Киевский вояж

№ 2014 / 15, 23.02.2015

Эмоциональный фон вокруг нашей поездки в столицу Украины на камерный акустический концерт «Калинова Моста» создавали, с одной стороны, опасения родителей за нашу безопасность, слухи о том, что многих россиян, и особенно молодых людей мужского пола, не пускают через границу, снимая с поезда, а, с другой стороны, непонимание и осуждение по отношению к группе и в первую очередь к её лидеру Дмитрию Ревякину за якобы поддерживающую Майдан (подразумевается «бандеровцев» и врагов России) концертную гастроль в Киев.

 

kiev1

Надо сказать сразу: ни одно из этих опасений не оправдалось. Мы без проблем проехали через границу (и не видели, не слышали, чтобы кого-то сняли с нашего поезда). Мы очень хорошо погуляли по совершенно спокойному и доброжелательному Киеву, даже близко не встретив никаких пристающих к людям патрулей (о чём носятся слухи в России), никаких бандитствующих бандеровцев и ни малейшей подозрительности или раздражения к русской речи (её мы слышали везде и повсюду, свободную и привычную). А выступление группы вообще стало апогеем взаимопонимания и дружбы братских народов; такого воодушевлённого и, главное, светлого и счастливого по настроению концерта я не припомню за всю мою концертную жизнь. Анонс к мероприятию содержал слова: «В эти жестокие и циничные времена, когда льётся кровь, когда нами манипулируют во зло, «Калинов мост» едет из далёкой Сибири, чтобы подарить родной и близкой по духу Украине песни о вечных ценностях – о любви, красоте, дружбе, благородстве и милосердии…».

 

И действительно было полное ощущение, что песни, общение через музыку и поэзию, оказали, как и задумывалось группой, целебное воздействие на людей – благодарность изливалась с обеих сторон (на сцену и обратно), как благодать свыше. Потрясающее впечатление создалось от пророческой песни «Киев», написанной Ревякиным за полтора года до событий на Майдане, совершенно иное звучание приобрели написанные ещё в 80-е «Полоняне» («Эй, полоняне! Кончено. Свободны. Засыпайте боевые рвы…») и главный хит группы «Родная», с объявленным в зал посвящением «Украине!» – «Вместе мы с тобой, родная! Вместе помирать…». Одним из трогательных моментов стало исполнение новой песни, написанной прямо перед выездом в Киев по следам весенней поездки в Черногорию:

«Весь мир знает, что у «Калинова Моста» день рожденья 30 марта… – пошутил Дмитрий, начиная представление песни. – Мои украинские друзья сделали мне подарок – пригласили меня в Черногорию. Понятно, что черногорцы все переживают за то, что происходит между Россией и Украиной. Балканы это пережили. Эти раны ещё не зажили. И там случился такой эпизод… Я с детства мечтал посмотреть город Дубровник в Хорватии. Мы туда со спутницей отправились. И когда возвращались уже назад, была ночь, и пограничники, сначала хорватские, а потом черногорские, беря наши паспорта, говорили: «Как радостно видеть российский и украинский паспорт вместе!». Надо было слышать бурные аплодисменты и видеть светящиеся глаза всех, кто был в тот момент в зале!

Однако, возвращаясь к началу поездки, первое, что запомнилось – это, конечно, таможенники, которых мы, хоть и отмахивались от водопада искажённой информации, но обрызганные слухами и предупреждениями, всё-таки слегка опасались (даже попросили Любу, нашу «калиновую» знакомую, начальницу вокзала на хуторе Михайловском, где как раз располагается украинский пограничный пост по нашему направлению, замолвить за нас таможенникам словечко, что мы «хорошие» и безвредные). Запомнилось отличие в настрое российских и украинских пограничников-таможенников. На российском посту в Брянске молодая женщина в форме довольно навязчиво язвила: «Куда направляетесь? – В Киев. – Зачем?! Киев весь разрушен! Вы что, не смотрите новости?Ну вот, посмотрим на месте… – Зачем вы туда едете-то? На Майдан? – Нет, на концерт. – А концерт, конечно, на Майдане будет? – Нет, группа «Калинов Мост», в клубе. – Ну-ну, нашли время…». Говорилось это всё вроде как иронично и якобы в шутку, но по навязчивости и какой-то внутренней напряжённости, было ощущение, что нас реально психологически прощупывали. На украинской же таможне был обычный паспортный контроль, стандартное заполнение карточки на въезд. Причём мы перестарались, прочитали в инструкции, что нужно заполнять либо латинскими буквами, либо по-украински, и накарябали свои фамилии и всё остальное латиницей. Пограничник негромко выругался: «Не могли по-русски написать?..». То, что наши вещи даже не стали проверять, а мы везли несколько десятков новых дисков для украинских поклонников, вероятно, заслуга того самого замолвленного за нас словечка. Но, как нам рассказали люди, ехавшие в другом поезде, вещи и у них на украинской границе проверяли вполне дежурно, особо не вдаваясь в подробности. Другой вопрос, что нашего парня, ехавшего на концерт из Питера, украинский таможенник развёл на тысячу рублей. Но тут уж дело не столько в нынешней ситуации, сколько, как рассказывают, именно в этом белорусском направлении. Дело было так: «Цель поездки?» «На концерт в Киев» «У вас есть родственники в Украине?» «Нет» «Вы знаете, что по новым распоряжениям въезд россиян допускается только, если у них есть родственники в месте назначения? Придётся вас ссадить с поезда» «Может, как-то получится решить?» «Ну, я попробую поговорить с начальством…» (предложил заплатить за этот разговор 2 000 руб.) «Нет, лучше ссаживайте!» «Тысячу…» «Договорились. Едем дальше»… Никакого такого распоряжения, разумеется, нет, это чистый креатив украинских таможенников на данном направлении для зарабатывания на напряжённых, взвинченных слухами и телевидением россиянах. В основном же, как уже сказано, украинские таможенники спокойно, дежурно проверяют документы и делают небольшой досмотр вещей на предмет запрещённых грузов.

Другое дело – наши. На обратном пути украинская таможня вообще не смотрела наши вещи. А вот российские стражи-контролёры подробнейшим образом досматривали весь багаж, как украинцев, так и россиян, возвращающихся домой. Так, ехавших с нами вместе молодых музыкантов заставили снимать с верхних полок все тяжеленные кейсы с инструментами. У меня таможенник детально досмотрел каждую вещь в рюкзаке, причём, что меня особенно поразило, вынул книгу, видя, что это не наркотики и не оружие, а просто книга, внимательно прочитал название, затем вынул dvd-диск, который опять же не спутаешь ни с чем иным, и осведомился, что именно на этом диске записано…

Резюмируя, можно с уверенностью сказать, что наши пограничники и таможенники сейчас гораздо подозрительнее украинских. И именно с нашей стороны в первую очередь ощущается настрой на отторжение, запреты и цензуру. Ведь не из любопытства же у меня просматривали названия книг и дисков? Видимо, дано распоряжение проверять, не везут ли россияне с Майдана, наобщавшись там с украинским народом, антироссийскую пропаганду…

Кстати, о Майдане. На следующий день после концерта мы посетили эту киевскую площадь, сердце Украины, как её называют, и прилегающие к ней улицы. Майдан сейчас представляет собой абсолютно мирный (но очень живой и одухотворённый) мемориал, где расхаживают люди с детьми, возлагают цветы погибшим «героям небесной сотни», фотографируются, рассматривают многочисленные плакаты, надписи, рисунки. Есть даже российский стенд с заглавием «Свободные граждане России за Украину, за Майдан, против Путяры и его холуёв». На этом стенде, помимо прочего, по пунктам кратко расписан «Механизм захвата бандитами государственной власти в России» (имеется в виду, что нынешняя власть – «бандитская»). Может, какие-то такие материалы и не хотят пропускать в Россию через границу?

В центре Майдана на огромной ёлке, уклеенной надписями и рисунками, висит большой плакат – на сине-жёлтом фоне, символизирующем Украину: «Любим русских / Презираем Путина». Вот таков, пожалуй, основной настрой. Русских не то, что не бьют, а, можно сказать, лелеют, справедливо разубеждая, что всё в Киеве спокойно, и иронизируют, посмеиваясь над российской ТВ-пропагандой: «Ну что, видите тут повсюду бандеровцев, бегающих с автоматами?!».

Поговорили с организаторами концерта. Большинство наших рок-исполнителей отменяют свои концерты под действием густых информационных испарений, пронизывающих российский эфир. Когда организаторы рассказывают артистам, что всё у них спокойно, никаких препятствий концертам нет, многие, даже веря в это, ехать опасаются прежде всего из-за того, как эти гастроли будут восприняты в России. Например, речь шла о концерте Леонида Фёдорова (один из лидеров группы «Аукцыон»). Директор исполнителя согласился, что можно поехать в Киев и всё будет в порядке, но… «А вы уверены, что какой-то российский журналюга не напишет потом, что Лёня Фёдоров поехал на Украину давать концерт в поддержку бандеровцев?!». А речь идёт о, в общем-то, совершенно аполитичном и далёком от пропаганды в своём творчестве человеке. В итоге из известных российских рок-музыкантов не побоялся приехать в Украину после событий на Майдане едва ли не один Князь (экс-участник «Короля и Шута»), который в итоге с успехом и без проблем проехал с гастролями чуть ли не всю Украину. Ездили по Украине и панки «Тараканы». Их не пустили, как я понял, только в Луганск, где пограничники опасались эскалации пророссийских выступлений и провокаций. Да, к тому же, нельзя исключать, что музыканты были к тому моменту по обыкновению пьяны и могли на требование пограничников просто по-панковски их послать…

Из поп-музыкантов по «революционной» Украине проехался Григорий Лепс, самый популярный в России, судя по данным яндекс-музыки, артист. Как говорят, не захотел терять свои огромные гонорары, так что побоку ему оказались и отклики СМИ. А, может, у него просто в федеральных СМИ всё надёжно схвачено…

Вернувшись в Москву после общения с украинскими друзьями, насмотревшись на наших пограничников, включил дома телевизор – и тут же услышал всё то, над чем иронично и с горечью посмеивались наши украинские товарищи, и сразу захотелось «ящичек» выключить… Действительно, надо обязательно самому побывать на Украине, подышать этим воздухом, повстречаться глазами с людьми, чтобы кое-что понять. Моё субъективное ощущение (после всё-таки очень короткой поездки и в один только Киев) – в Украине дышится сейчас как-то чище и вольнее…

kiev2

 

 

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Евгений БОГАЧКОВ,
наш специальный корреспондент
КИЕВ – МОСКВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *