Роман СЕНЧИН: СТРАННО, ЧТО «ЛР» БОРЕТСЯ С БОЯРАМИ, А НЕ С СИСТЕМОЙ

№ 2016 / 14, 31.03.2016

Очень горько, что «Литературная Россия» вот-вот может оказаться на улице. На протяжении без малого 60-ти лет для очень многих писателей Цветной бульвар ассоциировался с «ЛР» (и её предшественницей «Литературой и жизнью»), сюда несли свои рассказы, стихотворения, статьи Виктор Астафьев, Фёдор Абрамов, Владимир Солоухин, Ольга Берггольц, Василий Белов, Василий Шукшин, Евгений Винокуров, Андрей Вознесенский, Николай Рубцов, Евгений Евтушенко, Василий Аксёнов, Анатолий Передреев, Александр Солженицын… И вот, видимо, «Литературная Россия» становится бомжом.

Конечно, нынешние технологии вроде как позволяют делать газеты, журналы по квартирам, связываться сотрудникам друг с другом и с авторами при помощи Интернета. Но редакция, это не только место, где делают газету, журнал. Это нечто большее. В редакциях рождаются идеи, обогащается кислородом кровь.
Часто с ухмылкой вспоминают, что штат большинства литературных изданий в советское время составлял под сотню, а то и больше человек, что редакции занимали целые здания. Не уверен, что это было плохо. Сегодня коллективы по пять-десять сотрудников. Усталые, измотанные люди. Им бы как-нибудь сохранить газету или журнал. О развитии, о подъёме речи уже нет. «Из последних сил держимся», – вздыхают они.
Литературные еженедельники и журналы – не коммерческие издания. И сто пятьдесят, двести лет назад они, за исключением двух-трёх, не приносили прибыль. Но, по сути, русскую литературу создавала и до сих пор создаёт литературная периодика. В последние годы угроза того, что эта традиция прервётся, всё очевидней. И выселение «Литературной России» с Цветного бульвара – один из знаковых моментов.
Редакция в своей траурной заметке выдвигает несколько версий того, почему Департамент городского имущества Москвы решил срочно, в течение тридцати дней, выселить «Литературную Россию».
Я думаю, любая из этих версий может оказаться верной. Самая, на мой взгляд, правдоподобная – освободить действительно гнилую, неприглядную пристройку (куда редакцию году в 2003-м выдавили из основного, родного ей, здания), чтобы отдать место тому, кто построит на этом месте то, что будет приносить доход. «Рынок», – как принято говорить в таких случаях. И ещё: «Ничего личного».

Но, может, и личное.
«Литературная Россия» много лет воюет с очень многими «уважаемыми людьми». Борется за справедливость, за соблюдение законов. И с одной стороны, это хорошо, а с другой, в своей борьбе редакция зачастую гвоздит, припечатывает, а то и оскорбляет
Не знаю, много ли у редакции врагов, но вот союзников у неё, кажется, не осталось. Со всеми испортили отношения. А ведь и главные в государстве персонажи, не скрывая, признают,
что самое важное нынче – отношения.
В газете часто появляются материалы, в которых есть призывы соблюдать законы, конституцию. Наивно. Ведь сами высшие чиновники утверждают, что конституция – декларативный документ, а управляют нашей жизнью подзаконные акты и регламенты. А на самом деле, как я вижу, управляет нечто другое.
«Литературная Россия» открыла этот год статьёй заместителя главного редактора Евгения Богачкова «Почему публицист Казинцев не видит дальше своего носа, или Когда ура-патриоты научатся различать союзников и врагов». Думаю, в ней Евгений выразил не только свою точку зрения, но и точку зрения коллектива еженедельника. Советую перечитать (или кому-то прочитать) эту статью.
Что ж, с этими чистыми чувствами и верой в некоторых кремлёвских чиновников редакция со дня на день может оказаться на тротуаре Цветного бульвара… Не исключаю, что попросит приютить без преувеличения бесценный архив подшивок «ЛР» с 1963 года обитателей соседнего здания, где находится журнал «Наш современник»…
Верит, судя по всему, редакция и в мэра Москвы: «Кто же дискредитирует президента страны и мэра Москвы?».
Умолчу о первом фигуранте этого вопрошания, а второму, по-моему, достаточно в столице одной газеты – «Вечерней Москвы», – которой забиты все станции метро, вестибюли учреждений, которую упорно рассовывают по почтовым ящикам. Ведь в ней из номера в номер восславляются труды
и дни хозяина Москвы.
Сергей Семёнович наверняка не помнит, что именно «Литературная Россия» в начале 00-х много сделала, чтобы о нём, тогда молодом региональном деятеле узнали в стране, увидели в нём живого человека. Он с радостью принимал «литроссиян», долго и подробно рассказывал о своей работе…
Впрочем, если поведать президенту или мэру о бедах «Литературной России» лично, да ещё под камеры, в присутствии журналистов, то и тот, и другой, уверен, с лёгкостью все проблемы решат. Но это будет не в рамках закона, а в качестве проекта. Проекта «хороший царь, хороший князь». Бояре плохие, а мы – хорошие. Просто не всё знаем… Система, знакомая нам по истории Древней Руси.
Странно, что «ЛР» борется с боярами, а не с системой, заодно всё чаще и яростнее кусая тех, кто был или мог бы быть союзником. Не случайно за последние годы заметно сузился круг авторов газеты. Не удивлюсь, если в скором будущем останется один – Александр Байгушев
В «Литературной России» в апреле 1997 года вышли мои первые рассказы в Москве, опубликованы многие десятки статей, рецензий, очерков. Здесь я проработал больше десяти лет. Как читатель знаю газету с детства… Душа болит за судьбу «ЛР». И хотя меня многое не устраивает в нынешней редакционной политике, но издание должно быть сохранено.

Роман СЕНЧИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *