Мельница «Алхимия»

№ 2015 / 39, 04.11.2015

Группу «Мельница» в российском музыкальном пиар-пространстве принято называть «флагманом отечественного фолк-рока». Такой вот штамп, который, с одной стороны, выгоден организаторам концертов (как любое позиционирование на рынке, тем более что не просто «фолк-рок», а его «флагман», «лидер»), а, с другой стороны, по-видимому, ненавистен самим музыкантам, которые занимаясь музыкой и текстами, стараются, чтобы то и другое было не слишком шаблонными. В этом своём удалении от шаблонов к музыке «Мельница» под руководством своей фронт-ведьмы Хелависы (Натальи О’Шей), кажется, выпускает с каждым разом всё более интересные альбомы.

13

 

Поэтому логично, что релиз этого года под названием «Алхимия» сами музыканты считают своей лучшей на сегодняшний день работой. Что касается лично меня, то мне она видится всё-таки не самой лучшей, но, пожалуй, самой интересной и увлекательной. И, быть может, самой концептуально-цельной. Однако для того, чтобы считаться вершинным, альбому, по-моему, не хватает ясности и чёткости, классической завершённости: есть в нём какая-то излишняя, может быть, алхимичность образов, расплавленность, расфокусированность, что хорошо, кстати, подтверждается оформлением. Это вовсе не плохо, это порою даже чарующе действует на слушателя, но это не вполне «классика».

Альбом замечателен (хотя опять-таки, несколько сложноват) и с точки зрения поэзии. Да, в данном случае можно вести речь именно о поэзии, а не просто о текстах песен. В пользу такого мнения отчасти говорит то, что в буклете подарочного оформления напечатаны поэтический пролог (автор Н. О’Шей) и поэтический эпилог
(К. Баринов) – два стихотворения, не ставшие песнями. Не удержусь и процитирую первое из них, которое названо
«9.05»:

 

Радость моя – как разлом граната,

Дёсны сводит от вкуса и цвета.

Водой развести? – Что? Нет, не надо.

Видишь, в аду тоже бывает лето.

Счастье моё – взрыв бомбы кассетной,

С красным проводом синий намертво спутан;

Опускаются в ладони сухого ветра

Маленькие разноцветные парашюты.

Сердце моё – полнее Грааля,

День истекает полынным потом,

Ночь густо дышит летящей сталью,

Звёзды гудят в кровеносных сотах.

Рассвет из труб высекает ноты –

Скоро ль творения день девятый?

Закат настигнет за линией фронта,

А месяц, любовь моя, нынче пятый.

Тоска моя – как по руке отнятой;

Вдох – где же ты, выдох – где ты?

Мироздание отвечает мне канонадой:

Радуйся. Gaude. Gaudete.

 

Уже по этим стихам ощущается ритмическая и образная изощрённость, и при этом живое, подвижное, еле фиксируемое чувство…

А дальше, собственно, начинается музыка: первой песней цикла «Алхимия» стала менестрельная баллада «Gaudete» (лат. «Радуйся») – вариация на тему старинного христианского гимна, которая в центральной части альбома (7-ой трек из 12-ти) уже по-русски аукается песней «Радость». Кстати, в этой «Радости» звучит вокал лидера группы «Пикник» Эдмунда Шклярского, который вообще настолько уместен в создании мистической и пытливой атмосферы «Алхимии» (вспомним, демонстративно алхимические мотивы альбома «Пикника» «Пить электричество» с композицией «Купорос E»), что просто не мог здесь не появиться.

Хочется отметить множественные композиционные взаимосвязи и переклички внутри альбома, которые просматриваются-прослушиваются не только на разных уровнях – музыкальном, поэтическом, визуальном – но и перекрёстно – между уровнями. Мы уже упоминали выше про стихотворный пролог, переходящий в первую пьесу «Gaudete» («Радуйся!»), которая в свою очередь отсылает к песне «Радость» (тут начало диска перекликается с серединой через заглавие). А вот красивейшая, выпукло аранжированная мелодия песни «Никогда», завершающей первую треть альбома, с точностью повторяется в завершающем уже весь альбом акустическом «Дредноуте», с совсем, правда, другими словами.

Так называемый ловец снов (индейский талисман), положенный в основу оформления обложки, откликается в тексте песни «Никогда», где уже сами сны «выходят на охоту». А ведь верно! Сны, иллюзии, мечты, планы действительно, однажды вызванные или внезапно появившиеся, порою гибельно преследуют нас до самой смерти, но они же иногда способны настигать нас счастьем любви, как пресловутая стрела мальчика-амура, пронзающая сердце. Стрелы есть и в словах песен, и в визуальном оформлении. И эти стрелы и там, и здесь незаметно преображаются в часовые стрелки, а ловец снов – в циферблат часового механизма «за гранью небесного свода» («Тайна небесного свода»). Со временем, как и с пространством, в альбоме происходят удивительные вещи. Мир, влекомый стрелками, вращается внутри небесных часов, как виниловая пластинка, рождающая звуки музыки…

Что касается музыки, то мой слух более всего услаждают четыре подряд вещи из середины альбома, начиная с «Марсианского экспресса». Причём, есть даже ощущение, что каждая следующая пьеса в этом ряду – «Никогда», «Золото тумана», «Об устройстве небесного свода» – краше предыдущей. И если бы весь альбом был, как эта его сердцевина, я бы даже согласился признать его лучшим у «Мельницы».

Возвращаясь к стихо-словесной составляющей, хотелось бы отметить объёмность поэтического мира «Алхимии».
В нём есть тот самый крест, о котором любил говорить Юрий Кузнецов, – пересечение вертикали и горизонтали с буквальной точностью, да ещё замешанное на преодолении времени:

 

Потому что снег летит вертикально вверх…

…………………………………………………………………………

Но ты всё же поглядывай на горизонт – никогда…

 

В заключение замечу: всё сказанное о некоторой неясности, герметичности данного циклавообще-то вполне укладывается в концепцию алхимии как таковой – таинственной, закрытой для постороннего взгляда дисциплины. Если понимать её как внутреннюю алхимию человеческого развития, то качественное изменение – новый уровень совершенства – есть её результат, а процесс может быть сложен и непонятен. Не даром же заключительное стихотворение, напечатанное в буклете альбома, называется «Продолжение следует». Сама Хелависа упоминала в интервью, что ответы на вопросы, заданные в «Алхимии», будут на следующем альбоме. Видимо, в единстве этого и следующего труда группы и нужно искать идеал музыкально-поэтического совершенства для «Мельницы».

Евгений БОГАЧКОВ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *