ВОЖДЕЛЕННАЯ ОРИГИНАЛЬНОСТЬ… И КВАДРАТНЫЙ ПРЕМИАЛЬНЫЙ ГУМАНИЗЕЦ

№ 2015 / 22, 18.06.2015

В Малом зале Центрального Дома литераторов (уже после официального закрытия литературного сезона) экстренно свершилось примечательное мероприятие, обозначенное организаторами как «Круглый стол». Повод – более чем достойный: обсуждение самой злободневной проблемы, «оригинальности в современной русской литературе»

Вёл высокое собрание рыцарей-сочинителей Пётр Калитин. Вполне себе респектабельный джентльмен – профессор и доктор философии, а по совместительству – нещадный враг любых устоявшихся лексических норм. Борьбу за новояз и жёсткий диктат нетрадиционного смыслокреатива он ведёт оголтело и размашисто, порой до филологической разнузданности. Хлёстко вбивает в привычные, куцые слова особый внепланетный смысл, в результате получая на выходе некое новое, «метафизически выстраданное» завораживающее чтиво.

02

Сергей Соколкин и Пётр Калитин в Малом зале ЦДЛ

 

Среднестатистическая фраза Калитина, из самых его продвинутых произведений, выглядит примерно так: «То л-и про(pro)-ф-е(е)-с(s)– с(s)-o(е-э)-р, то л-и б(п)-а-н-д-ит(я), то л-и о-дно и(-)т(д)-о(-)ж-е(ил)» (Это, видимо, о себе он). Или, на худой, конец – этак: «Русскость как таковая – орган-ич-но – не предаст себя – по Иудушк-иной при-чин-н-даль-н-о-сти – за н-о-а-в(ь)-о: ха-й-ль-(м)-ский и – из-в-е-(у.е.)-с-(s-SS)-т-ь-н-ы-й! – м-ар-к-р-е-т(д)-и-н-г-р-о-л(ь)-о-г: ум-а-н-из-ец.» (Не иначе как о загадочной русской душе… Тут есть смысл обратить внимание на последнее слово – именно с помощью различный градаций этого самого «гуманизца» Калитин-философ объясняет практически всю окружающую культурную действительность).

Специально выбрал примеры попроще, чтобы зазря не стращать вдумчивого читателя. Хотя обычно же калитинские экзерсисы – гораздо более смыслокреативно навороченные. Меня недавно уверяли, что осилив тринадцать строк текста доктора Калитина, Всероссийское общество почитателей Велимира Хлебникова пристыжено самораспустилось… При этом часть бывших активных членов – просто эмигрировало в испуге… Ведь многоярусные смысловые конструкции одарённого философа можно читать несчётное количество раз – в том числе сверху-вниз, справа-налево и по изогнутой диагонали – открывая при этом всё новые и новые концептуальные бездны и тайны. Одна беда: не только прочитать вслух, но даже и просто скопировать на бумагу калитинские фонетические откровения – пока не удавалось никому из чужих. Даже поднаторевшим в китайской иероглифике каллиграфам. Поэтому преданные калитинские последователи воодушевлённо кликают компьютерной мышкой, используя дежурную опцию «копировать-вставить»… и дальше часами сидят в изумлении, наслаждаясь таинственным текстом. Или просто плачут навзрыд…

Кому, как не Петру Калитину – солнцу грядущей многоплановой и гиперактивной филологии – вести Круглый стол об «оригинальности в современной литературе»?

Креативный профессор начал с главного: тема оригинальности творчества в сегодняшней литературе затабуирована. О чём угодно можно рассуждать, но об этом – нет! Потому как на гребень новой культурной волны вынесены писатели, к творчеству которых понятие «оригинальность» – ну, просто никак не применимо. Добротно, без помарок, крепко сбитая – да, конечно. А насчёт, мол, всего остального – журналистские штампы, низкохудожественные клише, дилетантские трюизмы…

Профессор Калитин проехался, для разминки, по известному прозаику Роману Сенчину. Ознакомился, мол, плотно с шестьсотстраничным изданием: критики разбирают Сенчина по винтикам. Высказались практически все – кто может, как минимум, составить несколько слов в связное предложение. Но ни один из «именитых и не очень» рецензентов не употребил слово «оригинальный». Ни в каком его значении.

«Но ведь с эпохи европейского романтизма писателя не считали таковым, если он не отличался оригинальностью письма, оригинальностью мышления!» – недоумённо вопрошал доктор философии Пётр Вячеславович Калитин – «А здесь похвала звучит исключительно в виде: «Сенчин – новый Горький» или «Он – второй Чехов»… Но ведь это признак вторичности, жалкого эпигонства!»

Дальше ведущий перешёл, собственно, к главному блюду – ради чего, видится, и было затеяно обсуждение в столь высоком составе. «Итак, – заключил Калитин – Перейдём теперь к нашим сиамским близнецам, к нашим «Болеку и Лёлику» современной русской словесности, а именно к господам Шаргунову и Прилепину. Молодым, да ранним… да званным и желанным на всех властных уровнях!»

Калитин картинно недоумевал на публике. Мол, хочет тестировать современную актуальную прозу «по методу Твардовского». Последний, как известно, открывал наугад любую страницу опуса, читал первый попавшийся кусок текста – и давал исчерпывающее заключение (прежде всего – по оригинальности используемого синтаксиса, наличию свежих тропов и прочего). «Я вот открывал так, по принципу Твардовского, книги Прилепина/Шаргунова раз пятьсот – да ни хрена!» – как предсмертный крик современной литературы звучал профессорский глас.

Когда основные аргументы были уже швырнуты на бочку общественного мнения, пришёл черёд апеллировать к собравшимся литературным представителям: «Ну, назовите у обсуждаемых авторов хоть одну собственно литературную находку! Хоть одно предложение, которое бы потрясло вас своей новизной, красотой, изысканностью?»

Молчание было ответом. Хотя и раздались робкие реплики, что, мол, господин Прилепин «прекрасно владеет русским языком, в том числе и разговорным», а Шаргунов-де имеет дар «живо описывать события», а к тому же – фотогеничен, хорош собой… а также несомненно одарён как журналист и организатор.

После ярких калитинских воззваний к заветному микрофону устремились и другие участники обсуждения. Хочется сразу отметить, что так или иначе, но Шаргунова и Прилепина многозначительно упомянули в своих речах все без исключения выступающие. Это ли не земная слава, непреходящая и манящая? Зацитировали, похвалили, посетовали, попеняли. В основном – две последних позиции.

Из похвалы – «Молодцы, ребятки! Шустрые: молодые, а прорвались!» Но в основном – различные варианты вечно недоумённого: «А как же имярек – он что, менее достоин, что ли?»

Дословно: «А вот почему задвинуты и практически преданы забвению в СМИ светочи русской словесности, ушедшие за видимую грань времён – Анатолий Афанасьев, Фёдор Абрамов, Виктор Астафьев, Василий Белов, Валентин Распутин… А к ним – ныне живущие и регулярно здравствующие – Александр Проханов, Юрий Поляков, Владимир Личутин, Александр Сегень, Владимир Крупин… и прочая, и прочая, и прочая?» Коллективными усилиями мозгового штурма ответа так не нашли. Но зато достойно повопрошали литературный макрокосм – от души так и с глубинным смыслом.

Успешно протрясли современное культурное мироздание в своих выступлениях Сергей Небольсин, Алексей Шорохов, Сергей Соколкин

Сергей Небольсин, доктор филологии и ведущий научный сотрудник ИМЛИ, решил подойти к вопросу современной литературы с открытым забралом… а потому свой жизнерадостный спич тоже начал с обсуждения творчества Прилепина и Шаргунова. О последнем: «Читал я этого юношу. Точнее сказать – пробовал, старался. Много о политической борьбе, о поездке на Кавказ. Но впечатление осталось лишь одно: Серёжа беззаветно и вдохновенно любит себя. Такому возвышенному нарциссизму следует ещё поучиться!»

Что, мол, до Захара: «Отличный он малый! Оказался вместе с ним на Кавказе, на Кожиновских чтениях. Поразился масштабом прилепинской личности… Вернувшись, благоговейно раскрыл одну из книг… но на второй странице закрыл. Образ джентльмена и благородного человека, который у меня создался после личного знакомства с автором – никак не вязался с теми грязными словами, которые он употребляет в своих произведениях». Ругается, мол, в своих книжках скверно…

Жаль, что на этом интересующая присутствующих тема благополучно скончалась. Дальше были ёрнические наезды на мнимое графство нынешнего культурного советника Гаранта Конституции, ретроспективные зарисовки о фраке и тросточке Солоухина… и что-то уж совсем личное.

Интересным показалось выступление Алексея Шорохова. Прилепин, мол, самый талантливый из сонма всех тех, кто так уцепился за самоназвание «нулевые». И, скорее, можно говорить не о том, что он чего-то там «не заслужил», а о определённой зависти со стороны патриотов. Мы, мол, двадцать лет работали, боролись, страдали от либерального культурного диктата… а «официальным имперским писателем» новой, Возрождающейся России высочайшим повелением назначили не нас, а его – молодого!

Правда, доктор Калитин не согласился, что камнем преткновения является «нечестная раздача слонов». Дело, мол, не в статусе, а в Большой литературе! А та – открещивается от своих истинных творцов, предпочитая беззаботно проводить время на помпезных премиальных фуршетах. «Ныне складывается парадоксальная для писателей ситуация, – восклицал Калитин – Если тебя нет на «Большой книге» или на «Русском Букере» – то тебя просто нет нигде. Ты – закопанный труп!»

При этом, по словам профессора, само только название «Русский Букер» – уже есть признак лизоблюдства и заискивания перед загнивающим Западом!

Отдельный суровый тезис: «премиально обласканные» книжки – это вообще не художественная литература, а некий досадный эрзац. В подтверждение своих слов Калитин даже близко к тексту процитировал известного киносценариста Юрия Арабова: «открываю любой современный роман, из тех, что на слуху. Это не литература, а лишь сухие сценарии, написанные одним и тем же языком… и кажется – одним и тем же человеком…»

Чтобы не возводить частокол из так и просящихся к месту конспирологических теорий, решено было на этом пока и угомониться, предоставив слово Сергею Соколкину. Известному поэту, трижды лауреату престижной «Песни года»… и Заслуженному работнику культуры РФ, между прочим!

Сергей недавно дебютировал в новом для себя качестве – как прозаик. Причём утверждают, что довольно успешно. Во всяком случае, ведущий, при представлении оратора отметил «вибрацию смыслов в романе «Русская чурка», идущую уже внутри отдельного предложения – даже на уровне синтаксиса».

Выступление Соколкина было довольно сдержанное. По заглавной теме, которая в процессе мероприятия плавно трансформировалась в «Проблемы оригинальности в текстах Прилепина и Шаргунова» – был немногословен. Ничего, мол, не могу сказать плохого про Захара. И про Сергея – тоже. Что читал – было неплохо. В душу не запало – как например, книги того же Проханова или Полякова – ну так: неплохо, вполне… Конечно, мол, за державу обидно: а как же Сегень, Афанасьев, Дёгтев, Личутин и другие из «новоклассического» ряда? Отодвинуты, незаслуженно забыты?

Впрочем, под занавес выступления – выступил адвокатом рассматриваемых кандидатур в «наше всё». Что, мол, пристали к Серёже Шаргунову? И дальше по тексту: «Парню всего-то 35 лет. Да, похоже, что ему пока нечего особо сказать… Ну так – лиха беда начало! Надеюсь, он ещё вырастет «в кого-то там», даст повод о себе заговорить и в превосходной степени. Другое дело, что «кто-то наверху» хочет его уже прямо сейчас «куда-то назначить». А он молодой ещё, необстрелянный – принимает всё с радостью!»

…Оставшиеся полчаса дискуссии были, слава богу, «Шаргунов/Прилепин фри» – обсуждались другие злободневные темы современной литературы. Галопом по Европе: как отличить истинную оригинальность от эпатажа, грязной провокационности? Проблемы «литературы для креаклов»: как серые офисные мышата тщатся с помощью соответствующей «высоколобой» литературы скрасить свои унылые будни? Черномырдин – как создатель нового русского фольклора или оригинальный «мыслитель поневоле»? Три диссертации о Юрии Полякове – в Новосибирске, Орске и Набережных Челнах – почему защищались не литературоведы, а именно лингвисты: неужели стилевые изыски и фонетические находки начисто затмили собой повествовательную ткань? Пушкинская Болдинская осень: всплеск гениальности, сублимация или воодушевление от первого успешного опыта барства (читай – рабовладельчества)?

Но все эти темы особого энтузиазма у публики не вызвали. Потому как – всё это частные случаи Большой Литературы, центральное место в которой, судя по сказанному, занимает ныне захароприлепинское и серёжешаргуновское путешествие на Высочайший Олимп.

А к чужому восхождению к звёздам – пусть и в час по чайной ложке – так и хочется добавить бочку-другую наваристых терний… Просто для восстановления вселенской гармонии и высшей справедливости…

На том и разошлись…

Дмитрий СИЛКАН

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *