Создательница бессмертных строк

№ 2014 / 50, 23.02.2015

В этом году Кабардино-Балкария широко отмечает юбилей прекрасной поэтессы Танзили Зумакуловой.
Танзиля Зумакулова родилась

В этом году Кабардино-Балкария широко отмечает юбилей прекрасной поэтессы Танзили Зумакуловой.

Танзиля Зумакулова родилась в высокогорном ауле Гирхожан. Десятилетней девочкой испытала геноцид и тринадцать лет провела на чужбине в Киргизии. Там она окончила школу, опубликовала первые свои стихи.

В 1957 году Зумакулова вместе со своим народом возвратилась на родину. После окончания в начале 60-х годов Высших литературных курсов в Москве, она целиком и полностью посвятила себя поэтическому творчеству.

Стихи её чеканны и обворожительны. Думается, Зумакулова ещё в младенчестве вместе с молоком матери впитала поэтические зёрна колыбельных, которые, конечно же, сочиняла для любимой и единственной дочери мама. А ещё она вобрала свою любовь к изящной словесности с народных песен великих сказителей родной земли. Этим и только этим, по моему глубокому убеждению, можно объяснить пластику и немногословие, лаконичность и глубину написанных ею строк. Она в своих произведениях одинаково понятна и близка землепашцу и академику, чабану и школьнику, космонавту и врачу.

Её называют Эльбрусской Сапфо и Музой Кавказа, почитают и боготворят и стар, и млад в Кабардино-Балкарии. В СССР ей исполняли серенады знаменитые маэстро, писали удивительные посвящения мастера слова. Она одна из самых восхитительных и очаровательных горянок страны гор, о которой можно сказать, что сам Бог был очень благосклонен и добр к ней, когда создавал нашу гениальную сестру Танзилю Зумакулову.

Об этом ярко, ёмко, неповторимо сказал патриарх таджико-персидской словесности Мирзо Турсун-заде: «Ваша поэзия меня потрясла. Удивительно, такая чарующая женская красота, такое человеческое обаяние, такой высокий талант, такое красивое имя – Танзиля – всё дано одному человеку, женщине. Вы чудесное создание, дар природы, который очаровывает людей, вселяя в их сердца счастье, тепло, свет, как солнце, и, как солнце, оставаясь на высоте».

В жизни Танзиля Зумакулова очень предана своим братьям и родственникам, особенно единомышленникам по творческой мастерской. В тяжкие минуты испытаний, когда кто-то из друзей оказывался у края пропасти, где б она ни находилась, успевает первой прийти на помощь израненному товарищу. А как она умеет по-особому радоваться большим и маленьким успехам простых знакомых и соседей – это трудно передать даже словами.

Муталип БЕППАЕВ,

г. НАЛЬЧИК

***


Танзиля – действительно выдающийся поэт, гордость родной литературы, замечательный мастер советской поэзии.

Кто знает её творчество так, как я, иначе не может его оценить, В моих словах нет тени преувеличения или снисходительного отношения. Я не могу иначе подходить к творчеству этой действительно высокоодарённой женщины.

Кайсын КУЛИЕВ

***


У Танзили самое драгоценное украшение – это её поэзия, в основе которой глубокая мысль, щедрость души и любовь ко всему прекрасному. Я всегда уважал Танзилю, любил её поэзию и высоко ценил. Как поэту творческое бессмертие ей обеспечено.

Расул ГАМЗАТОВ

***


Дорогая Танзиля, твоя поэзия, ставшая белой вершиной, откуда обозреваются пройденные пути, среди которых есть дальние, магистральные, полевые и крутые, горные и степные, и все они отмечены большими творческими свершениями на радость твоего народа, твоих многочисленных друзей и нашей общей с тобой яркой литературы.

Алим КЕШОКОВ

***


Я знаю Танзилю как одного из видных тюркоязычных поэтов мира. У нас в Средней Азии звезда первой величины среди женщин – Зульфия. Для Кавказа такой звездой является балкарская поэтесса Танзиля.

Чингиз АЙТМАТОВ

***


Танзиля не пишет, она поёт. Она не пишет – из её щедрого сердца чистым горным ключом поэзия бьёт сама.

Эдуардас МЕЖЕЛАЙТИС


Танзиля ЗУМАКУЛОВА

Танзиля ЗУМАКУЛОВА
Танзиля ЗУМАКУЛОВА

***


Ветер листья обрывает зло…

Мне-то что?.. Не я кружусь по свету.

Разбивают хрупкое стекло…

Мне-то что? Какое дело мне-то?!

Люди плачут, в дом беда пришла.

У меня зато спокойно дома!

Ноша у старухи тяжела…

Что мне до старухи незнакомой?..

Нет, я видеть не могу без слёз

Всё, что смято, сорвано, разбито!..

И меня по свету ветер нёс,

Я сама блуждала без защиты…

Близко мне сиротство и вдовство,

Оттого что я хлебнула горя.

Старых я жалею оттого,

Что сама, глядишь, состарюсь вскоре.

Я скорблю, не осушая глаз,

О чужом умершем человеке,

Потому что на земле у нас

Я, как все другие, не навеки.

И когда – перед землёй в долгу! –

Онемев, сознание утрачу,

Я себя оплакать не смогу…

Потому я над другими плачу.

Перевод Юлии НЕЙМАН

КАМЕНЬ

Вы говорите, что я нем и слеп.

Нет у меня ни рук, чтоб защищаться,

Ни глаз, чтобы слезами обливаться,

Что не рождаю ни траву, ни хлеб.

Но я не мёртв, и не по чьей-то воле

Я непокорный свой смиряю нрав,

И я чернею – от душевной боли,

Я замираю, памятником став.

Терплю я то, что человек не может.

Меня дробит кирка, огонь тревожит,

Меня зимою сковывает лёд,

Но если кто-нибудь меня столкнёт

С земли родимой, той, где век я прожил,

То выхожу я из терпенья тоже,

Хотя оно и каменным слывёт.

Тогда я гневаюсь и ненавижу,

Тогда я низвергаюсь с высоты,

И нет моей привычной немоты,

Есть слепота, я ничего не вижу.

Тогда и становлюсь я камнепадом,

Крушащим горы и родящим гром,

И я лечу, не знающий пощады,

И горе тем, кто на пути моём.

Перевод Наума ГРЕБНЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *