ХОЧУ МОЛЯЩИМСЯ БЕЗБОЖНИКАМ БРОСИТЬ ПЕРЧАТКУ

№ 2006 / 22, 23.02.2015


Наша редакция много лет дружит с замечательной балкарской поэтессой Танзилёй Зумакуловой. Мы гордимся тем, что свои первые стихи она напечатала именно на наших страницах (тогда наша газета имела другое название: «Литература и жизнь»). Хотим, чтобы поэтесса и впредь радовала нас своим талантом. А сегодня она отвечает на вопросы редакции.

– Уважаемая Танзиля! Вы написали много поэтических книг, они издавались и в Москве, и в других городах, на разных языках, в том числе вышли книги на азербайджанском, узбекском, турецком, болгарском языках. Вы стали лауреатом престижной по тому времени литературной премии. И всё же, подытоживая сделанное, что из написанного вами вы могли бы выделить особо?
– Поэмы и стихи, изданные книги, для меня все они близки и дороги, ибо в них вся моя жизнь, моя душа, боль и страдания, через которые мне пришлось пройти за долгую жизнь в литературе.
Но всё же мне по-особому близка поэма «Чужбина». Её я долго носила в себе как тяжёлую ношу, можно сказать выстрадала вместе со своим народом, который был репрессирован, оторван насильственно от родной земли, унижен морально и политически. И когда была написана поэма, то она принесла мне немало вынужденных переживаний, ибо в ту пору тема депортации, политических репрессий целых народов была как бы под негласным запретом, и мало кто из представителей национальных литератур отваживался поднимать эту тему. Сейчас, когда обо всём и всё можно говорить и писать, а написано и издано уже много, – поэма «Чужбина» остаётся для меня дорогой и главной в моей работе в литературе.
– Ваши книги выходили в переводе на русский и другие языки. Каково ваше отношение к труду переводчиков, кого из них вы могли бы отметить?
– Меня переводили замечательные, талантливые люди. Они были разные, и я им всем благодарна и признательна. Перевод с одного языка на другой дело, я бы сказала, деликатное, трудное и ответственное. Надо обладать высоким мастерством и тонким поэтическим чутьём, чтобы на новой почве оживить поэтическую строку, сохранив при этом её первозданную свежесть и образность.
Меня связывало многолетнее сотрудничество с Наумом Гребневым и Юлией Нейман.
Это были талантливые, мудрые и очень добрые люди. Они к своей работе относились предельно щепетильно и бережно, с душевным теплом переносили на русский язык мои стихи и поэмы. Думается, не только я, но и многие поэты Кавказа с почтением вспоминают их имена и их вклад в национальную литературу.
– Над чем вы сегодня работаете, что в ваших планах, как живётся поэту в пореформенной России?
– Прошлое вспоминаю с трепетным волнением. Какая была богатая литературная жизнь! Сколько было великих поэтов и писателей, а какое было взаимное сотрудничество литератур! Крупные, знаменитые литераторы помогали молодым, растили таланты. Книги национальных литераторов печатались в центральных издательствах, а стихи и поэмы в толстых журналах, издаваемых многомиллионными тиражами.
С чувством признательности я вспоминаю статьи, эссе, отзывы на мои поэтические сборники таких корифеев, как Расул Гамзатов, Кайсын Кулиев, Эдуардас Межелайтис, Сергей Баруздин, Чингиз Айтматов, Олжас Сулейменов, Давид Кугультинов, Зульфия, Антонина Коптяева и многих других. Это говорит о бережном, внимательном отношении к поэтическому слову в тот период.
Сейчас, мне кажется, нет никому дела ни до чего, ни до кого. С развалом нашей великой страны потерян и интерес к литературе, потерян читатель. Настало время, когда безбожники молятся, безголосые поют, бездарные произносят громкие речи, а с экранов телевизоров льются потоки лжи, пропагандируются жестокость и насилие, а книжные полки магазинов завалены пошлыми книжками-однодневками.
Об этом и о многом другом пережитом и переживаемом хочется написать. Трудно сказать, что получится, но, надеюсь, своего читателя эта книга найдёт.Танзиля ЗУМАКУЛОВА,
лауреат Государственной премии
России имени Максима Горького

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *