которое хочет тупой, бессловесный народ). Если народ идёт на филфак, значит ему это нужно. Агрономы и инженеры тоже не востребованы. Их полно, но они не работают. Но это вопрос экономики. С высшим образованием особо ничего делать не надо. Только убрать коррупцию и ужесточить все переводные экзамены. Пусть двоечники пересдают по многу раз. Это им на пользу. Вот и всё.


Андрей КОРОВИН, поэт, культуртрегер

Проблемы сегодняшнего образования – больная тема для всех современных родителей. Мы с женой пришли к выводу, что спасти ситуацию можем только мы сами, дав детям домашнее образование и интерес и возможность к самообразованию. То есть мы возвращаемся в XIX век, когда хорошее полноценное образование было доступно очень немногим. И если в нашем детстве самообразование было прерогативой «ботаников», то сегодня – это едва ли не единственное полноценное образование, которое может получить любой желающий. А ждать вменяемости от государства, увы, не приходится. Я сейчас говорю в первую очередь о школьниках. Что же касается высшего профессионального образования… ну какой, простите, дурак пойдёт сегодня учиться на инженера или агронома, зная, что сельское хозяйство в России умерло, а русские инженеры если где и пользуются спросом, то на арабском Востоке или в Африке?


Сергей АРУТЮНОВ, поэт, критик

Примерно с 1991 года в России многое стало фикцией. Чудовищный, коррупционный «от и до», чиновничье-предпринимательский российский «рынок» данное положение дел, видимо, устраивает: выпускник школы не может поступить в вуз, потому что нужны отработанные поздней советской моделью «близкие к приёмным комиссиям» репетиторы, подтасовки ЕГЭ, прямые взятки и прочий криминал. То же самое с выпускником вуза: он не может устроиться на работу, потому что для этого нужно, по сути, то же самое. Обучать будут на месте, если сжалятся и возьмут. Вузы льстят себе тем, что якобы гарантируют трудоустройство, но это весьма самодовольная ложь. И высшее, и среднее, и даже специальное образование наши сегодня просто коммерция, выгодная лишь тем, кто ею занимается. Так называемый «бизнес» куёт кадры для себя, а остальное его просто не интересует: ему не нужна культура, искусство и наука в особенности. Для мира мы стараниями нашего руководства – лишняя страна, а в лишней стране возможны любые вздорные комедии. Долго ль они продлятся, вот вопрос.


Дмитрий ДАНИЛОВ, прозаик

Отдельно с высшим образованием ничего сделать не получится. Тут возможно только комплексное, я бы даже сказал, глобальное решение. В образовании, как и во всех остальных сферах жизни, ничего не изменится, пока наше государство не перестанет быть, по сути своей, коммерческой корпорацией, единственный смысл которой – извлечение прибыли. Нынешнее российское высшее образование – часть этой корпорации, поэтому оно «заточено» на извлечение прибыли, и ни на что более. Стране нужны не столько инженеры и агрономы, сколько просто большое количество хорошо и разнообразно образованных людей. Но коммерческой корпорации это не нужно, поэтому ситуация в настоящий момент выглядит чуть менее чем полностью тупиковой.


Ольга ПОГОДИНА-КУЗМИНА,

прозаик, драматург (г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ)

В годы перестройки нас убедили в том, что свободный рынок сам может регулировать запрос на квалифицированное образование, и с развитием новых отраслей промышленности будет расти количество тех или иных специалистов. Но опыт показал, что этого не происходит. Много лет от нехватки кадров страдают вполне благополучные финансово отрасли – это строительный комплекс, ЖКХ, городской транспорт. Люди просто не хотят заниматься тяжёлой и грязной работой, даже если за неё неплохо платят. Лучше уж и правда идти в писатели, а жизненные неудачи оправдывать тем, что гениев никогда не ценили современники. Но я всей душой поддерживаю и писателей, и любое образование – это всегда лучше, чем невежество. Россия выжила в катаклизмах девяностых и продолжает быть уважаемым и сильным государством только благодаря высокому уровню научных представлений о жизни. Очевидно, что система образования должна стать частью национальной политики, и даже больше – государственной идеологии. Но оба эти института сегодня переживают системный кризис, отсюда и плачевные результаты.


Константин САБЛИН,

выпускник Литературного института, юрист

Мне кажется, что образование надо начинать не со школы, тем более не с вуза, а ещё раньше, как только человек мало-мальски становится самостоятельным и восприимчивым к этому самому образованию – то есть ещё с дошкольных детских учреждений. И это должен быть не ура-патриотизм или воспитание угодного электората, а основы морали, нравственности, культуры и честности. Что касается вузов, пока ещё, мне хочется надеяться, они способны давать именно высокопрофессиональные знания в тех областях, которые неизменно являются перспективными – сейчас таких направлений не так уж и мало.


Игорь ДУАРДОВИЧ, поэт, критик,

заведующий редакцией журнала «Вопросы литературы»

Перспективы есть у всех, только они меняются в зависимости от прикладываемых усилий. Тот, кто не способен реализовать себя по профессии, на нём потом стоит клеймо «менеджера». В итоге деньги решают за человека, и высокая зарплата становится утешением. А нужно ли эти азы для понимания мира давать насильно? Вот важный вопрос. Насильно мил не будешь. В конце концов, сокровище достаётся упорному кладоискателю. Мне кажется, главное, чему необходимо учить, начиная с детского сада, это чуткому отношению к жизни, уважению, состраданию ко всему живому. На этом и должно основываться современное понимание мира. Вот этого сильно не хватает, поэтому и люди с их привязанностями к материи смотрят на всё пластмассовыми глазами. Так же, как на них смотрели куклы и солдатики в недалёком детстве. И как они могут состояться в профессии? Они остаются игрушками в руках судьбы, в офисе.


Наталья ПОПОВА, поэт

Во всём мире изучение своего языка и культуры является лишь стартовой площадкой, необходимостью, честью. Мы говорим о «перспективах»? Есть ли большее право человека, чем право быть грамотным? Большая перспектива, чем развить свой ум, отточить его в процессе обучения, получить необходимый для самостоятельно развития инструментарий? Каких гарантий мы требуем от вуза? Тотального восстановления экономики страны? Нельзя путать причинно-следственные связи. У инженеров и агрономов в этой стране также нет работы, и в технических вузах закрываются собственно технические факультеты и кафедры, в угоду «юридических и экономических».


Дмитрий ПУЧКОВ, скульптор

Сегодняшняя Россия коренным образом отличается от СССР в области высшего образования. Примерно 80% выпускников школ (против 30–40%) поступают в вузы (государственные и коммерческие). Казалось бы – этому надо радоваться. Однако… как известно, «дьявол кроется в деталях». И «на выходе» мы видим парадоксальную картину: выпускники вузов в большинстве случаев работают по специальностям, абсолютно не соответствующим полученному ими образованию. При этом рабочие и технические должности на производстве занимают приезжие из стран дальнего и ближнего зарубежья. Наверное, хорошо, что даже продавцом в продуктовом магазине или консультантом в техническом отделе, или даже курьером работает человек с вузовским дипломом… Но не слишком ли это расточительно для страны? Возможно, образование и профориентация должны быть в большей степени направлены на то, чтобы, во-первых, молодой человек получал профессию, востребованную на рынке, а во-вторых – чтобы на этом самом рынке не возникало дефицита кадров, который приходится восполнять за счёт привлечения гастарбайтеров. Не говоря уже о том, что многие вузы, давая своим выпускникам дипломы, совершенно не гарантируют им необходимого уровня знаний и умений, а, следовательно, диплом как таковой превращается из документа об образовании в формальную, подчас даже фиктивную, никому не нужную бумажку. Возможно, и государству, и его гражданам было бы выгоднее во всех отношениях, если бы большее внимание уделялось средне-специальному образованию на высоком уровне, а высшее образование (и действительно на ВЫСШЕМ уровне) получали только те люди, которым оно действительно нужно и которые смогут применить и развить полученные ими реальные знания в практической жизни, реализуя в полученной профессии себя и принося пользу обществу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *