ПАПА

№ 2015 / 29, 06.08.2015

НА КОНКУРС «ЖИТЬ НЕ ПО ЛЖИ»

 

Когда это произошло, я уже не помню, могу лишь предположить; это произошло, когда была жива моя бабушка, мать моего отца. Был конец лета и зелёная трава у колодца, что стоит во дворе одноэтажного, салатового цвета, дома, была в полном соку, доставая до самого горла колодца.

Вечер, но ещё не темно, хотя скрежет кузнечиков уже вызывает некую романтическую ноту. Где-то вдалеке проехал поезд, отзываясь здесь лишь стуком колёс, и составов. – наверное, товарный, – сказал я, – а может и пассажирский. Едет куда-нибудь далеко где … где мы будем.

Бабушка слегка улыбнулась, поставила вёдра.

– Ты Женю не видел?

Женя это мой отец. Бабушка называет его Женей, а он её либо Мать, либо Валентина, и иногда Бабкой.

– Нет, – сказал я, немного помрачнев, но тут же скрыв это улыбкой.

Послышался лай собаки у соседнего дома, и скрип деревянной мостовой.

– Идёт?

– Идёт…

Он подошёл к калитке, подняв проволоку, которая служила запором, немного пошатнулся. – А что это мы не спим? – Бабушка отвернулась и, не сказав ни слова, зашла в дом, – Пошла, пошла. Ну, подумаешь, компотику выпил! Было бы на что дуться!… а ты что стоишь… тоже не уходишь? Слушай, сына, а давай мы с тобой на рыбалку с ночёвкой сходим? А?

– Мне некогда, – отрезал я. Отвернулся, открыл колодец и начал опускать ведро. Скрип стоял страшный. Отец стоял рядом, весело рассказывая; о рыбалке, о червях, о мотоцикле и ещё много о чём.

– Ты что такой грустный? Может тебе тоже компотику?

– Спасибо, перебьюсь, – буркнул я, поднимая ведро.

Дверь дома скрипнула и вышла Бабушка.

– Набери ещё одно, и поставь потом на веранду!

– Хорошо.

Я взял ведро за ручку, вытащил его из колодца, и поставил на край, а сам наклонился, чтоб взять второе. Отец хитро улыбнулся, потом взял ведро, стоящее на краю колодца, и окатил меня со спины. Я взвизгнул, как собака, которой наступили на хвост. Я схватил палку и пошёл на него.

– Ты достал уже! – заорал я. – Сколько можно? Ты бесишь уже, я тебе сейчас башку сломаю…

Впрочем, я не буду дальше пересказывать, что там было.

После того, как я немного остыл, бабушка сказала:

– Ну как так можно на родного отца руку поднимать?

– Будет ещё пить, я ему…, – тут я замолчал и ушёл. В далеке вновь послышался проезжающий поезд, наверно, пассажирский.

Уже три года я не вижу своего папу, мне говорят, что он пьёт гораздо меньше. Что у него хорошая работа. И что он так же работает на даче. Каждый раз, когда я звоню домой, спрашиваю, как он. Мне очень жаль, что потребовалось столько времени, для того чтоб понять моего отца…Точнее, не понять, а полюбить его таким, какой он есть. Да и теперь я уже реже бываю дома. И говоря по правде, уже никогда не вернусь, так как та моя жизнь закончилась.

Дмитрий ТАРХОВ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *