Вставим «автомата», попугая или таракана?

№ 2013 / 49, 23.02.2015

Многих ли русских классиков, написавших книги не только для взрослых, но и для детей, мы помним?
Лев Толстой, Михаил Пришвин

Многих ли русских классиков, написавших книги не только для взрослых, но и для детей, мы помним?

Лев Толстой, Михаил Пришвин, Иван СоколовМикитов, Сергей Михалков. Константин Паустовский, Юрий Яковлев, Василий Белов…

Извините, дорогие классики, кого уж сразу вспомнил, того и вспомнил.

А из современниковто наших кто для детей пишет? А.Усачёв, С.Вьюгина, Т.Крюкова… Есть очень много хороших детских писателей, пишущих для детей и подростков в 21-м веке.

Неожиданно открыл для себя ещё двоих. Александр Ад. и Анна Черн. Они, правда, и не писатели как бы; один – «серьёзный сценарист», как его представляют издатели, вторая – просто режиссёр. Именно так – «серьЁзный» и «режиссЁр», по скольку буквы «Ё» в их повести «Хрустальный ключ», изданной для среднего школьного возраста, отсутствуют. Действительно. Зачем школьникам буква «Ё»?..

Заявили о себе Ад. и Че. очень громко: интервью, презентации, конкурсы, тусовки, массовки, «кино и немцы»… Гром гремит, PR грохочет!.. По всему, Ад. и Че., почему-то назвавшие свою книжку чужим названием «Хрустальный ключ», уже вошли во вкус славы. И «во вкус денег», видать, вошли. Поскольку уже получили за свой (?!) печатный «ключик» денежную премию.

И на съёмки одноимённой кинокартины наши начитанные чиновники деньжат им уже выделили. Деньжата бюджетные, кстати. Не случай но же в своей повести Ад. и Че. поясняли: «отстёгивать бабки» означает «отдавать деньги» (стр. 138).

В общем, если сейчас, после купаний в деньгах и овациях, спросить у этих «серьЁзных детских писателей», а что же они ещё за жизнь свою сочинили, вполне ведь могут и ответить:

– «Кондуит и Швамбрания», «Гарри Поттер», «Старик Хоттабыч», «Остров сокровищ», «Семь подземный королей»…

– И «Хрустальный ключ» – тоже вы?

– Нет. «Хрустальный ключ» Тамара Крюкова написала, в 1996 году ещё. А мы сочинили «Армию Трясогузки», «Робинзона Крузо», «Капитана Врунгеля, «Данилкуволшебника» и… ещё… «Борьбу за огонь»!

– Чеего того?!

– А чего тогото, чего того?!

Действительно. «Чего того», если Александр Ад. в свои неполные 69 лет и Анна Черн., открывшая у себя пис.талант далеко за сорок, сложили свою первую книжку. Нормально. Лет через пятьдесят могут ещё одну, вторую, книжку составить. А ещё через полвека, глядишь, и ПСС издадут.

Всё это было бы только смешно, если бы не редактировал я книжку «Данилкаволшебник и его родичи» (сказочные приключения для семейного прочтения). Написал её Алексей Мещ. в 2008 году. В 2009 году редактировал я и продолжение этой книжки с названием «Данилка и его родичи. Нашествие волшебников». Сопровождал ещё два переиздания, так что тексты «Данилки» знаю достаточно хорошо.

Читаювижу: в «Хрустальном ключе», кй, повторим для ясности, сложили в 2012м Александр Ад. и Анна Че., совпало» не только название – с «Хрустальным ключом» Тамары Крюковой. С «Данилкойволшебни ком» у серьЁзных сценаристов и режиссЁров Александра Ад. и Анны Черн. «совпало» гораздо больше: даже беглое знакомство с их книжкой позволило увидеть несколько десятков явных «совпадений».

Кто-нибудь, изучая творчество современных детских писателей, возможно, и составит подробные таблицы «совпадений» у Александра Ад. и Анны Че. с Алексеем Мещ. Которые могут возрасти на порядок от числа тех «совпадений», что сразу же насчитал я. Отмечу лишь основные параметры сравниваемых книг.

«Для семейного чтения». Тема, идея, сюжетная линия: Главный герой, мальчик из про винциального городка, попадает в прошлое своей семьи. Передвигаясь всё дальше, он встречается с прабабушками, прадедушками и прапра…прабабушками, пра, пра… прадедушками. Его ждут невероятные испытания, но с помощью друзей он со всем справится.

«Смелые и сильные ребята легко и свободно перемещаются во времени и пространстве» (из аннотации к «Данилкеволшебнику»)

«Имею возможность переме щаться во времени и пространстве» (стр. 50, «Хрустальный ключ» – заимствованный)

«Совпадение» стопроцентное.

ВСЁ один в один, что называется.

Вспоминаются переписчики из «Москвы и москвичей» Владимира Гиляровского. Глава «Драматурги из «Собачьего зала»:

– Я – драматург Глазов. Вас я, конечно, знаю.

– А какие ваши пьесы?

– Мои? А вот…

И он перечислил с десяток пьес, которые, судя по афишам, принадлежали перу одного известного режиссёра, прославившегося обилием переделок пьес. Его я знал и считал, что он автор этих пьес.

– Послушайте, да вы перечисляете пьесы, принадлежащие… – Я назвал фамилию.

– Да, они принадлежали ему, а автор их – я. Семнадцать пьес в прошлом году ему сделал и получил за это триста тридцать четыре рубля. А он на каждой сотни наживает, да и писателем драматическим числится, хотя собаку через «ять» пишет. Прежде в парикмахерской за кулисами мастерам щипцы подавал, задаром нищих брил, постигая ремесло, а теперь вот и деньги, и почёт, и талантом считают…

Мой собеседник увлёкся.

– И сколько пьес я для него переделал! И как это просто! Возьмёшь, это самое, новенькую пьесу, прочитаешь и первое дело даёшь ей подходящее название. Например, автор назвал пьесу «В руках», а я сейчас – «В рукавицах», или назовёт автор – «Рыболов», а я – «На рыбной ловле». Переменишь название, принимаешься за действующих лиц. Даёшь имена, какие только в голову взбредут, только бы на французские походили. Взбрело в голову первое попавшееся слово, и сейчас его на французское. Маленьких персонажей перешиваешь посвоему: итальянца делаешь греком, англичанина – американцем, лакея – горничной… А чтобы пьесу совсем нельзя было узнать, вставишь автомата или попугая. Попугай или автомат на сцене, а нужные слова за него говорят за кулисами. Ну-с, с действующими лицами покончишь, декорации и обстановку переиначишь. Теперь надо изменять по-своему каждую фразу и перетасовывать явления. Придумываешь эффектный конец, соль оригинала заменяешь сальцем, и пьеса готова. («Москва и москвичи»)

Сто лет прошло, как исчезли в Москве Хитровка и Живодёрка (сейчас – улица Красина), где в «Собачьем зале» блохастые переписчики воровали чужие тексты для своих «безграмотных хозяев», как определил их навечно дядя Гиляй. Сто лет назад переписчики чужих пьес хотя бы названия меняли. Имена героев меняли. А сегодняшние «серьЁзные драматурги» даже и название своё придумать не в силах. История повторяется – в виде фарса.

В «Данилкеволшебнике» герои: Данила, Маша, Иван, Пётр, Фёдор Андреевич, Митя, Димитрий, Данилка…

И в «Хрустальном ключе» (Ад. и Черн.): Данила, Маша, Иван, Пётр, Фёдор Андреевич, Митя, Димитрий, Данилка…

Но чтонибудь своёто Ад. и Че. в детскую книжку вставили?! Вставили, конечно. «Маша расплакалась, но мама её шлёпнула» (стр 16); «трудновыполнимое натягивание глаза на задницу» (стр. 38); и т.п.

Уж лучше бы они вставили «автомата или попугая»! Но они вставили: таракана! Реального. Его затейливо изобразил (рисованным тараканом и открывается их «Хрустальный ключ») Александр Ад., который в этой книге не только «серьёзный сценарист», но и серьёзный иллюстратор, однако.

Живой таракан, очень живой. Символический, можно сказать. Тараканживчик. Вполне можно предположить, что, воодушевлённые первым тараканом, Александр и Анна возьмут себе общий псевдоним Таракановы. А поскольку они грозятся и «продолжением», то вполне вероятно, что и далее поползёт по чужим текстам чета Таракановых. Серьёзных детских писателей?! Кто бы сомневалсято.

Ползут-шуршат, переписывают. История повторяется…


Список использованной литературы:

«Хрустальный ключ». Тамара Крюкова. Первое издание – в 1996 году. (Переиздавалась ещё три раза.)

«Данилкаволшебник и его родичи». Алексей Мещеряков. Первое издание – в 2008 году. (Книга дописывалась, издавалась и переиздавалась ещё четыре раза.)

«Хрустальный ключ». Александр Адабашьян, Анна Чернакова. Первое издание – в 2012 году. (Не переиздавалась. Ещё.)


Андрей ЛЕОНТЬЕВ,
г. КРАСНОЯРСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *