РУССКИЙ КОЛЛЕКТИВИЗМ?

№ 2006 / 19, 23.02.2015

В последние годы политики и философы в стране заняты поиском объединяющей идеи и видят её, как правило, в русской соборности, о которой немало сказали в своё время талантливые философы Соловьёв и Бердяев, но почему-то возникают сомнения по поводу её благотворного воздействия. Как известно, русская соборность берёт своё начало в общинном пользовании земли для сельскохозяйственных нужд – это действительно сплачивало огромное количество крестьянского населения страны… Сенокос, на который выходит село разом, обмолот и другие события в жизни крестьянина помогали ему морально и физически собраться на непростой труд, заставляли не лениться, не быть хуже соседа, не полёживать на печи, когда другие трудятся… Всё это стимулировало! Но возникали и другие проблемы: всеобщего равенства, ибо община, как правило, может существовать, когда люди находятся примерно в одной экономической весовой категории – равное количество земли на душу, одна лошадёнка, одна коровёнка… Если же у кого-то имущества больше, то начинается расслоение, возникает зависть и обида. Дескать, чем же он лучше меня?! И, несмотря на то, что тот действительно трудолюбивее и лучше хозяйствует, но признать это большинство в общине не желает, – действует закон любого коллектива: не высовывайся!
Чувство крестьянской общинности в дореволюционной России весьма легко перетекло в чувство общинности рабочих, которые ещё недавно были жителями сёл. И вот на так называемых «маёвках», о которых Горький с умилением пишет в своём романе «Мать» (но не говорит, что первоначально люди выходили на природу из шумного душного города лишь для того, чтоб напиться на природе, кулаками помахать и девок потискать), и начали большевики сеять семена ненависти и злобы у рабочих к своим работодателям. Ну а рабочий, которому завтра, может быть, не на что опохмелиться, разогретый парами алкоголя, очень легко поддаётся соблазну и идёт крушить кого угодно и что угодно… Вот здесь мы подошли к весьма важному выводу: оказывается, толпу и так называемую общину очень легко завести, особенно на какое-нибудь разрушительное дело, где морды будут бить, что-нибудь подожгут, словом, устроят своеобразный праздник по-русски! Самодисциплина, острастка перед законом – они же так ненавистны русской вольнице… Очень пришлось Сталину постараться, чтоб выпущенный большевиками пар из котла этой вольницы заставить работать – только, к сожалению, через дула винтовок в лагерях ГУЛАГа удалось! Но одновременно он, конечно, поощрял и коллективизм, только под очень жёстким контролем, ибо массами очень легко управлять (если перестрелять там всех индивидуалистов) и посылать то на демонстрацию, то на войну, то на возведение Магнитки… Да и в коллективе «товарищам в штатском» сразу видно, кто что замышляет. А разве узнаешь, о чём думает человек, который «оторвался от коллектива», заперся в своей квартирке? Может, он переворот готовит!?
Конечно, нельзя отрицать, что коллектив воспитывал порой в человеке лучшие качества – чувство взаимопомощи, желание трудиться (муравей разве будет отлынивать?). В коллективе осуждали пьяниц, вороватых людей… Но с какого-то времени вдруг началась пробуксовка, коллектив перестал воспитывать, и там стали процветать круговая порука, коллективное пьянство, всеобщий трудовой саботаж. С этим багажом мы и пришли к краху социализма, и вот сейчас некоторые политики пытаются реанимировать русскую общину, видя в ней спасение от оголтелого торгашеского индивидуализма. Действительно, кое-кто из честных политиков желает таким образом поднять патриотические настроения в стране, но кто-то тоскует по тем временам, когда безропотную толпу можно было направить в нужном для партии направлении…
Может, не стал бы писать эту статью, да только очень наболело, особенно после того, как недавно умер от передозировки наркотиков второй сын хорошей знакомой, а первого её сына зарезали совсем молодым, когда заступился за кого-то в компании… Они с мужем интеллигентные люди, из творческой среды, с высшим образованием, трудолюбивые – то есть, не из той категории алкоголиков и антисоциальных элементов, дети которых подвержены порокам… Долго думал, за что такое наказание, за какие грехи, и пришёл вдруг к парадоксальному выводу, что, оказывается, они с мужем вели (впрочем, как и многие творческие люди) богемную жизнь и очень часто по русской традиции приглашали к себе гостей, где всегда был праздник, музыка, песни, и тем самым своим детям показывали пример добродушия, открытости, общения. Естественно, и дети с той же открытостью вливались в дворовые компании, они там не были лидерами (те очень часто себе на уме), им просто хотелось общаться – и вот что в результате получилось. А были бы индивидуалистами, их бы не тянуло на улицу в компанию, они бы читали дома книжки, в Интернете бы лазали, мастерили бы что-нибудь, то жизнь могла сложиться по-другому…
В воспитании в каждом человеке самостоятельной и самодостаточной личности, в умении человека индивидуально трудиться и здесь находить отдохновение и удовольствие, в понимании, что патриотизм это не то, когда толпой, ради хорошей жизни честолюбивых вождей ты бросаешься на амбразуру, а когда умом и талантом делаешь родину сильной, – в этом, думаю, сейчас спасение России!Михаил ГОГОЛЕВ
г. НАБЕРЕЖНЫЕ ЧЕЛНЫ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *