Виктор ПЕТРОВ. БЕЛЫЙ СВЕТ, БЕЛЫЙ ПЛАТ

№ 2014 / 23, 23.02.2015

 

КРЕСТ

 

Смотрите: мукою христовой

Искажены мои уста!

Я думал: слово – это слово,

А слово – это взлёт креста…

 

Шептать слова и – быть распятым,

Терновый вытерпеть венок

И белым светом, белым платом

Не удержать кровавый ток.

 

 

РУССКИЕ

 

Никто – ни бог, ни царь такой-сякой –

На русские вопросы не ответит,

Пока нам солнце аховое светит,

И тучи ходят хмуро над рекой.

 

Спросить героя?.. Но сменился строй –

Героем не становится любой;

Последний бог и царь: кому – рябой,

Кому – последний, может быть, герой.

 

Мы – русские и больше ничего.

Разделят нас на две неравных части:

Одним сибирское привалит счастье,

Другим – Европа… Только и всего!

Ты этого хотел, Иван-дурак,

Ужель про «больше ничего» не слышал?

Чего же ты с котомкой в поле вышел

И стал?.. Зачем стоишь?

– А просто так!

 

***

Ни крика, ни плача, ни стона, ни звука,

А их продолжение – тишь, немота.

И даже не воет соседская сука,

Чьих малых детей побросали с моста.

 

Змеится текучее пламя позёмки,

И сбитая птица летит в буерак.

Душа пропадает, не выдержав ломки:

Я думал – сиянье, а это был мрак.

 

Хлобыстну последний стакан без остатка

За то, чтобы не окочурился свет!

Длиннее раздумья кирпичная кладка –

Запретная зона: кого только нет…

 

Я тоже там был, хотя всё-таки не был.

Я знаю такое, что лучше не знать.

И хляби разверзлись, и падало небо,

И время приспело, мой друг, умирать.

 

Куда ни посмотришь, глаза б не глядели,

Слезится до рези фонарь на ветру.

Дойду к неуступчивой той цитадели

И там на сей раз, может быть, не совру.

 

А что остаётся, когда не осталось

Уже ничего, что хотел и просил…

Откуда теперь на груди моей впалость,

Где билось и выбилось сердце из сил?

 

БОЛЕВОЙ ПОРОГ

 

Сибирь колесовали поезда —

Вела их паровозная звезда.

 

Стонал, стенал столыпинский вагон:

Паду на рельсы – неизбывный стон.

 

Этапами гоняли русский люд,

А хлад сибирский по-медвежьи лют.

 

И выдержать его не каждый мог,

Но где у русских болевой порог?

 

Ты можешь, может он, и я могу

Замёрзнуть и воскреснуть на снегу.

 

А после встать и превратиться в даль,

Что объясняет русскую печаль.

 

Кривить звериным криком мёртвый рот,

Но распрямить к обрыву поворот.

 

И лишь простёртую оплакав мать,

Шагнуть вперёд – и вражью рать ломать.

 

Виктор ПЕТРОВ,

г. РОСТОВ-на-ДОНУ

Один комментарий на «“Виктор ПЕТРОВ. БЕЛЫЙ СВЕТ, БЕЛЫЙ ПЛАТ”»

  1. Случайно вышел на эти стихи Виктора Петрова, которые знаю по его книге «Болевой порог». Перечёл, тронут до глубины души!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *